Ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору — советы опытного юриста

Федеральному судье ….. городского суда МО  

от адвоката Адвокатской конторы № 23 «Бутырская» 

Московской городской коллегии адвокатов 

Кусаева Алексея Николаевича,  

моб. тел. 8 916 758 01 00 

127015, г. Москва, ул. Бутырская, д. 6 

по уголовному делу № 11…. 

возбужденного …….. 2017 года 

по признакам преступления, предусмотренного 

о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его 

В производстве ………. городского суда МО имеется уголовное дело, возбужденное в отношении ………… по признакам преступления предусмотренного ч.5 ст. 264 УК РФ. 

Ознакомившись с материалами уголовного дела и обвинительным заключением, считаем, что уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, для устранения препятствий его рассмотрения судом. 

В соответствии со ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. 

Согласно со ст. 15 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты.

Суд создаёт необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления им прав. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.     

В соответствии с п.1 ч.1 ст.

237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствии его рассмотрения судом в случаях, если: обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта.   

По правилам, предусмотренным ч.1 ст.

220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь указывает: 1) фамилии, имена, отчества обвиняемого или обвиняемых; 2) данные о личности каждого из них; 3) существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела; 4) формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса РФ, предусматривающих ответственность за данное преступление; 5) перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания; 6) перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и краткое изложение их содержания; 7) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 8) данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причинённого ему преступлением; 9) данные о гражданском истце и гражданском ответчике.    

Между тем, расследованием уголовного дела не установлено место совершения преступления.  

Так, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от …… 2018 года (т. 2 л. д. 225) указано место: «…двигался по прямолинейному горизонтальному участку 470+300 км автодороги ….., в направлении г. Москва, проходящей по территории ………..МО……», то есть 470+300 км = 770 км – фактически место происшествия находится за пределами МО.

Аналогичная фабула произошедшего указана в обвинительном заключении. При этом сведения о месте происшествия, указанных в итоговых документах уголовного дела (постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении) кардинально отличаются от информации зафиксированной в материалах производства.

Считаю это грубейшим нарушением уголовно-процессуального законодательства, которое невозможно устранить в судебной процессии, так как суд не может давать оценку таким документам как обвинительное заключение и постановление о привлечении в качестве обвиняемого, а тем более проводить расследование уголовного дела с целью определения места совершения преступления. Полагаю, это заслуживает внимания.  

Кроме того, вышеуказанном постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении указано: «…обязывающих водителя знать и соблюдать относящиеся к нему требования правил, знаков разметки, ч.1 п. 1.

5 тех же Правил, обязывающих водителя действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, ч.1 п. 10.1 ПДД РФ…». В резолютивной части итоговых документах следствие также ссылается на часть 1 п.1.5 и 10.1 ПДД РФ. При этом в п. 1.5 и 10.

1 ПДД РФ отсутствует часть 1, то есть её не существует в принципе.

Орган предварительного следствия не является законодательным органом и не имеет права/полномочий надумывать свои атрибуты – это прямое нарушение уголовно-процессуального закона по уголовным делам в сфере ДТП, тем более указанных в итоговых документах.    

Далее, стороной защиты в рамках предварительного следствия несколько раз было заявлено ходатайство о прекращении уголовного преследования в отношении Р.……….. в связи с отсутствием состава преступления.

При этом сторона защиты ссылалась на проведённое доцентом кафедры «Организация и безопасность движения»» Московского автомобильно-дорожного государственного технического университета (МАДИ) В……. автотехническое исследование (т. 2 л.д.

130-151), которое своим заключением делает вывод о непричастности Р……… к совершению инкриминируемого преступления.

Между тем следователь указанное доказательство в ряд доказательств в обвинительном заключении, на которое ссылается сторона защиты, не включила, тем самым нарушила право на защиту. Тем более установленная экспертным путём невиновность Р……….. следствием ни чем не опровергнута.  

Данное нарушение искажает принцип состязательности и равноправие сторон, явно отражающий, по моему мнению, обвинительный уклон предварительного следствия.     

 Согласно ч.3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Это предполагает предоставление участвующим в судебном разбирательстве сторонам обвинения и защиты равных процессуальных возможностей по отстаиванию своих прав и законных интересов, включая возможность заявления ходатайств, обжалования действий и решений суда, осуществляющего производство по делу.   

Конституционный Суд РФ в Постановлениях от 10 декабря 1998 года по делу о проверке конституционности части второй статьи 335 УПК РФ РСФСР, от 15 января 1999 года по делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 295 УПК РСФСР и от 14 февраля 2000 года по делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвёртой и пятой статьи 377 УПК РСФСР указывал, что необходимой гарантией судебной защиты и справедливого разбирательства дела является равно предоставляемая сторонам реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда, поскольку только при этом условии в судебном заседании реализуется право на судебную защиту, которая, по смыслу статьи 46 (части 1 и 2) Конституции РФ и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, должна быть справедливой, полной и эффективной.    

Читайте также:  За неоднократно судимыми распространителями наркотиков установят административный надзор - советы опытного юриста

Кроме того, в соответствии с ч. 4 Постановления Конституционного суда РФ от 08.12.

2003 № 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» из статей 215, 220, 221, 225 и 226 УПК РФ, в соответствии с которыми обвинительное заключение или обвинительный акт как итоговые документы следствия или дознания, выносимые по их окончании, составляются, когда следственные действия произведены, а собранные доказательства достаточны для составления указанных документов, вытекает, что если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованием данного Кодекса.  

Так, не углубляясь в процесс расследования и доказательную базу, хотелось бы отметить, что по уголовным делам в сфере ДТП осмотр места происшествия и приложение к нему в виде схемы, является самым главным документом, соответственно и доказательством.  

При этом, протокол ОМП и схема к нему (т.1 л.д.12-33) составлены с грубым нарушением УПК РФ, а именно: время составления схемы 09 часов 10 минут, а следственное действие – осмотр места происшествия проведено в период времени с 09 часов 47 минут по 13 часов 20 минут. Между тем, согласно части 8 ст. 166 УПК РФ схема является приложением к протоколу ОМП.  

 Кроме того, указанная в схеме дорожная обстановка ДТП с указанием произведённых замеров не отражена в описательной части ОМП – то есть в схеме указаны замеры расположения обстановки, а в ОМП они отсутствуют.  Более того, в протоколе ОМП имеются незаполненные пробелы для вписания числового значения (что явно видно визуально).  

Таким образом, данный протокол осмотра места происшествия и схема к нему являются недопустимым доказательством, так как согласно ст. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г.

№ 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»: «доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами». 

Также хотелось бы отметить, что схема составлялась для оформления административного правонарушения сотрудником ГИБДД – это видно по бланку (где написано «Схема места совершения административного правонарушения»), хотя материалы административного правонарушения не приобщены к материалам уголовного дела.

Тем более, следователь отказывая в удовлетворении ходатайства защиты, в частности, и отказывая в признании недопустимости в качестве доказательств ОМП и схемы к нему, прямо указывает, что «…прибыл экипаж ГИБДД, инспектор которого начал составлять схему места совершения административного правонарушения….

 

…09.10 минут – время начала составления схемы, что соответствует времени прибытия экипажа ГИБДД… 

…сотрудник ГИБДД – М……, который осуществил составление схемы места административного правонарушения, которая была приобщена к протоколу осмотра места происшествия…» (т.2 л.д. 211-217). Тем самым следователь сама не отрицает, что схема составлялась именно к материалам административного правонарушение, а никак не к осмотру места происшествия регламентированных в рамках УПК РФ.  

Следует отметить, что стороной защиты ранее неоднократно поступали ходатайства в адрес следствия о проведении автотехнической судебной экспертизы с целью установления механизма ДТП и места столкновения автомобилей.

Однако следствием данные доводы грубо проигнорированы и в удовлетворении ходатайств было необоснованно отказано, ссылаясь на то, что им самим было установлено место столкновение на месте происшествия и согласно материалам уголовного дела, в частности, в соответствии сведений отражённых в протоколах допросах свидетелей (которые между собой противоречивы) – на мой взгляд могут быть субъективными.  

По моему мнению, при назначении автотехнической судебной экспертизы следователи по надуманным основаниям не поставили перед экспертом вопрос о месте столкновения и механизме ДТП, что ярко подчеркивает необъективность и односторонность проведения предварительного следствия при расследовании данного уголовного дела.  

В связи с чем, сторона защиты была вынуждена инициировать проведение автотехнического исследования, в ходе которого установила обстоятельства совершения ДТП.  

Кроме того, в рамках не проведены очные ставки, следственные эксперименты и др. следственные действия для устранения противоречий, однако указанные в ходатайствах недочёты следствием необоснованно и по надуманным основаниям игнорировались, чем нарушили право на защиту. Хотя по принципу равноправия расследование уголовного дела должно быть всесторонним и объективным.  

Подводя итог вышеописанному, можно с уверенностью утверждать, что без устранения указанных нарушений судом будет невозможно рассмотреть уголовное дело должным образом.     

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 53, 237 УПК РФ, 

Возвратить данное уголовное дело прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом в порядке ст. 237 УПК РФ. 

Адвокат______________/Кусаев А.Н./

Полный текст ходатайства адвоката Елены Сергун о возвращении уголовного дела в отношении Марины Шуляк прокурору

Как мы уже сообщали, сегодня в Октябрьском районном суде состоялось первое заседание по делу Марины Шуляк. В ходе процесса было озвучено ходатайство адвоката Елены Сергун о возвращении уголовного дела прокурору района. Судья счел данное ходатайство преждевременным и приобщил документ к материалам дела. Приводим полный текст ходатайства:

«Ваша честь!

Моей подзащитной Шуляк Марине Александровне, как это следует из обвинительного заключения, оглашенного государственным обвинителем, вменяется совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.

159 УК РФ, а именно мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

Не затрагивая доказательственной базы обвинения по уголовному делу №604040, обращаю внимание суда на то, что оглашённое сейчас обвинительное заключение не соответствует основным требованиям, указанным в ст.220 УПК РФ, что грубо нарушает право подсудимого на защиту в силу неконкретности предъявленного обвинения, построенного на предположениях.

Квалификация действий подсудимого по ч.3 ст.159 УК РФ предполагает обязательное указание в обвинительном заключении на доказательства подтверждающие:

  • 1)корыстный мотив в действиях подсудимого;
  • 2)обстоятельства возникновения преступной группы, состав её участников, распределение ролей между ними, конкретизированные элементы состава преступления у каждого из участников этой группы, в том числе у подсудимого, в виде описания объективной и субъективной стороны преступления, совершённого каждым участником группы с учётом распределения ролей;
  • 3)конкретная и обоснованная сумма причинённого ущерба.
Читайте также:  Как иностранцу выписаться из квартиры? - советы опытного юриста

В соответствии со ст. 73 УПК РФ, обстоятельствами, подлежащими доказыванию, в числе прочих, в частности, являются: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; характер и размер вреда, причиненного преступлением, обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния.

Согласно п.3 ч.1 ст.220 УПК РФ, в обвинительном заключении следователь указывает существо обвинения, место и время совершённого преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Кроме того, в обвинительном заключении следователь обязан указать перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и краткое изложение их содержания (п.6 ч.1 ст.220 УПК РФ); данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причинённого ему преступлением (п.8 ч.1 ст.220 УПК РФ).

Для реализации права на защиту обвиняемый должен понимать сущность предъявленного обвинения, в котором должно быть чётко изложено, какие противоправные действия ему вменяются и какими доказательствами вина обвиняемого подтверждается.

Как следует из оглашённого обвинительного заключения, органами предварительного следствия не установлен круг лиц, находившихся по версии государственного обвинителя в предварительном сговоре с подсудимой, конкретное время, место и обстоятельства вступления неустановленных следствием лиц в преступный сговор, корыстные мотивы в действиях каждого из участников.

Вывод в обвинительном заключении о наличии группы лиц, действующих по предварительному сговору, основан исключительно на предположениях, что лишает подсудимую возможности защищаться, а адвокатов – возможности осуществлять квалифицированную защиту Шуляк М.А. в полном объёме.

Приведённый в обвинительном заключении довод о наличии корыстного мотива в действиях подсудимой Шуляк М.А., а также о наличии корыстного мотива у членов неустановленной группы лиц, действующих по предварительному сговору совместно с Шуляк М.А.

, противоречит указанному в обвинительном заключении факту о том, что простые именные акции ЗАО «Аркада-С» в количестве 30 штук, имущественное право на которые перешло от Богданова И.А. к ЗАО «Аркада-С» согласно договору купли-продажи ценных бумаг и передаточному распоряжению от 12.10.

2005 года, не передавались конкретному лицу, а попадали на баланс общества и становились не голосующими акциями. Спустя три года на стоимость этих акций был уменьшен уставный капитал ЗАО «Аркада-С».

Из обвинительного заключения следует также, что Шуляк М.А. на протяжении всего периода времени — как до 2005 года, так и после, являлась наёмным работником и никогда не была акционером общества, в связи с чем никакой личной выгоды от переданных от Богданова И.А. на баланс ЗАО «Аркада-С» акций получить не могла.

Шуляк М.А. никогда не владела, не пользовалась и не распоряжалась имущественными правами на акции, ранее бывшими в собственности у Богданова И.А. Никаких доказательств обратного в обвинительном заключении не приведено.

Таким образом, вывод, содержащийся в обвинительном заключении, что «Шуляк М.А.

и неустановленные соучастники преступления получили юридически обеспеченную возможность владеть, пользоваться и распоряжаться похищенными акциями ЗАО «Аркада-С» по собственному усмотрению и в своих корыстных интересах путём совершения в отношении имущества общества любых действий», строится на предположениях и противоречит содержательной части обвинительного заключения.

Более того, в обвинительном заключении ни слова не говорится о том, какое отношение эти неустановленные следствием лица вообще имеют к ЗАО «Аркада-С».

О том, что квалифицирующий признак ст.159 УК РФ в виде совершения мошенничества группой лиц, действующей по предварительному сговору, вменённый Шуляк М.А.

, основан на предположениях, было указано в постановлении заместителя прокурора Октябрьского района города Саратова от 03.10.

2013 года о возвращении уголовного дела на дополнительное расследование, на которое имеется ссылка в обвинительном заключении.

Образец ходатайства о возврате судом уголовного дела прокурору по статье 237 УПК РФ

Вопрос:

  • Вопрос: №2432 от: 2016-02-01.

Ответ:

Согласно ч. 1 ст. 237 УПК РФ на предварительном слушании уголовного дела судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если:

  • 1) обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления;
  • 2) копия обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном частью четвертой статьи 222 или частью третьей статьи 226 УПК РФ;
  • 3) есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера;
  • 4) имеются предусмотренные статьей 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел;
  • 5) при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные частью пятой статьи 217 УПК РФ;
  • 6) фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, обвинительном акте, обвинительном постановлении, постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанных лиц как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния.

В случае, если имеется основание, предусмотренное ст. 237 УПК РФ, Вы вправе подать соответствующее ходатайство на имя суда. В заявлении необходимо указать, по какому основанию Вы считаете необходимым вернуть дело прокурору и подкрепить позицию соответствующими аргументами.

Читайте также:  Оспаривание сделок по "банкротным" основаниям - советы опытного юриста

Выкладываем образец заявления о возврате судом уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения.

Скачать образец ходатайства о возврате уголовного дела прокурору

Внимание! Информация, предоставленная в статье, актуальна на момент ее публикации.

Ходатайство Сапият о возвращении уголовного дела прокурору

Федеральному судье г.ХасавюртаАлиеву М.У.Магомедовой Сапият Ахмедовны, прож. г.Хасавюрт, ул. Султанова, 8Ходатайствов порядке ст.ст.53,237 УПК РФ

о возвращении уголовного дела прокурору

1 июля 2010 г. старшим следователем первого отдела по расследованию ОВД СУ СК РФ по РД советником юстиции Бауловым Р.Х. возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных работников милиции, которые 17.06.2010 г. превысили свои должностные полномочия, применив физическое насилие в отношении меня — адвоката Магомедовой С.А., явившейся в ОВД г.Хасавюрта для осуществления защиты незаконно задержанной работниками указанного ОВД гр.Евтемировой М.

15 июля 2011г. следователь по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета РФ по РД полковник юстиции Халимов А.Н. вынес постановление о привлечении в качестве обвиняемых Магдиева Б.М. и Моллаева Н.Х. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

02 июля 2010г. руководитель СУ СК при прокуратуре РФ по РД государственный советник юстиции 3 класса Амирбеков К.И. вынес постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, в отношении меня — адвоката коллегии адвокатов «Омаров А.С. и партнеры».

26.07.2011г. руководитель СУ СК при прокуратуре РФ по РД полковник юстиции Саврулин А.Ю. вынес постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 318 УК РФ в отношении меня – адвоката коллегии «Омаров А.С. и партнеры» Адвокатской палаты РД.

26 июля 2011г. вынесено постановление о соединении уголовных дел № 06838 и № 16876 в отношении меня по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 и ст. 319 УК РФ.

Сам факт противоречия фабулы обвинения по уголовному делу, возбужденному 01.07.2010г. в отношении работников милиции, фабуле обвинения по уголовному делу, возбужденному позже в отношении меня –адвоката Магомедовой С.А., свидетельствует о надуманности и несостоятельности обвинения, предъявленного мне.

В связи с этим становится очевидным, что дело в отношении меня по ст.319 УК РФ было возбуждено только лишь ради торга, а когда торги не состоялись из-за моей несговорчивости, Следственное Управление решило увеличить прессинг на меня, предъявив обвинение еще и по ст.

318 УК РФ так же по надуманному обвинению, надеясь, что это принудит меня быть более сговорчивой.

Соответственно, имеет место ущемления моих Конституционных прав на справедливое судебное разбирательство.

Во всех этих приведенных процессуальных документах различное описание одних и тех же действий, происходивших, по мнению следствия, в одно и тоже время, с участием одних и тех же лиц, и в одном и том же месте и это нарушение лишит суд возможности объективно разрешить вопрос о моей о виновности или невиновности.

Считаю, что, препятствия для рассмотрения данного дела заключаются в том, что в постановлении о привлечении к уголовной ответственности меня по уголовному делу в отношении меня и в постановлениях о привлечении к уголовной ответственности Магдиева Б. и Моллаева Н. по данному делу, события, имевшие место 17.06.2010 г.

, изложены по разному, чем нарушены требования ст.ст.171, 220 УПК РФ. Также считаю, что нарушения норм процессуального права, касающиеся составления постановлений о привлечении Магдиева Б.М. и Моллаева Н.Х.

в качестве обвиняемых и обвинительных заключений, могут отразиться на всесторонности судебного следствия, что может привести к вынесению незаконного приговора на основе взаимоисключающих обстоятельств.

Следовательно, необходимо возвратить дело прокурору в связи с необходимостью устранения препятствий его рассмотрения судом, так как описание существа обвинения в постановлении о привлечении в качестве обвиняемых и в обвинительном заключении, у обвиняемых, совершивших преступления в отношении друг друга в одно и то же время, в одном и том же месте, должны быть идентичным с учетом конкретной роли и действий каждого из них, что исключает возможность постановления судом приговора.

Так, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемых, вынесенных в отношении Магдиева Б.М. и Моллаева Н.Х. по п. «а ч. 3 ст. 286 УК РФ следствие описывает действия сотрудников милиции, указывая, что : сотрудники специальной роты ППСМ ОВД по г. Хасавюрту Магдиев Б.М., Моллаев Н.Х., Абдулхаджиев Б.А. и Юсупов А.Ю…..принудительно вывели Магомедову С.А. за территорию КПП.

При этом у Магомедовой С.А. из рук выпали удостоверение адвоката и телефон мобильной связи. Магдиев Б.М. и Моллаев Н.Х…..взяв за руку Магомедову С.А. силой вытолкнули ее на асфальтированную часть дороги, в результате чего она, не удержавшись на ногах, упала и ударилась об асфальт, повредив подбородок, грудную клетку и правую руку.

Описательная часть обвинительного заключения также содержит аналогичные сведения.

Из постановления о привлечении Магомедовой С.А. в качестве обвиняемой и соот­ветствующей части обвинительного заключения следует, что она применила насилие и оскорбила представителей власти при следующих обстоятельствах.

17 июня 2010г., примерно в 16 часов, Магдиев Б.М., Моллаев Н.Х. и другие со­трудники специальной роты патрульно-постовой службы милиции ОВД по г.Хасавюрт доставили в отдел внутренних дел задержанную на посту КМП-250 в г. Хасавюрт Евтемирову M.JL, находящуюся в федеральном розыске по подозрению в совершении престу­пления, предусмотренного п.п.

«а», «в» и «г» ч.2 ст. 161 УК РФ. В тот же день, примерно в 16 часов 10 минут для защиты интересов Евтемировой МЛ. адвокат Магомедова С.А. прибыла к ОВД по г. Хасавюрту, расположенному по адресу: г.Хасавюрт, ул. Даибова, 4 и, предъявив дежурному по контрольно-пропускному пункту Гойгишиеву М.Я.

удостовере­ние адвоката, прошла во двор здания отдела внутренних дел.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *