Актуальные вопросы исполнения домашнего ареста в отношении несовершеннолетних — советы опытного юриста

18 июня 2013 года председатель Синодального отдела по тюремному служению епископ Красногорский Иринарх принял участие в работе Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы организации работы с несовершеннолетними осужденными».

Епископ Иринарх выступил с докладом, в котором изложил подход Церкви к работе с несовершеннолетними подростками, находящимися в конфликте с законом и пребывающим под стражей в воспитательных колониях, а также освободившимися из мест лишения свободы и оказавшимися в трудной жизненной ситуации.

Актуальные вопросы исполнения домашнего ареста в отношении несовершеннолетних - советы опытного юриста

Досточтимые участники и гости конференции, уважаемые дамы и господа, дорогие братья и сестры!

I.

Злободневность темы международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы организации работы с несовершеннолетними осужденными» не вызывает никаких сомнений.

В Москве и ближайшем Подмосковье имеется свыше 30 специальных приемников, социальных приютов и реабилитационных центров для «социальных сирот», «безнадзорных» и «попавших в трудные жизненные ситуации» детей.

Однако этого количества крайне мало: по данным исследований ЮНИСЕФ в Москве выявлено 7 тысяч так называемых «уличных детей», а на каждый крупный город России приходится до двух тысяч таких беспризорников.

Современное общество и Русская Православная Церковь уделяют все большее внимание проблемам, связанным с духовно-нравственными и морально-этическими аспектами воспитания несовершеннолетних.

Церковь считает своим долгом участвовать в создании, развитии и духовном сопровождении таких учреждений, поскольку религиозность воцерковленного человека дарует ему надежду на лучшее и способна помочь обрести свой путь к праведной и законопослушной жизни.

Вместе с тем исправительные учреждения, призванные социализировать малолетних преступников, не могут моделировать жизнь осужденного на свободе, поскольку исполнение наказания определяется пенитенциарными стандартами принудительного режима.

В соответствии с поручением Святейшего Патриарха Кирилла в Синодальном отделе по тюремному служению подготовлены два документа, которые на этой седмице будут рассматриваться на очередном заседании Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви:

  • Концепция создания, функционирования и развития реабилитационных центров для несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, а также освободившихся из мест лишения свободы;
  • Организационные принципы работы православных воспитательных центров для несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом.

Эти документы предусматривают основные принципы оказания помощи подросткам, имеющим конфликт с законом, и при этом выбравшим путь возвращения к правопослушному образу жизни.

Комплексный подход к проблеме реабилитации несовершеннолетних позволяет решать соответствующие вопросы, начиная с момента установления правоохранительными органами факта совершения преступления, далее в период отбывания уголовного наказания, и заканчивая оказанием всесторонней помощи после освобождения из мест лишения свободы.

При этом подростки, через воцерковление и катехизацию в вере обретшие желание встать на путь исправления, привлекаются к участию в различных реабилитационных курсах.

С учетом полномочий Синодального отдела по тюремному служению по взаимодействию с ФСИН России деятельность по социальной адаптации (реабилитации) несовершеннолетних, отбывающих уголовные наказания в «Воспитательных колониях» (далее — ВК), выдвигается на одно из важнейших мест.

II.

В первом документе — «Концепции» говорится о том, что подростки, помещенные в исправительные и иные дисциплинарные учреждения, живущие в неблагополучных и неполных семьях, испытавшие на себе насилие со стороны взрослых и сверстников, подверженные зависимости от наркотиков и алкоголя, а также беспризорные всегда были наиболее сложной категорией для проведения реабилитационных и профилактических процессов. По состоянию на 1 января 2011 года в воспитательных колониях для несовершеннолетних (в том числе трех воспитательных колониях для девушек) содержалось более 4 тысяч человек, из которых около 96% отбывали наказание в виде лишения свободы впервые.

Значительная часть подростков стремится к улучшению своего социального статуса, самоутверждению среди сверстников и взрослых. Но каждый из них помышляет о прощении через освобождение, надеется на доброе и понимающее к ним отношение.

Однако не все желания заключенных несовершеннолетних выполнимы.

Сегодня место доверительного человека для них зачастую занимают только сотрудники исправительного учреждения, проводящие с ними значительную часть времени, но воспринимаемые нередко как представители недружественного по отношению к ним карательного аппарата.

И вот здесь Церковь может и должна воздействовать на сердца подростков, чтобы облегчить их пребывание в колонии, помочь осознать свое преступление, раскаяться и встать на путь исправления.

Если несовершеннолетнему предоставляется возможность выговориться, а в дальнейшем и довериться священнослужителю, то он уже должен быть удостоен внимания и поддержки, потому что имеет стремление к исправлению и покаянию.

Учитывая зарождающуюся при содействии Церкви практику создания реабилитационных Центров для несовершеннолетних (далее — Центр), целесообразно уже сегодня во взаимодействии с уголовно-исполнительной системой обратить особое внимание на духовное окормление учреждений — воспитательных колониях с оставлением за ФСИН России организации надзора и исполнения режимных требований государственного пенитенциарного стандарта. При этом в Центре подростки смогут добровольно получать полноценное общение со священнослужителем. Преимуществом такого варианта являются упрощенный процесс катехизации воспитанников, минимальные материальные затраты и стабильный контакт с человеком, нуждающимся в духовной поддержке.

Реализация Концепции позволит частично или полностью реабилитироваться несовершеннолетним, относящимся к группе риска, за счет привития им морально-нравственных навыков, а при их желании — и основ православной веры.

Нахождение несовершеннолетних в Центре может сопровождаться учебным процессом, в том числе предусматривается обучение профессиональным навыкам рабочих специальностей. Центр не дублирует функций государственных учреждений, предназначенных для детей, имеющих конфликт с законом.

  • Реализация Концепции призвана заменить негативную среду, окружающую несовершеннолетних, на истинные ценности жизни, скорректировать их поведение и отношения в социуме, и в результате вернуть обществу здорового духовно и нравственно человека.
  • Концепция разработана и реализуется на основании действующего законодательства Российской Федерации.
  • III.
  • Второй документ — «Организационные принципы работы Центра» предполагает, что учредителем Православного социально-реабилитационного Центра для несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом, выступает епархия.

Форма реабилитационного процесса осуществляется на основании действующих методических рекомендаций Министерства здравоохранения и социального развития.

За основу работы берется педагогический подход, который заключается в том, что несовершеннолетний, который поступил в Центр — не клиент и не пациент.

Он — ученик, воспитанник, который пришел обучаться социальным навыкам и получать знания, которые сможет использовать в дальнейшей самостоятельной жизни.

  1. Активную работу с несовершеннолетними, вступившими в конфликт с законом, и членами их семей важно осуществлять с момента попадания в следственный изолятор. Социальное сопровождение подростка и его семьи должно проводиться по индивидуальному плану, который представляет собой комплексный непрерывный процесс:
  2. а) Работу с подростком в СИЗО (психологическое консультирование по запросу несовершеннолетнего, первичное анкетирование);
  3. б) Подготовка досудебных докладов; сопровождение в суде;
  4. в) Консультирование родителей.
  5. Основные направления деятельности Центра организуются по трем программам и осуществляются сотрудниками православного Центра непосредственно в воспитательной колонии (далее — ВК) с осужденными подростками под контролем соблюдения пенитенциарных стандартов со стороны ФСИН России:
  1. «Территория свободного общения»;
  2. «Карантин»;
  3. «Реабилитационное отделение».

Территория свободного общения

В рамках программы «Территория свободного общения» для полноценной работы в воспитательной колонии необходимо организовать во взаимодействии с данным учреждением закрепление за епархиальным Центром для трудных подростков отдельных площадей в ВК, на которых предусматривается наличие обустроенного для совершения богослужений храма, а также спортивных сооружений (спортзала), где могут быть оборудованы тренажеры, скалодром и т.п., как было сделано это в Санкт-Петербургской епархии, созданы условия для театральной деятельности подростков и другое.

Это способствует тому, чтобы определенная часть занятий для осужденных подростков имела направленность некоторой рискованности, которая свойственна данной категории несовершеннолетних преступников и которая, зачастую, бездумно толкает их в омут правонарушений.

А занятия, к примеру, на скалодроме, находящиеся в сфере определенного риска, не допускают ослабления внимания не только к своей безопасности, но и своего партнера по спорту, воспитывают в нем ответственность и внутреннюю силу духа, способную подтолкнуть к самостоятельному решению своих внутренних и внешних проблем и препятствий, возникающих на жизненном пути любого законопослушного гражданина.

Занятия должны проводиться (при соблюдении пенитенциарных стандартов) специалистами и волонтерами. Важно привлекать для работы в ВК видных деятелей искусства и спорта.

Карантин

В «Карантине» подростки находятся первые 14 дней с момента их поступления в ВК, где определяется морально-этический и психологический портрет подростка. В целом эти условия мало отличаются от практики, принятой в УИС.

Священнослужители на этом этапе призваны лишь обратить внимание на духовное просвещение подростков, с той целью, чтобы они начали понимать или хотя бы догадываться, что имеются иные, новые и доселе неведомые для них смыслы существования.

Читайте также:  Квалификация сбыта поддельных банкнот посредством банкоматов - советы опытного юриста

Реабилитационное отделение

В «Реабилитационном отделении» планируется постоянное проживание нескольких групп воспитанников по 10-12 человек каждая. При этом силами воспитателей из числа сотрудников Центра планируется осуществлять круглосуточное дежурство. Указанные меры позволят исключить негативные проявления, свойственные большим бесконтрольным коллективам воспитанников.

  • Численность занимающихся по отдельным программам может корректироваться в зависимости от возможностей епархии — ее финансовых и человеческих ресурсов.
  • Работа в воспитательной колонии с осужденными подростками осуществляется под контролем соблюдения режима содержания со стороны ФСИН России.
  • IV.

В данном материале приведены оптимальные варианты организации деятельности по реабилитации несовершеннолетних, имеющих конфликт с законом. Однако он ни в коей мере не претендует на статус открытия.

В рамках государственной программы реформирования уголовно-исполнительной системы ФСИН России также была выработана идея создания «Воспитательных центров» — исправительных учреждений, предназначенных для исполнения наказаний в виде лишения свободы в отношении лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, на основе применения индивидуальных форм воздействия. Однако на сегодняшний день в связи с отсутствием соответствующих ресурсов создание данных учреждений вряд ли быстро осуществимо.

В то же время «Воспитательные колонии» ряда регионов России в связи с их малым наполнением преобразуются в исправительные учреждения для взрослых, а подростки, в них содержавшиеся, направляются в ВК соседних субъектов Российской Федерации, что не способствует сохранению социальных связей с их родственниками.

В этих условиях встает вопрос привлечения всех возможных сил и средств для создания в стране «Воспитательных центров» различных форм собственности и ведомственной подчиненности для осужденных подростков и попавших в трудные жизненные ситуации детей (в случае с осужденными — под режимным контролем ФСИН России).

У нас есть совместный опыт организации Центра социальной адаптации святителя Василия Великого в Санкт-Петербургской епархии, хотя оценка его деятельности со стороны некоторых сотрудников УИС отличается противоречивостью.

В этой связи представляется необходимым изучение объединенными усилиями положительных и спорных сторон этого опыта и развитие на этой основе «пилотного проекта» по созданию таких Центров в епархиях, имеющих достаточные кадровые и административные ресурсы.

Такими, к примеру, могли бы быть Бобруйская (Воронежская обл.), Можайская (Московская обл.) ВК, Новооскольская ВК для девушек (Белгородская обл.), а также Ардатовская (Нижегородская обл.), Каннская (Красноярская обл.

) и Новосибирская (одноименной области), другие «Воспитательные колонии» в регионах страны.

В дальнейшем желательно предусмотреть создание подобных центров при учреждениях УИС для взрослых в регионах, где «Воспитательные колонии» для детей сегодня уже отсутствуют.

Нет сомнений, что инициатива создания такого рода центров, с безусловным участием и сохранением за ФСИН России функций надзора и соблюдения требований государственного пенитенциарного стандарта, будет также поддержана и иными традиционными религиозными объединениями России.

Реализация проекта позволит адаптировать таких несовершеннолетних к полноценной жизни в обществе, привить им навыки здорового образа жизни, развить в них духовно-нравственные качества. Все это отразится на улучшении криминогенной обстановки среди лиц, имеющих конфликт с законом, и приведет к снижению количества повторных преступлений с их стороны.

Благословение Божие да пребывает на вас и ваших трудах по реабилитации подростков, имеющих проблемы с законом.

Адвокат по уголовным делам несовершеннолетних

Возбуждение уголовного дела в отношении ребенка, не достигшего совершеннолетия является тяжелой психологической травмой для его родителей. Семье бывает трудно найти правильный выход из сложившейся ситуации.

Решить данный вопрос поможет профессиональный уголовный адвокат, который будет защищать законные права и интересы ребенка на всех этапах уголовного процесса.

Несовершеннолетние в уголовном процессе

Защита несовершеннолетних в рамках уголовного процесса имеет свои специфические особенности. Российское законодательство дает им больше прав, по сравнению с другими субъектами. Это проявляется в особенностях проведения допросов и прочих следственных действий, в которых принимают участие лица, не достигшие совершеннолетия, а также во время избрания для них меры пресечения.

  • Правоохранительная система в России построена таким образом, что ее главной целью является не наказание несовершеннолетнего, а проведение с ним воспитательной работы.
  • Уголовный процесс с участием лица, не достигшим совершеннолетия, ‒ это особое производство, которому посвящен раздел V УК РФ.
  • Постановление пленума предписывает судам, при рассмотрении дел с участием несовершеннолетних, учитывать все обстоятельства, которые привели к совершению противоправного деяния:
  • условия жизни и методы воспитания;
  • состояние здоровья, как физического, так и психологического;
  • личные характеристики субъекта;
  • изучение причин, толкнувших несовершеннолетнего на совершение преступления.

Только совокупность этих факторов поможет вынести обоснованный приговор, который будет соответствовать всем нормам российского законодательства. В этом случае становится возможным применение дополнительных мер, предусмотренных нормами права, которые помогают добиться максимального результата от воспитательного процесса.

Актуальные вопросы исполнения домашнего ареста в отношении несовершеннолетних - советы опытного юриста

Особенности уголовного процесса с участием несовершеннолетних

Взятие под стражу или арест ‒ меры, применяемые судом к подросткам лишь в исключительных ситуациях. В большинстве случаев они заменяются альтернативными способами.

При совершении деяний, получающих классификацию «преступление», не относящееся к особо тяжким, судом выносятся постановления, указывающие на необходимость применения к несовершеннолетнему воспитательных мер, либо о прекращении дела в связи с примирением, участвующих в процессе сторон, или раскаянием субъекта преступления.

В исключительных случаях, когда выносится постановление о задержании малолетнего субъекта, об этом следует незамедлительно проинформировать законных представителей.

Даже при совершении преступления, относящегося к особо тяжким, при наличии все возможных отягчающих обстоятельств, наглом и вызывающем поведении подростка суд не может назначить наказание на срок, превышающий 10 лет.

При разработке законодательства РФ были учтены все особенности развития лиц, не достигших 18 летнего возраста, и разработаны нормы, максимально им соответствующие. Поэтому, в большинстве случаев, в качестве меры пресечения для несовершеннолетних лиц избирается домашний арест, исправительные работы или условный срок.

Допрос несовершеннолетнего тоже имеет ряд отличительных особенностей:

  • время допроса ограничено временными рамками ‒ допрашивать ребенка без перерыва можно не более двух часов;
  • на допросе, помимо адвоката, имеют право присутствовать родители, опекуны и другие представители законных интересов подозреваемого, а также психолог. Защитник наделен полномочиями задавать несовершеннолетнему вопросы, не спрашивая позволения следователя. В конце он может ознакомиться с протоколом допроса и высказать замечания о полноте и соответствии, внесенных в него сведений;
  • во время допроса субъекта, не достигшего возраста шестнадцати лет, присутствие психолога строго обязательно.

Наряду с профессиональным адвокатом допускается участие в процессе законных представителей. Они наделяются всеми правами, которые имеются у защитника, в рамках такого дела: подают ходатайства и жалобы, присутствуют на допросе и пр.

Участие адвокат в подобном процессе обязательно. Его услуги оплачиваются из средств федерального бюджета.

Защита адвоката в уголовном процессе с участием несовершеннолетних

Адвокат способен повлиять на благоприятный исход дела:

  • если субъект не признает свою вину или преступление совершено в условиях неочевидности, то защитник берет на себя сбор доказательной базы. Собранные им сведения и свидетельские показания помогут прояснить общую картину;
  • при наличии прямых улик, указывающих на вину лица, не достигшего совершеннолетия, адвокат, заручившись согласием законных представителей может настаивать на замене уголовного преследования мерами, носящими воспитательное воздействие. В таком случае ребенок будет находиться под надзором родителей.

Своевременное обращение к специалисту по уголовным делам несовершеннолетних поможет ребенку выйти из такой ситуации с наименьшими для него потерями и сохранить его эмоциональное и психическое здоровье.

Дополнительная информация по делу

Ответственность несовершеннолетних
Ответственность несовершеннолетних (часть 2)
Смягчающие обстоятельства при наказании за преступление
Понятие стадий уголовного процесса

1.6. Особенности домашнего ареста несовершеннолетнего

обвиняемого

К несовершеннолетнему
подозреваемому или обвиняемому домашний
арест в качестве меры пресечения может
быть применен в случае, если он
подозревается или обвиняется в совершении
тяжкого или особо тяжкого преступления,
то есть в совершении умышленного
преступления, за которое предусмотрено
максимальное наказание свыше пяти лет
лишения свободы.

В исключительных
случаях эта мера пресечения может быть
избрана в отношении несовершеннолетнего,
подозреваемого или обвиняемого в
совершении преступления средней тяжести.
Понятие «исключительного случая»
соответствует рассмотренному выше:
несовершеннолетний не нарушил ранее
избранную меру пресечения или он скрылся
от следствия и суда (ч.
1 — 2
ст.

Читайте также:  Ужасы практики уголовного преследования бизнеса - советы опытного юриста

108 УПК).

При избрании меры
пресечения в виде домашнего ареста
особое внимание надлежит обращать на
лиц, подозреваемых или обвиняемых в
совершении преступлений, не достигших
18 лет: на их возраст, условия жизни и
воспитания, особенности личности,
влияние на них старших по возрасту лиц,
в том числе их законных представителей
(п.
28 ППВС от
29.10.2009).

По нашему мнению, домашний
арест вообще нежелателен в отношении
несовершеннолетнего, т.к. подросток
должен учиться, ограничение его свободы
передвижения отрицательно скажется на
его развитии.

Если же не содержать такого
обвиняемого в изоляции, то домашний
арест мало чем будет отличаться от такой
меры пресечения, как присмотр за
несовершеннолетним (ст.
105 УПК).

По
изученным нами делам всего в 3 случаях
домашний арест избирался в отношении
несовершеннолетнего, при этом полного
запрета покидать дом не возлагалось,
несовершеннолетнему разрешалось
посещение учебного заведения (1 — 2 курса
института). Надзор возлагался на ПДН
ОВД и родителей.

Выводы: избрание
домашнего ареста в отношении
несовершеннолетнего подозреваемого,
обвиняемого нецелесообразно.

1.7. Проблемы применения домашнего ареста

Домашний арест был введен
в уголовное судопроизводство как
альтернатива мере пресечения в виде
заключения под стражу, однако за девять
лет действия закона (с 1 июля 2002 г.

) опыт
применения этой меры пресечения
минимален, теоретические исследования,
следственная и судебная практика
показали низкую практическую значимость
домашнего ареста в системе мер пресечения.

Причинами этого являются:

  • неконкретность предписаний
    закона;
  • отсутствие возможности
    обеспечить изоляцию обвиняемого
    (подозреваемого), подвергнутого домашнему
    аресту;
  • сложность процедуры
    избрания этой меры пресечения, не
    соответствующая незначительности
    ограничений прав и свобод лица;
  • неоправданные льготы
    для обвиняемого (подозреваемого),
    связанные с тем, что домашний арест
    приравнен к заключению под стражу;
  • неопределенность в
    отношении способов контроля за обвиняемыми
    (подозреваемыми), находящимися под
    домашним арестом;
  • неопределенность в
    отношении органов и должностных лиц,
    которые обязаны осуществлять этот
    контроль и др.

В то время как мера
пресечения в виде заключения под стражу
ежегодно избирается судами в отношении
сотен тысяч обвиняемых (подозреваемых)
— так, в 2010 г.

судами рассмотрено 165 323
ходатайства об избрании меры пресечения
в виде заключения под стражу, из них 148
689 удовлетворено (по несовершеннолетним
— 3398), то количество домашних арестов
несопоставимо меньше. В 2010 г.

судами
рассмотрено 754 ходатайства о домашнем
аресте; удовлетворено 668; из них по
несовершеннолетним 58 . Таким
образом, количество домашних арестов
по стране составило всего 0,45% по сравнению
с заключением под стражу.

———————————

Сводные статистические
сведения о деятельности Федеральных
судов общей юрисдикции и мировых судей
за 2010 год: Статистика Судебного
департамента при Верховном Суде РФ //
http://www.cdep.ru/.

До принятия УПК
РФ некоторые процессуалисты критиковали
идею включения в перечень
уголовно-процессуальных мер пресечения
домашнего ареста как альтернативы
заключению под стражу. Вместо этого
предлагалось ввести такую меру, как
надзор милиции, по аналогии с полицейским
надзором, который создает возможность
реального надзора за поведением
обвиняемого .

———————————

См.: Гусельникова
Е.В. Заключение под стражу в системе мер
пресечения: Автореф. дис. … канд. юрид.
наук. Томск: ТГУ, 2001. С. 9 — 10.

Домашний арест, в сущности,
совпадает с такой мерой, как полицейский
надзор, так как требует систематического
контроля со стороны административного
органа за поведением лица, подвергнутого
этой мере.

Уголовно-процессуальный
закон устанавливает общие положения,
касающиеся оснований и порядка домашнего
ареста.

Эти положения необходимо
конкретизировать в ведомственных
приказах о порядке исполнения домашнего
ареста Генеральной прокуратуры,
Министерства юстиции, МВД России.

В целом введение домашнего
ареста в перечень действующих мер
пресечения было вполне оправдано, так
как наличествует пробел между такой
мерой, как подписка о невыезде, и
заключением под стражу.

Домашний арест
создает ограничения намного более
существенные по сравнению с подпиской
о невыезде, которая не предполагает
запрета покидать место жительства, и
вместе с тем не является столь репрессивной,
как заключение под стражу.

Предполагалось применять
домашний арест к достаточно «благополучным»
обвиняемым: несудимым, имеющим постоянное
место жительства и работы.

Имелись
рекомендации применять домашний арест:
за совершение всех преступлений, за
исключением особо тяжких, в особенности
за неосторожные, должностные, экономические
и другие ненасильственные преступления;
в отношении тех лиц, кто имеет дом, жилье
в полном понимании этого слова; в
отношении больных, пожилых, семейных и
положительно характеризующихся лиц;
домашний арест нецелесообразно применять
в отношении работающих лиц, поскольку
это может повлечь для гражданина потерю
работы .

———————————

См.: Багаутдинов
Ф. Новая
мера пресечения в УПК
РФ — домашний арест // Законность. 2002. N
10. С. 16.

Однако в настоящее время
при отсутствии эффективных полномочий
по надзору и контролю за домашним арестом
избрание этой меры пресечения не
совпадает с задачами уголовного
преследования.

Лишь в определенных
случаях, когда есть уверенность в
возможности обеспечить изоляцию
обвиняемого в домашних условиях, можно
рекомендовать стороне обвинения
ходатайствовать перед судом об избрании
обвиняемому в качестве меры пресечения
домашнего ареста.

Отсутствие практической
значимости рассматриваемой меры
пресечения отмечается в литературе.
Так, А.В. Смирнов и К.Б. Калиновский
отмечают как обязательное условие
наличие нормативной, организационной
и материально-технической базы для
исполнения домашнего ареста. На
сегодняшний день отсутствие этого
условия практически исключает
использование данной меры пресечения
в практике .

———————————

См.: Комментарий
к УПК РФ / Под ред. А.В. Смирнова (ст.
107).

Контроль за лицами,
находящимися под домашним арестом,
целесообразно было бы возложить на
Федеральную службу исполнения наказаний
(ФСИН России), которая является федеральным
органом исполнительной власти,
осуществляющим правоприменительные
функции, функции по контролю и надзору
в сфере исполнения уголовных наказаний
в отношении осужденных, функции по
содержанию лиц, подозреваемых либо
обвиняемых в совершении преступлений,
и подсудимых, находящихся под стражей,
их охране и конвоированию, а также
функции по контролю за поведением
условно осужденных и осужденных, которым
судом предоставлена отсрочка отбывания
наказания .

———————————

Указ
Президента РФ от 13 октября 2004 г. N 1314 (в
ред. от 14.05.2010) «Вопросы Федеральной
службы исполнения наказаний» //
Собрание законодательства РФ. 2004. N 42.
Ст. 4109.

Должен быть поставлен
вопрос о введении в составе территориальных
уголовно-исполнительных инспекций ФСИН
России специальных должностей сотрудников,
в обязанности которых входил бы надзор
за обвиняемыми (подозреваемыми),
находящимися под домашним арестом.

Содержание под стражей подозреваемых
и обвиняемых в совершении преступлений
исполняется в следственных изоляторах
ФСИН России; соответственно, исполнение
домашнего ареста также должно быть
возложено на должностных лиц этого
ведомства.

Опросы практических работников
показали, что попытки органов
предварительного расследования возложить
исполнение домашнего ареста на
подразделения ФСИН успехов не имели.

При этом следует признать
законным и допустимым применение в
отношении лиц, находящихся под домашним
арестом, мер технического контроля,
которые распространяются на лиц,
осужденных к ограничению свободы (ст.
53 УК РФ). Домашний
арест создает большие ограничения прав
и свобод лица, т.к.

может быть связан с
полным запретом покидать жилище, а к
ограничению свободы это не относится.
Исходя из правил исчисления сроков
наказаний и зачета наказаний, один день
домашнего ареста засчитывается за два
дня ограничения свободы (ч.
3 ст. 72 УК РФ).
Так же как и уголовное наказание, домашний
арест применяется по судебному решению.

Тем более средства технического контроля,
допустимые к применению при ограничении
свободы, могли бы применяться при
домашнем аресте.

Предложения об использовании
электронных средств контроля за
надлежащим поведением обвиняемого при
домашнем аресте выдвигаются постоянно.

Полагаем, внедрение современных средств
слежения сделает эту меру пресечения
действительно альтернативной заключению
под стражу и будет соответствовать
уголовно-правовой и процессуальной
политике сокращения количества лиц,
ожидающих приговора суда в следственных
изоляторах.

Проблемы института домашнего ареста в российском уголовном процессе

Шигуров Александр Викторович1, Шигурова Елена Ивановна21Средне-Волжский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса2ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева», кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора

Читайте также:  Особенности договора найма специализированного жилого помещения - советы опытного юриста

Shigurov Aleksandr Viktorovich1, Shigurova Helena Ivanovna21Mid-Volzhskiy Institute (branch) of Russian State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), Candidate of legal Sciences, associate Professor, assistant Professor of Criminal Law and Procedure2Ogarev Mordovia State University, Candidate of legal Sciences, associate Professor, associate Professor of Department of Criminal Procedure, Justice and Prosecutorial Oversight

Библиографическая ссылка на статью:
Шигуров А.В., Шигурова Е.И. Проблемы института домашнего ареста в российском уголовном процессе // Политика, государство и право. 2016. № 3 [Электронный ресурс]. URL: https://politika.snauka.ru/2016/03/3765 (дата обращения: 14.09.2021).

Домашний арест, являющийся второй по строгости мерой пресечения после заключения под стражу, занимает важное место в системе мер пресечения. Достоинства данной меры пресечения заключаются в том, что она, во-первых, позволяет экономить государственные средства при содержании обвиняемых (подозреваемых) в условиях изоляции от общества.

Домашний арест позволяет техническими средствами без значительных затрат (затраты носят разовый характер и связаны с закупкой необходимого оборудования, организации рабочих мест сотрудников уголовно-исполнительных инспекций.

) обеспечить круглосуточный контроль за соблюдением арестованным наложенных на него ограничений и исключить возможность без ведома правоохранительных органов совершения обвиняемым каких-либо действий, предусмотренных ст. 97 УПК РФ.

При надлежащем контроле о любых нарушениях условий исполнения домашнего ареста сразу становится известно сотрудникам уголовно-исполнительной инспекции, которые сообщат об этом лицу, ведущему производство по делу, и им могут быть приняты необходимые меры к усилению мер пресечения.

Во-вторых, домашний арест стал альтернативой заключению под стражу в тех случаях, когда в силу объективных причин к лицу нельзя применить заключение под стражу, но и оставить его без изоляции от общества нельзя в силу наличия оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ.

В частности, запрещает закон заключение под стражу лиц, имеющих такие тяжкие заболевания, которые включены в Перечень, утвержденный Правительством РФ [1]. Указанных лиц необходимо помещать под домашний арест, если невозможно применить более мягкую меру пресечения.

Применение домашнего ареста является альтернативой заключению под стражу обвиняемых (подозреваемых) в совершении преступлений, совершенных в сфере предпринимательской деятельности, и иных лиц, указанных в ч. 1.1 ст.

108 УПК РФ, для несовершеннолетних, которые совершили преступление небольшой тяжести (заключать под стражу их нельзя в силу требований ч. 2 ст. 108 УПК РФ.)

В-третьих, домашний арест не имеет таких недостатков заключения под стражу, как развитие криминальной субкультуры, десоциализация личности.

Общеизвестно, что содержание лица в СИЗО причиняет вред или создает реальную угрозу причинения вреда здоровью из-за возможности наличия в камере больных лиц, скудного питания, невозможность получить доступ к квалифицированной медицинской помощи (сложности в получении лекарств) и др.

Таким образом, домашний арест стал важной и необходимой частью системы мер пресечения. Вместе с тем, его эффективное использование требует внесения изменений и дополнений в действующий порядок избрания и применения данной меры пресечения. Часть проблем мы рассмотрели выше при анализе соответствующих элементов института домашнего ареста. К ним можно добавить еще следующие проблемы.

К числу проблем института домашнего ареста, в-первую очередь, необходимо отнести пробельность действующего законодательства. Сравнительно недавно ст.

107 УПК РФ была изложена в новой более подробной редакции, было принято Постановление Правительства, регулирующее перечень и порядок применения аудиовизуальных, электронных и иные технических средств контроля.

Данные средства и процедуры позволяют организовать круглосуточный контроль за местонахождением лица, к которому избран домашний арест, отслеживать его передвижение, оперативно информировать уголовно-исполнительную инспекцию о повреждении технического средства арестованным и, таким образом, осуществлять фиксацию электронными устройствами каждого случая нарушения арестованным меры пресечения и оперативную передачу соответствующей информации сотрудникам уголовно-исполнительной инспекции (и далее лицу, ведущему производство по делу).

Однако, по-прежнему нормативно не урегулирована процедура исполнения домашнего ареста в части контроля за соблюдением иных ограничений, которые не связаны с передвижением арестованного.

Неясна процедура отслеживания встреч обвиняемого с теми лицами, с которыми это запретил суд; нет процедуры контроля за отправкой и получением почтово-телеграфных отправлений и использованием средств связи и сети «Интернет».

Отсутствует порядок обеспечения арестованного продуктами питания и иными необходимыми ему предметами в ситуации, когда судом принимается решение о полной изоляции обвиняемого (подозреваемого) и отсутствии родственников, которые проживали бы с ним и были готовы обеспечить арестованного всем необходимым.

На наш взгляд, в этом случае обязанности по обеспечению лица, находящегося под домашним арестом, должны быть возложены на уголовно-исполнительную инспекцию. Согласны мы с рассуждениями Н.А.

Андроника, который проводя аналогию с режимом в места содержания под стражей, высказывался за гарантированное предоставление лицу, находящемуся под домашним арестом, права на прогулку под контролем сотрудников уголовно-исполнительной инспекции продолжительностью не менее часа.

Это актуально в ситуации, когда обвиняемый проживает в квартире или комнате в городских условиях и ему запрещен выходит из жилого помещения [2, c. 76].

Данные вопросы должны быть урегулированы в Постановлении Правительства РФ, посвященном организации исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста.

Пробелом действующего законодательства о домашнем аресте является и отсутствие возможности обеспечить принудительную изоляцию обвиняемого в условиях домашнего ареста. Действующий процессуальный порядок механизма такого домашнего ареста «под стражей» не закрепляет.

Периодические проверки сотрудниками уголовно-исполнительных органов, участковым, следователем и иными сотрудниками правоохранительных органов возможны, но правового основания для круглосуточной охраны арестованного пока нет.

На наш взгляд, необходимость введения такого вида домашнего ареста, когда обвиняемый находится под стражей дома, очевидна [3, c. 178].

Исторический опыт показывает, что содержание под стражей при домашнем аресте никогда не было распространенной мерой, но возможность и порядок организации такого вида домашнего ареста законом должны быть предусмотрены, для того чтобы дать суду альтернативу заключению обвиняемого под стражу и домашнему аресту без назначения стражи [4, c. 23].

Однако мы не поддерживаем точку зрения о том, что изоляция от общества при домашнем аресте может быть только полной и домашний арест должен состоять в постоянном пребывании дома, а не только в вечернее и ночное время [5, 6]. На наш взгляд, данное ограничение будет носить искусственный характер.

У суда должна быть возможность с учетом личности, фактических обстоятельств уголовного дела выбрать тот объем ограничений (запретов) по отношению к обвиняемому (подозреваемому), который будет, с одной стороны, минимально ущемлять его права, но, с другой стороны, создавать гарантии несовершения им действий, перечисленных в ст. 97 УПК РФ [7, c. 114].

Решение указанных нами проблем, восполнение пробелов в правовом регулировании домашнего ареста приведет к расширению сферы применения данной меры пресечения [8, 9].

Библиографический список

  1. О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений: Постановление Правительства РФ от 14 января 2011 г. № 3 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  2. Андроник Н.А. Залог, домашний арест: проблемы правового регулирования // Вестник Воронежского института МВД России. 2014. № 4. C. 69-75.
  3. Шигурова Е.И. Развитие института частного обвинения в ходе судебной реформы 1864 г // Наука и современность. 2014. № 32-2. С. 178-183.
  4. Шигурова Е.И. Судебная практика по процедуре обжалования действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя в порядке подчиненности вышестоящему должностному лицу службы судебных приставов // Мир науки и образования. 2015. № 3. С. 23.
  5. Цоколова О. И., Костылева Г. В., Муженская Н. Е., Данилова С. И. Домашний арест и залог как меры пресечения [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  6. Воронов Д.А. Домашний арест: современное состояние и перспективы // Научный вестник Омской академии МВД России. 2013. №4. С. 31.
  7. Шигурова Е.И. Юридическая техника регулирования статуса потерпевшего по УПК Украины, Эстонии, Латвии // Актуальные проблемы юридической техники в правотворческой и правоприменительной деятельности. Саранск, 2014. С. 114–120.
  8. Федосеев Р.В. Развитие системы дворянского земельного кредитования на территории среднего Поволжья во второй половине XIX в. // Общество: философия, история, культура. 2016. № 1. С. 57-59.
  9. Пальчикова М.В. Особенности разрешения ходатайств участников судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве // Адвокат. 2012. № 1. С. 25-33.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *