Миноритарных акционеров ограничат в доступе к документам общества — советы опытного юриста

Законопроект, касающийся права акционеров на информацию об обществе, доработан ко второму чтению. Основная идея — ограничить право на получение документов для владельцев менее 1% акций — сохранилась.

Но при этом проект устанавливает исчерпывающий перечень сведений, которые могут получить даже крупные акционеры, а доступ к «иным документам» обязаны будут предоставлять только непубличные общества.

Кроме того, компании получают возможность отказаться предоставлять информацию миноритарию при отсутствии «разумной деловой цели» запроса, критерии которой весьма субъективны. Юристы предупреждают: поправки негативно скажутся на российском инвестиционном климате.

На портале Госдумы в преддверии второго чтения опубликован текст законопроекта, меняющий правила доступа миноритарных акционеров к информации общества.

Первоначальный законопроект был внесен правительством в парламент еще в 2011 году и предполагал сузить круг акционеров, имеющих право требовать от общества документы, до владельцев 1% и более.

При этом поправки не ограничивали круг возможных к получению такими акционерами документов. Но принятие проекта застопорилось после прохождения первого чтения. Ко второму чтению, которое должно пройти 14 июля, проект был существенно доработан.

Причем измененный текст законопроекта был опубликован только сегодня вечером, хотя решения профильных комитетов и заключения правового управления на доработанную версию проекта на asozd2.duma.gov.ru начали появляться еще с 5 июля.

Миноритарных акционеров ограничат в доступе к документам общества - советы опытного юриста

В нынешней редакции, одобренной сегодня комитетом Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, право акционеров на получение информации (за исключением общедоступной) сузилось до нескольких документов, перечень которых является исчерпывающим.

Так, владельцы 1% акций вправе получить информацию о крупных сделках и сделках с заинтересованностью (вид, предмет, дата, содержание, размер сделки, срок исполнения обязательств, сведения об одобрении), отчеты оценщиков об оценке имущества, с которым совершались такие сделки, а также протоколы заседаний совета директоров (набсовета). Доступ к «иным документам», которые компания обязана хранить по закону об АО, смогут получить только акционеры непубличных обществ, владельцы акций публичных АО (ПАО), включая мажоритариев, согласно поправкам, такой возможности лишаются.

«Поправки полностью ущемляют права миноритариев на информацию, оставляя им право на получение, по сути, только документов по крупным сделкам и сделкам с заинтересованностью и общедоступной информации»,— указывает партнер юридической фирмы «Савельев, Батанов и партнеры» Сергей Савельев.

«Главное изменение в том, что в ПАО убрали вообще доступ акционеров к “иным документам”, по сути, теперь у владельцев акций ПАО вообще нет права доступа к информации о деятельности общества по их запросу.

Большинство документов, которые акционер ПАО по законопроекту вправе запросить, и так находится в публичном доступе»,— подчеркивает директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Management Денис Спирин. К «иным документам», поясняет он, относятся, например, материалы к заседанию совета директоров или правления общества.

«То есть протокол заседания получить будет можно, а узнать, на основании чего принималось то или иное решение, по каким документам, уже нельзя. Но эти документы необходимы, чтобы понять, добросовестно ли ведут себя органы управления, есть ли основания потребовать возмещения убытков или оспорить убыточную для компании сделку»,— отмечает господин Спирин.

Он напоминает, что предложение закрыть доступ к «иным документам» публичных обществ содержалось в письме, направленном в мае президенту РФ главами ряда крупнейших российских компаний (ЛУКОЙЛ, «Транснефть», «Сургутнефтегаз», «Татнефть» и «Ростех»).

«Этот проект лоббировал крупный бизнес и добился своего,— констатирует Сергей Савельев.

— Мотивация этих компаний понятна: невыгодно давать миноритариям документы, потому что потом это приводит к судебным процессам по оспариванию сделок и корпоративных действий».

Миноритарных акционеров ограничат в доступе к документам общества - советы опытного юриста

Кроме того, законопроект обязывает миноритариев (от 1%, но менее 25% акций) при запросе документов указать «деловую цель», с которой им потребовались эти сведения.

Общество же вправе отказать в предоставлении информации, если цель указана не будет, либо содержание запрашиваемых документов не соответствует цели, либо такая цель не является «разумной». В проекте закона приводится неисчерпывающий перечень примеров «неразумности» запроса.

Например, если у компании имеются «сведения о фактических обстоятельствах, свидетельствующих о недобросовестности акционера», либо у акционера «необоснованный интерес в получении информации», либо «акционер является конкурентом общества либо аффилированным лицом конкурента», а запрашиваемая информация является конфиденциальной и «может причинить вред коммерческим интересам общества».

В связи с этим Денис Спирин опасается, что миноритарный акционер может получить отказ в предоставлении даже тех документов, которые по законопроекту он вправе получить. «Формулировки проекта, касающиеся неразумной деловой цели, носят оценочный и субъективный характер, в связи с чем дают компании возможность отказать любому миноритарию»,— констатирует господин Спирин.

По мнению Сергея Савельева, законопроект в предложенной редакции «никак не способствует повышению инвестиционной привлекательности российских компаний» и, напротив, «дестимулирует инвесторов вкладывать деньги в ПАО».

Анна Занина

Миноритариям засекретили доступ к информации о госкомпаниях :: Бизнес :: РБК

Законопроект, меняющий правила получения информации миноритарными акционерами, был внесен в Госдуму еще в 2011 году. В первой версии речь шла о том, что запрашивать документы о компании могут лишь акционеры, владеющие не менее 1% акций. При этом разграничения по самим документам не было. Однако тогда принятие закона застопорилось.

Ко второму чтению законопроект сильно изменился, оно состоялось в начале июля 2017 года, спустя месяц после письма глав крупнейших госкорпораций (ЛУКОЙЛа, «Транснефти», «Сургутнефтегаза», «Татнефти» и «Ростеха») президенту Владимиру Путину. В нем говорилось, что равный доступ к информации миноритарных акционеров и стратегических инвесторов несправедлив и порождает конфликты и судебные споры. Аналогичные предложения в феврале представила «Роснефть», сообщал «Интерфакс».

По мнению заместителя исполнительного директора Ассоциации профессиональных инвесторов (АПИ) Ивана Максимова, ключевым является исключение из текста закона понятия «иные документы», которое фигурировало в перечне документов, доступных всем акционерам, в первоначальной редакции законопроекта.

Упоминание «иных документов» давало возможность акционерам требовать не только прямо установленные законом, но и другие документы, необходимые для защиты интересов акционеров и самого общества.

В том числе это касается права предъявления исков к членам советов директоров и менеджменту о возмещении ущерба, причиненного обществу, об оспаривании убыточных для общества сделок и других. Именно эта возможность была вычеркнута из проекта, который в спешке прошел второе и третье чтения, говорит Максимов.

«Юридически эти права у акционеров остаются, однако практически реализовать их уже не выйдет, поскольку для подготовки исков нужны доказательства, которые нельзя будет потребовать и получить», — заключает эксперт.

«Согласно тексту законопроекта, акционеры — независимо от того, сколько у них акций, — могут требовать только ту информацию и документы, которые прямо включены в текст закона.

Это относится и к государству, которое является контролирующим акционером многих публичных компаний и формально не сможет запросить другие документы, прямо не названные в тексте, в случае вступления законопроекта в силу» — сказал Максимов РБК.

Читайте также:  Требуется устная консультация адвоката по арбитражному делу - советы опытного юриста

Понятие «иные документы» сохранилось в законопроекте только в отношении информации, которую могут требовать акционеры непубличных обществ, владеющие более 1% акций.

«Данный законопроект, безусловно, принимается скорее в интересах эмитентов, чем в интересах акционеров», — говорит генеральный директор ИК «Фридом Финанс» Тимур Турлов. При этом он признает, что в силу достаточно бедной акционерной культуры в России в раскрытии дополнительной информации больше заинтересованы конкуренты, чем основные инвесторы.

Турлов рассчитывает, что данная норма, с одной стороны, позволит публичным компаниям закрыть источник для утечки информации, составляющей коммерческую тайну, а с другой — менеджмент не станет необоснованно отказывать в реализации законных прав добросовестных акционеров.

Но «риски злоупотреблений со стороны квазигосударственного и государственного бизнеса гораздо выше», считает он.

Ответственность за миноритариев

Параллельно с работой над этим проектом Дума ранее в июле рекомендовала к принятию второй документ, также касающийся деятельности акционерных обществ. Одна из поправок к нему предусматривает, что полномочия по избранию исполнительных органов компании могут быть переданы от общего собрания акционеров к совету директоров без возникновения у акционеров права требовать выкупить их акции.

«Освобождая мажоритарного акционера от обязанности делать оферту миноритариям при передаче полномочий от собрания акционеров совету директоров, законодатель фактически развязывает ему руки для захвата компании, находящейся в коллективной собственности», — считает Борис Хорев, представитель компании «Мириад Рус» (защищает интересы миноритариев нескольких газораспределительных «дочек» «Газпрома»).

Хотя закон предписывает мажоритариям компенсировать миноритариям убытки от потери контроля над обществами путем оферты на выкуп акций по справедливой цене, «крупный бизнес пытается изменить правила игры в свою пользу», говорит представитель «Мириад Рус». Он считает, что в случае принятия этих поправок Россия «значительно откатится» в рейтинге Doing Business Всемирного банка, на который ориентируются российские власти.

Депутаты ограничили миноритариям доступ к документам компаний

Госдума приняла в третьем чтении законопроект о правах миноритарных акционеров получать информацию, сообщает «Интерфакс».

Закон устанавливает, что акционеры публичных обществ с долей более 1% акций имеют право запрашивать у эмитента ограниченный перечень информации: о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, протоколы заседаний совета директоров, а также отчеты оценщиков имущества, с которыми заключены крупные сделки и сделки с заинтересованностью. После первого чтения из текста документа исчезло выражение «и иные документы» в перечне разрешенной миноритариям информации, напоминает агентство.

Закон также определяет перечень документов, которые эмитент обязан предоставить по требованию всех акционеров.

В этот список попали договор о создании общества, документы о регистрации общества, решения о выпуске ценных бумаг и проспекты ценных бумаг, годовой отчет и финансовая отчетность, аудиторские заключения к ней, протоколы общих собраний акционеров, списки аффилированных лиц общества, заключения ревизора общества.

Доступ к протоколам заседания правления и документам бухгалтерского учета закон оставляет только владельцам более чем 25% голосующих акций. Устав общества может понизить долю, необходимую для доступа акционеров к этим документам, отмечается в законе.

Владельцы менее чем 25% голосующих акций, требуя предоставить им документы, должны будут указывать деловую цель этого запроса.

Под деловой целью закон понимает законный интерес акционера в получении сведений и документов, которые объективно необходимы и достаточны для надлежащей реализации прав акционера.

Указанная акционером цель не будет считаться разумной, если общество обладает сведениями о недобросовестности акционера, если имеет место необоснованный интерес в получении акционером документов или информации, если акционер является конкурентом общества или аффилированным лицом конкурента.

Закон дает компаниям право сохранять конфиденциальность коммерчески значимой информации. Оно может быть установлено соглашением о конфиденциальности, которое подписывают общество и его участники.

Компании получают право отказывать в доступе к информации, если запрашиваемая информация размещена в интернете, если документ запрашивается повторно, когда документ относится к прошлым периодам деятельности общества (более трех лет до момента обращения с требованием) или периодам, когда запрашивающее документы лицо еще не было акционером общества. Отказ в доступе к документам компания должна исчерпывающе обосновать.

Пока любой акционер публичной компании имеет право запрашивать у эмитента любую информацию, кроме документов бухгалтерского учета и протоколов заседаний правления, общество при этом обязано предоставить ее. В 2011-2012 гг.

Навальный, в том числе через суды, добивался как миноритарий права на доступ к засекреченным документам компаний, в том числе протоколам заседаний набсовета ВТБ и совета директоров «Транснефти», а также договорам «Роснефти».

В 2015 г. Банк России для защиты эмитентов от необоснованных запросов миноритариев предложил расширить перечень информации, которую должны публично раскрывать эмитенты. При этом он предложил ввести порог владения акциями, который дает право запрашивать у общества дополнительную информацию.

В феврале 2017 г. «Роснефть» предложила предоставлять полноценный доступ к документам публичной компании только владельцам 25%-ного пакета акций, остальным акционерам компания предлагала давать доступ только к раскрываемым документам, а акционерам с пакетом более 1% — еще и информацию о крупных сделках.

«Транснефть», «Татнефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз» и «Ростех» в своей версии законпопроекта предложили ввести обязательное раскрытие закрытого перечня разумно детализированной отчетной информации; разрешить доступ к документам бухгалтерского учета общества для акционеров с пакетом более 25% акций; обязать указывать разумную деловую цель для использования запрашиваемой информации, а также дать компаниям право отказывать в предоставлении сведений, если они не связаны с реализацией акционерных прав. Компании объяснили, что хотят защититься от злоупотреблений со стороны миноритариев. Миноритарные акционеры считают, что предложения нефтяных компаний направлены на полное лишение акционеров права доступа к документам компании и, как следствие, лишение акционеров прав защищать свои интересы и интересы самого эмитента, в том числе права предъявлять претензии к менеджменту за убытки, причиненные компании.

Ассоциация профессиональных инвесторов (АПИ) просила спикера Госдумы Вячеслава Володина и министра экономического развития Максима Орешкина не допустить принятия этого закона, поскольку при его подготовке текст не был доступен заинтересованной стороне — инвесторам — и их интересы не были учтены.

Миноритариям ограничат доступ к документам акционерных обществ, Новость

 Владельцев мелких пакетов акций могут признавать недобросовестными или причастными к конкурентам.

1% и 25% 

Миноритарных акционеров ограничат в доступе к корпоративной информации. Соответствующий законопроект принят Госдумой в третьем чтении, сообщает РБК.

Вводится градация доступа акционеров к документам компаний в зависимости от доли владения акциями. Если акционер владеет менее 1% компании, он может получить доступ «по требованию» только к базовым документам.

Читайте также:  Об уголовной ответственности за налоговые преступления - советы опытного юриста

Это договор о создании акционерного общества, документ о государственной регистрации и собрании учредителей, решения о выпуске ценных бумаг, протоколы общих собраний акционеров, списки аффилированных лиц общества, заключения ревизора общества, судебные решения по спорам, касающимся АО.

Если акционеру принадлежит более 1%, но менее 25%, он может также получить информацию по крупным сделкам или сделкам с заинтересованностью, отчетам оценщиков имущества, в отношении которого совершались аналогичные сделки, а также протоколам заседаний совета директоров. Для этого нужно будет указать «деловую цель» — свой законный интерес в получении сведений.

Доступ к протоколам заседаний правления и документам бухгалтерского учета, как и раньше, смогут получить только акционеры, владеющие более чем 25% акций. Данный порог может быть снижен в соответствии с уставом общества, отмечается в документе.

Компания может отказать акционерам второй категории в предоставлении документов, если посчитает интерес необоснованным, а самого акционера недобросовестным. Также причиной отказа может послужить его причастность к конкуренту компании. В случае же согласия компании на предоставление информации акционер будет обязан подписать соглашение о конфиденциальности.

Законопроект, меняющий правила получения информации миноритарными акционерами, был внесен в Госдуму еще в 2011 году. Вначале речь шла о том, что запрашивать документы о компании могут лишь акционеры, владеющие не менее 1% акций. При этом разграничения по самим документам не было.

Законопроект сильно изменился ко второму чтению.

Оно состоялось в начале июля, спустя месяц после письма руководителей ЛУКОЙЛа, «Транснефти», «Сургутнефтегаза», «Татнефти» и «Ростеха» президенту РФ Владимиру Путину.

В нем говорилось, что равный доступ к информации миноритарных акционеров и стратегических инвесторов несправедлив и порождает конфликты и судебные споры. Аналогичные предложения в феврале представила «Роснефть».

ПРАВА АКЦИОНЕРОВ ОСТАЮТСЯ, НО РЕАЛИЗОВАТЬ ИХ НЕ ПОЛУЧИТСЯ

Ключевым является исключение из закона понятия «иные документы», которое фигурировало в перечне документов, доступных всем акционерам, считает заместитель исполнительного директора Ассоциации профессиональных инвесторов (АПИ) Иван Максимов.

Упоминание «иных документов» давало возможность акционерам требовать не только прямо установленные законом, но и другие документы, необходимые для защиты интересов акционеров и самого общества.

В том числе это касается права предъявления исков к членам советов директоров и менеджменту о возмещении ущерба, причиненного обществу, об оспаривании убыточных для общества сделок и других, отмечает эксперт.

Юридически эти права у акционеров остаются, однако практически реализовать их уже не выйдет, поскольку для подготовки исков нужны доказательства, которые нельзя будет потребовать и получить, — добавил он.

«Согласно тексту законопроекта, акционеры — независимо от того, сколько у них акций, — могут требовать только ту информацию и документы, которые прямо включены в текст закона.

Это относится и к государству, которое является контролирующим акционером многих публичных компаний и формально не сможет запросить другие документы, прямо не названные в тексте, в случае вступления законопроекта в силу», сообщил Максимов РБК.

Понятие «иные документы» сохранилось в законопроекте только в отношении информации, которую могут требовать акционеры непубличных обществ, владеющие более 1% акций.

Данный законопроект принимается скорее в интересах эмитентов, чем в интересах акционеров, считает генеральный директор ИК «Фридом Финанс» Тимур Турлов. «В силу достаточно бедной акционерной культуры в России в раскрытии дополнительной информации больше заинтересованы конкуренты, чем основные инвесторы», сказал он.

Все это, с одной стороны, позволит АО закрыть источник для утечки информации, составляющей коммерческую тайну, а с другой — менеджмент не станет необоснованно отказывать в реализации законных прав добросовестных акционеров.

Но риски злоупотреблений со стороны «квазигосударственного» и государственного бизнеса гораздо выше, считает он.

ГЕНДИРЕКТОРОВ БУДУТ НАЗНАЧАТЬ НЕ АКЦИОНЕРЫ, А СОВЕТЫ ДИРЕКТОРОВ?

Государственная Дума РФ  рекомендовала к принятию второй документ, также касающийся деятельности АО. Одна из поправок к нему предусматривает, что полномочия по избранию исполнительных органов компании могут быть переданы от общего собрания акционеров к совету директоров без возникновения у акционеров права требовать выкупить их акции.

«Освобождая мажоритарного акционера от обязанности делать оферту миноритариям при передаче полномочий от собрания акционеров совету директоров, законодатель фактически развязывает ему руки для захвата компании, находящейся в коллективной собственности», — считает Борис Хорев, представитель компании «Мириад Рус».

Хотя закон предписывает мажоритариям компенсировать миноритариям убытки от потери контроля над обществами путем оферты на выкуп акций по справедливой цене, «крупный бизнес пытается изменить правила игры в свою пользу», говорит Хорев, защищающий интересы миноритариев Газпрома. В этом случае Россия «значительно откатится» в рейтинге Doing Business Всемирного банка, на который ориентируются российские власти, добавляет он.

Госдума разрешила компаниям в РФ не давать информацию миноритариям с долей меньше 25%

Российская Госдума на заседании в среду приняла в третьем чтении закон об ограничении информационных прав миноритарных акционеров российских компаний.

Он устанавливает, что внутренние документы компаний теперь смогут получить только владельцы крупных пакетов – более 25% голосующих акций. А для миноритарных акционеров публичных обществ с долей владения более 1%, но менее 25% акций, будет определен «ограниченный» перечень информации, которую они смогут запрашивать у эмитента.

Это информация о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, протоколы заседаний совета директоров, а также отчеты оценщиков имущества, с которым заключены крупные сделки и сделки с заинтересованностью.

На этом перечень заканчивается и акционеры не смогут получить ни бухгалтерскую отчетность за пределами годового отчета, ни информацию о тендерах.

При этом миноритарные акционеры, владеющие менее 25% голосующих акций общества, в требовании о предоставлении документов должны будут указывать «деловую цель», с которой запрашиваются документы, а компания сможет им отказывать в получении документов, если эта деловая цель не будет сочтена разумной. Это может быть сделано в случаях:

  • если общество обладает сведениями о «недобросовестности» акционера,
  • если имеет место необоснованный интерес в получении акционером документов,
  • или если у компании есть информация, если акционер является конкурентом общества или аффилированным лицом конкурента.

Новый закон также позволяет компании требовать от миноритария подписать соглашение о неразглашении и предоставлять ему информацию только на этих условиях. Также он позволяет не раскрывать документы, которые относятся к прошлым периодам деятельности общества (более трех лет до момента обращения с требованием) или к периодам, когда запрашивающий документы акционер еще не купил акции.

При этом перечень документов, которые эмитент обязан предоставить по требованию всех акционеров, в законе ограничивается буквально десятком документов: договором о создании общества, документами о регистрации общества, решениями о выпуске ценных бумаг и проспектами ценных бумаг, годовой отчетностью и финансовой отчетностью, а также аудиторскими заключениями к ней, протоколами общих собраний акционеров, списком аффилированных лиц общества и заключением ревизора общества.

Читайте также:  Требования, на которые исковая давность не распространяется - советы опытного юриста

*****

Идея «антиминоритарного» закона появилась в 2015 году. Власти и приближенный к Кремлю бизнес не скрывали, что целью была защита крупного российского бизнеса от «необоснованных» запросов информации со стороны миноритариев, например западных инвестфондов (Hermitage Capital и др.) и отдельных акционеров вроде Алексея Навального конца 90-х гг.

Эти акционеры приобретали небольшие пакеты акций и на основании этого требовали раскрывать структуру акционеров компании и обнародовать информацию о проводимых ей сделках и тендерах. Получив на руки документы, они выявляли коррупционные связи ее менеджмента и решения, на которых эти люди обогащались.

Нынешний закон основан на предложениях, которые в 2017 году представила «Роснефть».

Именно от ее менеджмента исходила идея предоставлять полноценный доступ к бухгалтерским документам компании только владельцам 25%-ого пакета акций.

Акционерам с пакетом более 1% предлагалось раскрывать еще и информацию о крупных сделках компании, а совсем мелким акционерам – предоставлять доступ только к официально раскрываемым документам.

Эти предложения в целом поддержали «Транснефть», «Татнефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз», а также госкорпорация «Ростех».

Их версия законопроекта предлагала раскрывать миноритарным акционерам «закрытый перечень разумно детализированной отчетной информации» и давала компаниям отказывать в предоставлении сведений, «если они не связаны с реализацией акционерных прав», в частности в доступе к «иным документам» компании.

В то же время закон вызвал категорическое недовольство Ассоциации профессиональных инвесторов (АПИ) и других инвестфондов, но был принят, несмотря на их возражения.

Миноритариям откроют доступ к коммерческой тайне — Газета.Ru

Миноритарии получат доступ ко всем документам компаний и их «дочек», которые сейчас предоставляются крупным акционерам, и к коммерческой тайне, а собрав 10%, смогут назначать проверки, самостоятельно выбирая аудиторов. Правительственный законопроект, внесенный в Госдуму, меняет российскую корпоративную практику, несмотря на протесты со стороны крупных компаний.

На рассмотрение Госдумы поступил правительственный законопроект, способный серьезно изменить корпоративную практику в России.

Миноритарные акционеры получат право знакомиться со всеми документами, доступными крупным собственникам, — перечень документов, которые подлежат предоставлению, станет единым.

Таким образом, доступны станут не только протоколы заседаний совета директоров, но и тексты всех хозяйственных договоров, одобренные советами, тексты акционерных соглашений и решений госорганов, осуществляющих контроль за компанией.

  • Более того, акционеры будут вправе требовать и доступ к документам хозяйственных обществ, находящихся под прямым или косвенным контролем своей компании.
  • Все документы должны быть предоставлены по требованию акционера не позднее чем через 7 дней.
  • «На практике складываются ситуации, когда осуществление всей хозяйственной деятельности общества фактически переносится на уровень подконтрольных ему хозяйственных обществ, лишая тем самым акционеров права на доступ к документам, реально отражающим информацию о деятельности головной компании», — объяснило необходимость принятия законопроекта Минэкономразвития, готовившее документ.
  • В частности, через аффилированные структуры осуществляются масштабные благотворительные программы «Транснефти», а «дочки» «Сургутнефтегаза» владеют бумагами материнской компании.
  • Также миноритариям станет доступна коммерческая тайна, если они примут на себя обязанность по соблюдению ее режима.

Акционеры, владеющие более 10% голосующих акций, смогут в любое время потребовать проведения внеочередной проверки специальным аудитором — за свой счет. При этом компания обязана предоставить ему ту же информацию, что и официальному аудитору.

Больше времени дается миноритариям, владеющим более 10% акций, на созыв внеочередного собрания акционеров: 70 дней вместо 40 с момента уведомления. Если на собрание выносится вопрос о переизбрании членов совета директоров, то срок увеличивается до 105 дней.

Для собрания акционеров, созванного советом директоров, установлено 65 дней, при избрании членов совета директоров — 100 дней.

Совету директоров придется выносить рекомендации по размеру дивидендов и решение о созыве собрания акционеров, где они будут рассматриваться, одновременно.

Об общем собрании акционеров сообщать нужно будет в печатном издании, распространяемом на всей территории России, или на главной странице официального сайта компании.

Публично вопрос о защите прав миноритариев поставил юрист Алексей Навальный – акционер крупнейших российских компаний. Он неоднократно через суды требовал доступа к протоколам совета директоров «Роснефти». Юрист предъявлял претензии и к непрозрачной системе принятия решений в «Транснефти» и ВТБ.

Крупные российские компании требовали законодательно ограничить доступ миноритариев к информации.

В ноябре 2010 года президент ГМК «Норильский никель» Андрей Клишас в письмах в Ассоциацию юристов России и Национальный совет по корпоративному управлению жаловался на злоупотребление правом со стороны миноритариев, которые могут получать «практически полную информацию о деятельности крупных публичных компаний» и используют ее «исключительно» с целью последующего раскрытия «в своих коммерческих целях». Первый зампред правления ВТБ Василий Титов в Госдуме также предлагал внести ограничения в сферу информационной открытости акционера-эмитента, упорядочить сроки предоставления информации и ее объем. «Эта информация использовалась в собственных целях, для пиара, для публикаций, к сожалению, не в пользу акционерному обществу», – убеждал он.

Существующий порядок уже «в достаточной мере отвечает интересам миноритарных акционеров», считают в «Норильском никеле», а одобренные правительством поправки затруднят работу компаний.

«Предлагаемые поправки в закон об акционерных обществах дадут возможность проводить проверки самостоятельно, выбирая аудитора по своему усмотрению, и за свой счет (с возможностью возмещения понесенных расходов со стороны общества), – заявили «Газете.Ru» в пресс-службе ГМК.

– На практике это может привести к дестабилизации текущей работы предприятия, поскольку аудит занимает продолжительное время и является серьезной процедурой, связанной с предоставлением значительного объема конфиденциальной информации.

Единственным фактором, способным минимизировать злоупотребления данной нормой, является то, что аудит – дорогостоящее мероприятие».

Эксперты же одобряют поправки. «Давно пора было это сделать, — говорит заместитель исполнительного директора Ассоциации по защите прав инвесторов Игорь Репин. — В принципе, в этом нет ничего революционного.

Если дела ведутся честно, то ничего такого в этой информации нет, ее можно не только миноритариям предоставлять, но хоть на сайте вешать. Другое дело, что многие компании создавали дочерние структуры, именно чтобы обойти закон об ОАО. Теперь эту лазейку прикроют».

Он не ждет всплеска судебных разбирательств, если поправки вступят в силу. «Если дело дойдет до суда, это будут железно выигрываемые иски. Поэтому их будет немного.

Компании, не предоставляющие информацию, будут получать плохой пиар плюс штрафы от ФСФР, — прогнозирует Репин. — Но борьба составителей законодательной базы и тех, кто ищет в ней лазейки, продолжится.

Посмотрим, что они еще найдут».

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *