Источники международного частного права — советы опытного юриста

Определение 1

Источник права — это такая определенная форма существования правовых норм (которые еще называются юридически обязательными правилами поведения). Юридическое правило обязательного характера проявляется в специальной форме, которая показывается как основа признания такого правила в роли правовой нормы.

Также как и международное частное право целиком, его определенные источники имеют некий парадоксальный и специфический характера. Специфика источников МЧП порождена его предметом контролирования: неимущественные и имущественные отношения между частными лицами, когда данные отношения имеют конкретную связь с правопорядком двух или же более государств.

Источники международного частного права и их основные концепции:

  1. Концепция «двойственности» источников МЧП (это две категории самостоятельного характера источников — национальные, а также международные).
  2. Концепция «гомогенности» (которую еще называют концепцией однородности) источников частного права международной направленности, их «национального» характера (решения Постоянной палаты международного правосудия по каким-либо делам о сербских и бразильских займах (1929 год)).
  3. Концепция «комплексности» источников частного права международного характера. Большинство людей, которые выступают в роли представителей науки придерживаются определенной концепции о двойственном характере источников («дуализм источников МЧП»). Источники же в свое время разделяются на «национальные» (специальное законодательство национального характера, арбитражная, а также судебная практика) и «международные» (договор международной направленности, какой-либо международный обычай, международная судебная практика).

Отношения, которые входят в состав предмета международного частного права появляются между не суверенными субъектами и при этом затрагивают конкретные интересны двух или же более государств.

Замечание 1

Если посмотреть с одной стороны, то частное право международной направленности включается в определенную систему национального права, что означает, его источники имеют национально-правовую природу.

С другой стороны — международное частное право контролируется международными частноправовыми отношениями, поэтому международное право выступает самостоятельным источником данной национальной системы права.

В пользу такой точки зрения свидетельствуют некая нормативная структура МЧП: международные нормы унифицированного характера (коллизионные, а также материальные) входят в структуру и при этом являются ее неотъемлемой частью. С данной позиции можно говорить о каком-либо двойственном характере источников международного частного права (международно-правовом и национальном).

В Российской Федерации в Конституции закреплены в 15 статье: «Принципы общепризнанной направленности, а также определенные нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, которые являются составной частью ее системы правового характера».

Поэтому можно говорить, что международное право в соответствии с конкретной общей нормой Конституции Российской Федерации выступает в качестве источника всех отраслей российского права, что отражается в отраслевом законодательстве (а именно в статье 1, 356 и 355 Уголовного Кодекса Российской Федерации; статье 1 и 413 УПК Российской Федерации; 7 статье ГК Российской Федерации).

Основные законы других государств

Стоит отметить, что основные законы иных государств содержат аналогичные положения в 55 статье Конституции Франции, где отмечено: «Соглашения, а также договоры, должным образом ратифицированные и одобренные, имеют определенную силу, которая в свое время превышает силу законов внутреннего характера…» В правовой современной системе нормы права международной направленности являются специальными источниками национального права большинства стран мира.

В постановлении Пленума ВАС Российской Федерации от 1999 года 11 июня № 8 «О конкретном деянии договоров международного характера Российской Федерации применительно к определенным вопросам арбитражного процесса» раскрывается понятие «принципы общепризнанной направленности, а также нормы международного права»: «Общепризнанные принципы и нормы права международного характера, отмеченные в специальных международных пактах, конвенциях и других актах (по большинству своему, в декларации всеобщих прав гражданина, Международном пакте о политических и гражданских правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах), и договорах международного порядка Российской Федерации являются определенной составной частью ее системы права».

В 1186 статье ГК Российской Федерации отмечаются источники российского международного частного права, а точнее перечень данных источников: «Право, которое в свое время подлежит использованию к определенным гражданско-правовым отношениям осложненным иностранным элементом определяется на основании каких-либо международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса, других обычаев и законов, которые были признаны в Российской Федерации».

Замечание 2

Данная норма является своего рода уникальной; более никакая отраслевая кодификация не занимается устанавливает перечень источников осуществляя такие действия.

Нужна помощь преподавателя? Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Например, в статье 1 части 1 ГПК Российской Федерации идет речь о конкретном национальном законодательстве, как о источнике гражданского процесса России, а в статье 1 части 2 устанавливается специальное использование норм договоров международного характера.

Лишь в частном праве международной направленности законодатель на первое место среди его источников поставил международный договор.

Поэтому возникает вопрос: в 1186 статье ГК Российской Федерации, помимо перечня международного частного права, определена и их иерархия, или же законодатель просто выразил принцип общего характера российского права о примате предписаний международно-правовой направленности в ситуации их противоречия законодательству национального порядка?

Обычно говорится, что «указание приоритета договора международной направленности обусловливается определенными предписаниями, в первую очередь самой Конституции Российской Федерации 15 статьи части 4, 17 статьи части 1, 62 статьи части 1 и 3, а также 63 статьи части 1 и других.» о примате права международного порядка над национальным. Такое положение можно расценивать как некую норму, которая служит решением коллизии «между двумя нормами внутригосударственной направленности.

Замечание 3

Одной из них является конкретное общее правило, которое нашло свое место во внутреннем законодательстве, а вторая выступает в роли специального изъятия из нее, вытекающее из специального международного договора является важным, что обычно второй норме отдается предпочтение».

Что же касается концепции включения частного права международной направленности в конкретную систему права национального характера, то данная система не дает права считать международный договор его главным источником.

«Роль законодательства внутреннего порядка в международном частном праве объясняется тем, что в данной сфере права речь идет о контролировании не гражданско-правовых, а не межгосударственных отношений.

Вторым по значению источником частного права международного характера является определенный международный договор».

В качестве основного источника какой-либо системы, а также подсистемы или же какой-то отрасли внутригосударственного права является национальный правопорядок. В настоящее время лидирующие позиции среди источников частного права международного порядка занимает национальное право.

Статья 1186 ГК Российской Федерации ведет речь о трех источниках МЧП: обычай, законодательство международного характера. 11 статья ГПК Российской Федерации, а также 13 статья АПК Российской Федерации дополняют данный перечень аналогией закона, и, конечно, права.

Что касается законодателя, который является отечественным, то он не включил в перечень источников МЧП арбитражную и судебную практику, правовую доктрину и автономию воли сторон.

В это же время в 1191 статье ГК Российской Федерации (точно также как и в 166 статье CK Российской Федерации, и в 14 статье АПК Российской Федерации) отмечается, что «во время использования права иностранной направленности судебный орган устанавливает содержание его норм в соответствии с их официальным толкованием, а также использованием практикой и доктриной в соответствующем иностранном государстве». Судебная практика, которая является иностранной расценивается, как источник права иного государства.

Замечание 4

В иностранной науке права источниками частного права международного порядка признаются не только какое-либо право национального характера и международный договор, международно-правовой обычай, судебно-арбитражная практика и доктрина, но также и определенная волевая автономия, и транснациональное право коммерческой направленности.

Источник национального порядка

Источник национального порядка международного частного права является всей внутренней системой права, всем правопорядком такого государства.

Данный подход во время определения источников, которые являются национальными МЧП имеет достаточно тесную связь с тем, что его одной из важнейшим частей являются специальные коллизионные нормы, ссылающиеся не на какой-либо конкретный закон, а на всю правовую систему в целом.

На первом месте среди внутренних источников стоят конкретные законы, а также подзаконные документы. Достаточно важно, что сейчас во многих государствах приняты специальные законы о частном праве международной направленности.

Замечание 5

Но тем не менее даже и в таких государствах гражданское, торговое, семейное, трудовое, гражданско-процессуальное, арбитражное законодательство выступает в качестве источника МЧП. Значительную роль среди источников занимают национальные правовые обычаи в сфере МЧП (но все таки важно указать ограниченное количество таких обычаев).

Вопросы, являющиеся конкретными в контролировании частноправовых отношений, имеющих определенную связь с правопорядком иностранного характера в большей степени регламентируются во внутригосударственных подзаконных документах, ведомственных, а также межведомственных инструкциях, которые в свое время тоже вошли в правовую систему государства и выступают в роли источников частного права национального порядка. Арбитражная, а также национально судебная практика отмечается как определенный самостоятельный источник, но это также часть национального правопорядка, именно из-за этого судебная практика имеет отношение, и к национальному праву, как к конкретному источнику МЧП.

Читайте также:  Наименование юридического лица. Место нахождения юридического лица - советы опытного юриста

Парадоксальный характер источников частного права международной направленности обычно показывается в том, что какие-либо самостоятельные источники данной отрасли права являются такими формами существования норм правового порядка, которые в иных отраслях права считаются или вспомогательными источниками, или специальными средствами определения и толкования правовых норм, или же правовыми институтами. Частное право международного характера отличается свойственной сложностью, поэтому в нем как в ни в какой другой правовой отрасли, есть большое количество пробелов, из-за этого источниками международного частного права можно назвать доктрину (науку) права, аналогию закона, а также аналогию права, автономию воли сторон, и определенные принципы права, которые являются общими для цивилизованных народов.

Источники международного частного права

В результате изучения данной главы студент должен: знать

  • • понятие и виды источников МЧИ;
  • • систему источников МЧП;
  • • эволюцию источников МЧП;
  • • тенденции в области систематизации и унификации источников МЧП; уметь
  • • разбираться в международных конвенциях, национальных законах, содержащих нормы МЧП различных государств;
  • • различать между народно-правовые и внутригосударственные источники МЧП;
  • • анализировать современные тенденции развития нормативно-правовой базы в области МЧП;

владеть

  • • навыками применения по аналогии решений судов в практической деятельности в сфере МЧП;
  • • навыками сравнительного анализа источников МЧП.

Понятие, специфика и виды источников международного частного права

Источник права — это форма существования правовых норм. МЧП как система норм характеризуется определенным своеобразием источников. Его источники имеют двойственный и парадоксальный характер, обуслов- ленный подпадающими под его действие общественными отношениями.

Специфика источников МЧП порождена его предметом регулирования — частноправовыми отношениями, осложненными иностранным элементом, т.е. лежащими в сфере международного общения и затрагивающими интересы двух и более государств.

С одной стороны, МЧП представляет собой отрасль национального права, следовательно, его источники имеют национально-правовой характер. С другой стороны, МЧП регулирует именно международные гражданские правоотношения, следовательно, международное право выступает самостоятельным источником этой отрасли нрава.

В пользу данной точки зрения говорит и сама нормативная структура МЧП: унифицированные международные нормы, как материальные, так и коллизионные, непосредственно входят в его структуру и являются ее неотъемлемой частью.

Таким образом, для отечественной науки традиционным выступает положение о двойственности источников МЧП, являющихся одновременно и национальными, и международно-правовыми.

Двойственность источников не означает возможности разделения МЧП на две части. Предметом регулирования в обоих случаях являются одни и те же отношения, а именно гражданско-правовые отношения, осложненные иностранным элементом.

Выделяют четыре основных вида источников в M4W:

  • • международные договоры;
  • • внутреннее законодательство;
  • • судебная и арбитражная практика;
  • • обычаи.

К международным источникам традиционно относят договоры и обычаи, к национальным — внутригосударственный закон, включая подзаконные акты, а применительно к практике ряда соответствующих государств — и судебный прецедент.

Как видно, к национальным источникам МЧП относится вся внутренняя правовая система в целом, весь правопорядок данного государства.

Такой подход при определении национальных источников МЧП связан с тем, что его основополагающей частью являются коллизионные нормы, отсылающие не к конкретному закону, а ко всей правовой системе, ко всему правопорядку в целом. На первом месте в перечне внутренних источников МЧП стоят законы и подзаконные акты.

Во многих государствах приняты специальные законы о международном частном праве: среди них, например, Федеральный закон Австрии «О международном частном праве» 1978 г., Федеральный закон Швейцарии «О международном частном праве» 1987 г.

, Указ Венгрии «О международном частном праве» 1979 г., Закон Грузии «О международном частном праве» 1998 г., Закон Польши «Международное частное право» 2011 г., Закон Китайской Народной Республики «О праве, применимом к гражданским правоотношениям с иностранным элементом» 2011 г.

, Закон Чехии «О международном частном праве» 2012 г.

Как основополагающую тенденцию развития правового регулирования в сфере международного частного права ученые выделяют процесс масштабной кодификации соответствующего законодательства[1] [2].

Под кодификацией принято понимать наиболее сложную и совершенную форму систематизации, направленную на коренную переработку действующего законодательства.

Формы кодификации представляют собой органические законы (основы, кодексы, уставы, положения), где объединены различные правовые нормы и институты, регламентирующие отношения в рамках определенной правовой отрасли. Что же касается непосредственно кодификации норм МЧИ, то возможны три варианта ее осуществления1:

  • • в качестве отраслевой кодификации — в различных разделах общего материально-правового акта (Франция);
  • • в качестве межотраслевой кодификации — в отдельных разделах отраслевых законодательных актов (Греция, Испания, Португалия, Аргентина, Россия, Беларусь);
  • • в качестве автономной кодификации — в едином специализированном законе (Венгрия, Польша, Чехия, Швейцария, Турция).

Наибольшей популярностью среди перечисленных способов кодификации законодательного регулирования в сфере МЧИ пользуются межотраслевая и автономная кодификации, при этом автономная кодификация играет доминирующую роль[3] [4].

Другой тенденцией, обращающей на себя внимание исследователей, является стремление национального законодателя именовать кодификации МЧП кодексами[5]. В качестве примера могут выступать Кодекс международного частного права Туниса 1998 г., Кодекс международного частного права Бельгии 2004 г.

, Кодекс международного частного права Болгарии 2005 г., Кодекс международного частного права Турции 2007 г. и др. Тенденция повышения статуса законодательных актов в данной сфере уже давно стала устойчивой[6].

Примером самой крупной в мире кодификации коллизионных норм служит разработанный кубинским правоведом Л. С. де Бустаманте и Сервен известный Кодекс Бустаманте[7], являющийся приложением к Конвенции о международном частном праве 1928 г.

Данная конвенция является наиболее значимым региональным кодификационным актом в области международного частного права, а Кодекс Бустаманте — самым ярким примером кодификации, осуществленной выдающимся юристом и получившей официальное признание.

В современном праве имеет место и неофициальная кодификация как результат самостоятельного творчества правоведов. Так, на основе обобщени я судебных прецедентов в курсе Дайси — Морриса (Великобритания)1 содержится неофициальная кодификация коллизионного нрава[8] [9].

Повышение значения неофициальных кодификаций судебных прецедентов[10] связывается с отсутствием единого детально разработанного и систематизированного законодательства о международном частном праве, несмотря на то, что подобного рода издания не являются источниками последнего[11].

Что касается норм российского МЧП, то они также подверглись кодификации в рамках отраслевых либо комплексных правовых актов, число которых постоянно растет[12].

В России и в других странах СНГ (за исключением Азербайджана и Грузии) не принимался специальный закон, регламентирующий международные частноправовые отношения, а имеется ряд законодательных актов, содержащих нормы в этой области[13].

Нежелательным эффектом вследствие такого положения дел становится появление нескольких групп коллизионных норм, равно как и норм прямого действия, регламентирующих международные невластные отношения. При этом различное решение в этих нормах предлагается для одних и тех же основополагающих вопросов международного частного права.

Межотраслевая кодификация, произведенная в российском праве, например, в рамках Гражданского кодекса, который содержит специальный разд.

VI «Международное частное право», Гражданского процессуального кодекса РФ, Арбитражного процессуального кодекса РФ, Кодекса торгового мореплавания РФ, Семейного кодекса РФ, Федерального закона 2002 г.

«О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»[14] и ряда других законов, обусловила многократное дублирование норм, разрешающих общепонятийные положения МЧП, что, по мнению специалистов, неизбежно ведет к противоречивым решениям[15].

Раздел VI ГК РФ «Международное частное право» обращен к отдельным гражданско-правовым отношениям и игнорирует отношения в сфере интеллектуальной собственности, валютные, земельные, брачно-семейные, трудовые, гражданско-процессуальные отношения.

Вследствие чего, действующее регулирование называют «купированным»1. Данная ситуация не изменилась и с принятием федерального закона, которым внесены изменения в разд. VI части третьей ГК РФ «Международное частное право» (ФЗ от 30 сентября 2013 г.

№ 260-ФЗ «О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации», вступивший в силу с 1 ноября 2013 г.).

В отечественной доктрине неоднократно поднимался вопрос о принятии специального закона о международном частном праве, который мог бы консолидировать материально-правовые и процессуальные нормы его отраслевой структуры, рассредоточенные в различных внутригосударственных законодательных актах. Проект такого закона на доктринальном уровне был подготовлен уже в 1980-х гг.

Читайте также:  Возможно ли переквалифицировать деяние? - советы опытного юриста

Но полной кодификации российского МЧП произвести не удалось, специальный закон о международном частном праве не рассматривался даже на уровне законопроекта. О надежде обрести отечественный закон о международном частном праве и препятствиях правового характера на пути к достижению данной цели упоминают в своих трудах многие российские исследователи[16] [17].

Очевидно, что посредством принятия специального закона, призванного объединить нормы МЧП, достигается возможность более подробной и системной кодификации, поскольку в специальный нормативный акт включаются положения, относящиеся не только к отдельным видам правоотношений (как при отраслевой кодификации), но и общие нормы, которые в этом случае не дублируются многократно в разных актах[18].

Но даже в тех государствах, где приняты специальные законы о международном частном праве, национальное гражданское, торговое, семейное, трудовое, гражданско-процессуальное и арбитражное законодательство в целом также можно назвать источником МЧП.

Значительная роль среди источников внутригосударственной принадлежности отводится национальным правовым обычаям в сфере МЧП. Следует сразу оговориться и указать на достаточно ограниченное их количество в национальном праве государств.

Конкретные вопросы регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом в основном регламентируются во внутригосударственных подзаконных актах, ведомственных и межведомственных инструкциях, которые также входят в правовую систему государства и выступают в качестве источников МЧП.

Национальная судебная и арбитражная практика традиционно выделяется как самостоятельный источник МЧП, но она также является и частью национального правопорядка, именно поэтому судебную практику можно отнести и к национальному праву как источнику МЧП[19].

По аналогии с национальным правом можно утверждать, что источником МЧП является международное право в целом. В систему международно-правовых источников МЧП входят международные договоры, международные правовые обычаи и система негосударственного регулирования внешнеторговой деятельности — международное коммерческое право.

Из всех международно-правовых источников МЧП основное значение принадлежит именно международным договорам. Кроме того, общепризнанные нормы и принципы международного права являются частью правовой системы большинства государств и имеют примат над нормами национального права в случае их противоречия (ст. 15 Конституции РФ и ст.

7 ГК РФ).

Исключительность источников МЧП проявляется в том, что самостоятельными источниками этой отрасли права являются такие формы существования правовых норм, которые в других отраслях права считаются либо вспомогательными источниками, либо средствами определения и толкования правовых норм, либо просто правовыми институтами.

К такого рода источникам МЧП можно отнести судебную и арбитражную практику, как национальную, так и международную, доктрину права, аналогию права и аналогию закона, автономию воли сторон, общие принципы права цивилизованных народов.

Существующее положение дел объясняется особой сложностью правового регулирования общественных отношений, составляющих предмет МЧП и, как следствие, огромным, по сравнению с другими отраслями права, количеством пробелов.

Международное частное право

Источник права — это форма существования правовых норм. Как и само МЧП в целом, его источники имеют двойственный и парадоксальный характер.

Специфика источников МЧП порождена его предметом регулирования: частноправовые отношения, отягощенные иностранным элементом, т.е. лежащие в сфере международного общения и затрагивающие интересы двух и более государств.

С одной стороны, МЧП представляет собой отрасль национального права, следовательно, его источники имеют национально-правовой характер.

С другой — МЧП регулирует именно международные гражданские правоотношения, следовательно, международное право выступает самостоятельным источником этой отрасли права.

В пользу данной точки зрения говорит и сама нормативная структура МЧП: унифицированные международные нормы (и материальные, и коллизионные) непосредственно входят в его структуру и являются ее неотъемлемой частью.

Именно такое положение вещей и предопределяет двойственный характер источников МЧП (одновременно и национальный, и международно-правовой).

Национальным источником МЧП является вся внутренняя правовая система в целом, весь правопорядок данного государства. Такой подход при определении национальных источников МЧП связан с тем, что его основополагающей частью являются коллизионные нормы, отсылающие не к конкретному закону, а ко всей правовой системе, ко всему правопорядку в целом.

На первом месте среди внутренних источников МЧП стоят, естественно, законы и подзаконные акты. Во многих государствах приняты специальные законы о международном частном праве.

Но даже в таких государствах национальное гражданское, торговое, семейное, трудовое, гражданско-процессуальное и арбитражное законодательство в целом можно назвать источником МЧП.

Немаловажное место среди источников занимают и национальные правовые обычаи в сфере МЧП (следует сразу отметить ограниченное количество таких обычаев во всех государствах).

Конкретные вопросы регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом в основном регламентируются во внутригосударственных подзаконных актах, ведомственных и- межведомственных инструкциях, которые также входят в правовую систему государства и выступают в качестве источников МЧП. Национальная судебная и арбитражная практика в принципе выделяется как самостоятельный источник МЧП, но это также часть национального правопорядка, поэтому судебную практику можно отнести и к национальному праву как источнику МЧП.

По аналогии с национальным правом можно утверждать, что источником МЧП является международное право в целом. В систему международно-правовых источников МЧП входят международные договоры, международные правовые обычаи и система негосударственного регулирования внешнеторговой деятельности (международное коммерческое право).

Из всех международно-правовых источников МЧП основное значение принадлежит именно международным договорам. Кроме того, нельзя забывать, что общепризнанные нормы и принципы международного права являются частью правовой системы большинства государств и имеют примат над нормами национального права в случае их противоречия (ст. 15 Конституции РФ и ст. 7 ГК РФ).

Парадоксальный характер источников МЧП проявляется в том, что самостоятельными источниками этой отрасли права являются такие формы существования правовых норм, которые в других отраслях права считаются либо вспомогательными источниками, либо средствами определения и толкования правовых норм, либо просто правовыми институтами.

Это связано с тем, что МЧП отличается особой сложностью, и в нем, как ни в какой другой отрасли права, имеется огромное количество пробелов. Такими источниками МЧП можно назвать судебную и арбитражную практику (и национальную, и международную), доктрину (науку) права, аналогию права и аналогию закона, автономию воли сторон, общие принципы права цивилизованных народов.

Источники российского международного частного права перечислены в ГК РФ — ст. 3, ст. 5-7, ст. 1186; в ГПК РФ — ст. И; в АПК РФ — ст. 13; в СК РФ — ст. 3 — 6. Российское законодательство в качестве источников МЧП признает национальное право, международные договоры и обычаи, аналогию права и закона.

Концепция двойственности источников международного частного права



В статье авторы анализируют некоторые источники международного частного права. Также в статье приводятся и анализируются основные доводы сторонников концепции двойственности источников международного частного права. Кроме того, в ходе анализа дается критика данных доводов.

Ключевые слова: международное частное право, международное право, концепция двойственности источников, иностранный элемент, Гражданский кодекс.

Международное частное право представляет собой совокупность норм внутригосударственного законодательства, международных договоров, а также обычаев, которые регулируют гражданско-правовые, трудовые и иные частноправовые отношения, которые осложнены иностранным элементом. Источники международного частного права имеют важное значение в международном частном праве, так как без них невозможно было бы сотрудничество между странами.

Можно сказать, что в международном частном праве, единственным юридическим источником является нормативный юридический акт, то есть законы и подзаконные акты.

Однако, также определённую, хотя и незначительную роль играют санкционированные обычаи. Кроме того, в некоторых государствах источниками права наряду с нормативными актами выступают судебные прецеденты.

Они также являются источником и международного частного права [1, с. 56].

В Российской Федерации нет единого кодификационного акта по международному частному праву, коллизионные нормы содержатся в отраслевых кодексах таких, как Гражданский кодекс, Семейный кодекс и Кодекс торгового мореплавания.

Основным национальным источником является Гражданский кодекс, который содержит нормы международного частного права в разделе 6 «Международное частное право».

В данном кодексе впервые даётся достаточно обширный свод коллизионных норм и принципов применения и толкования иностранного права. Также следует отметить, что в настоящее время законодательно закреплены многие положения, которые были выведены наукой.

Такие понятия как взаимность, обратная отсылка, непосредственно применимые императивные нормы, закон тесной связи, личный закон физических и юридических лиц и др. впервые закреплены в российском законодательстве.

Читайте также:  Реорганизация юридических лиц - советы опытного юриста

Помимо Гражданского кодекса также имеет существенное значение национального источника коллизионного права и Семейный кодекс, который в разделе 7 «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства» содержит нормы международного частного права. Семейный Кодекс внёс существенные изменения в коллизионное регулирование семейно-брачных отношений в сравнении с ранее действовавшим законодательством.

Кроме указанных нормативно-правовых актов отдельные коллизионные нормы содержатся и в ряде других законодательных актах Российской Федерации.

До сих пор остаётся спорным вопрос о вхождении в состав международного частного права национальных материально-правовых норм прямого действия. Материально-правовые нормы, предназначенные для регулирования отношений, осложнённых иностранным элементом, могут находиться и в международных договорах.

В настоящее время эти нормы в большинстве случаев признаются нормами международного частного права.

В разделе VI «Международное частное право» ГК РФ имеется норма, в соответствие с которой если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается.

Кроме нормативно-правовых актов пункт 1 ст.1186 ГК РФ называет в качестве источника международного частного права обычаи, признаваемые в Российской Федерации. Эти обычаи могут быть как национальные (российские), так и международные. Они могут иметь как материальное, так и коллизионное содержание [2, с. 130].

Кроме того, некоторые страны в качестве источника права признают судебный прецедент. Прецедент имеет значение для решения вопросов правоприменительного порядка, дополнения позитивного права путем восполнения пробелов в законе, признания обычая, толкования закона и т. д.

Однако, в российском действующем законодательстве признание прецедента в качестве источника права не закреплено.

При этом, некоторыми учеными высказывается мнение о необходимости признания судебного прецедента в Российской Федерации, а также о том, что обязательные для судов разъяснения Верховного Суда Российской Федерации по вопросам применения и толкования права являются источником права. Данные вопросы в настоящее время являются дискуссионными [3, с. 4].

Говоря о международном договоре, следует сказать о том, что он, являясь источником международного права, регулирует отношения между государствами.

Кроме того, договоры накладывают на государства обязанность обеспечить применение норм, содержащихся в договоре, повсеместно на его территории всеми физическими и юридическими лицами и его правоприменительными органами, которые подчиняются только национальному праву.

Из сказанного можно сделать вывод о том, что для того, чтобы нормы международного договора могли применяться на территории государства и быть юридически обязательными для участников частноправовых отношений, нужно придать им силу национального права.

Юридический механизм данного процесса предусматривается внутренним правом государства и обычно именуется трансформацией международно-правовых норм в национально-правовые. Правовые акты о присоединении являются теми правовыми формами, в которых нормы международного договора вводятся в российскую правовую систему. Именно они являются источниками российского права вообще и международного частного права [4, с. 57].

В связи с вышеизложенным можно сделать вывод, что международный договор не имеет прямого применения во внутригосударственной сфере, а значит также и не является источником внутреннего права, в том числе международного частного права как одной из отраслей внутреннего права.

В трансграничных частноправовых отношениях действие международного договора опосредовано национально-правовыми актами (п. 4 ст. 15 Конституции, законом о ратификации, постановлением Правительства о присоединении и пр.).

Эти акты являются теми правовыми формами, в которых нормы международного договора вводятся в российскую правовую систему. Именно они являются источниками внутреннего права вообще и международного частного права в частности.

Итогом данной процедуры валяется то, что международный договор приобретает силу действия национально-правового акта. В свою очередь, данный факт снимает проблему «двойственности» источников международного частного права [2, с. 130].

В последнее время сфера воздействия международно-правовых договоров все более расширяется как на международные коммерческие отношения, так и на международный гражданский оборот.

Развитие и обновление таких отношений, потребность в защите прав и законных интересов субъектов международного частного права обуславливают необходимость всестороннего совершенствования применяемых в этой области международно-правовых инструментов.

Учитывая специфику общественных отношений, которые регулируются международным частным правом, а также его места в правовой системе (национальной либо международной), можно выделить определенную особенность источников международного частного права.

Данная особенность заключается в двойственности форм выражения и закрепления его норм.

Двойственность в контексте источников международного частного права означает, что с одной стороны, источниками являются международные договоры и международные обычаи, а с другой — нормы законодательства и судебная практика отдельных государств [4, с. 64].

В доктрине широко обсуждается двойственность источников международного частного права. Кроме того, ранее названный Гражданский Кодекс Российской Федерации в п. 1 ст.

1186 устанавливает, что право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, «определяется на основании международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса и других законов, а также обычаев, признаваемых в Российской Федерации».

Исходя из данной формулировки можно сделать вывод о том, что Гражданский Кодекс воспринял концепцию двойственности источников [5].

Кроме данного факта ученые, поддерживающие концепцию двойственной природы источников международного частного права, указывают на тот факт, что многие нормы, входящие в его систему, создаются в форме международных договоров.

Международный договор действительно играет большую роль в создании норм международного частного права, в частности унифицированных коллизионных и унифицированных материальных частноправовых норм.

Однако, как уже отмечалось ранее, это не может служить доказательством того, что договор сам по себе является источником международного частного права [6, с. 68–69].

Кроме того, нужно отметить, что концепция двойственности источников не предполагает разделение международного частного права на две части, так как предметом регулирования в любом случае являются одни и те же отношения, а именно гражданско-правовые отношения, осложненные иностранным элементом [4, с. 66].

Международное право и национальное право являются самостоятельными правовые системы, которые не находятся в подчинении у друг друга. Однако в то же время они взаимосвязаны и тесно взаимодействуют. В рамках данных систем фигурируют свои объекты регулирования, субъекты и источники.

Таким образом, концепция двойственности источников международного частного права подвергается критике, так как международные договоры в любом случае не применяются непосредственно, а вводятся в российскую правовую систему определенными актами органов власти. В свою очередь данные акты и являются источниками внутреннего права вообще и международного частного права в частности.

Кроме того, в доктрине указывается на то, что международное право и национальное право-это самостоятельные правовые системы, которые не подчиняются друг другу, но тесно взаимодействуют.

Однако, в защиту концепции можно сказать, что международные договоры и внутригосударственное право регулируют одни и те же отношения, а именно гражданско-правовые отношения, осложненные иностранным элементом.

Литература:

  1. Международное частное право: учебник / ред.: Г. К. Дмитриева и др. — Москва: Проспект, 2017. — 690 с. — ISBN 9785392195954. — непосредственный.
  2. Ануфриева, Л. П. Международное частное право. В 3-х т. Общая часть. Т.1. / Л. П. Ануфриева. — Москва: БЕК, 2002. — 288 с. — ISBN 5–85639–263–9. –– непосредственный.
  3. Тарабан, Н. А. Становление судебного прецедента как источника материального права в условиях глобальной интеграции российской правовой системы/ Н. А. Тарабан. — непосредственный // Администратор суда. — 2019. — № 4. — С. 14–18.
  4. Богуславский, М. М. Международное частное право. Учебник. / М. М. Богуславский. — Москва: Юристъ, 2010. — 462 с. — ISBN 5–7975–0375–1. –– непосредственный.
  5. Российская Федерация. Законы. Гражданский Кодекс Российской Федерации Часть 4.: текст с изм. и доп. вступ. в силу с 30.04.2021: [принят Государственной Думой 24 ноября 2006 года: одобрен Советом Федерации 8 декабря 2006 года]. — Москва, 2021. — 5496 с. — непосредственный.
  6. Международное частное право: учебник / ред. Г. К. Дмитриева, Л. П. Ануфриева, К. А. Бекяшев, Г. К. Дмитриева и др. — Москва: Проспект, 2004. — 688 с. — ISBN 5–98032–349-Х. — непосредственный.

Основные термины (генерируются автоматически): частное, международный договор, Российская Федерация, норма, Гражданский Кодекс, иностранный элемент, отношение, договор, источник, концепция двойственности источников.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *