В Уголовном кодексе могут появиться три новые статьи — советы опытного юриста

В Уголовном кодексе могут появиться три новые статьи - советы опытного юриста
В Уголовном кодексе могут появиться три новые статьи - советы опытного юриста
В Уголовном кодексе могут появиться три новые статьи - советы опытного юриста

В Уголовном кодексе могут появиться три новые статьи - советы опытного юриста
В Уголовном кодексе могут появиться три новые статьи - советы опытного юриста
В Уголовном кодексе могут появиться три новые статьи - советы опытного юриста

Новая редакция Уголовного кодекса РФ вступила в силу 10 января 2021 года. Законодатели ввели уголовную ответственность за публичную клевету, за умышленное блокирование объектов транспортной инфраструктуры и за хулиганство, совершенное с насилием.

Редакцию Уголовного кодекса РФ с 10.01.2021 изменили три новых закона:

Их нормами введена уголовная ответственность:

  • за клевету, совершенную публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей;
  • за умышленное блокирование объектов транспортной инфраструктуры и воспрепятствование движению транспортных средств и пешеходов, если эти деяния создали угрозу жизни, здоровью и безопасности граждан;
  • за хулиганство, совершенное с применением насилия к гражданам либо угрозой его применения.

Клевета

В УК РФ расширен перечень возможных наказаний за клевету. Его дополнили такими видами наказаний, как:

  • принудительные работы;
  • арест;
  • лишение свободы.

Новой редакцией статьи 128.1 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за клевету, которая прозвучала в публичном выступлении, публичном произведении, средствах массовой информации либо была совершена публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая интернет. Наказание определено в виде:

  • штрафа в размере до 1 000 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года;
  • обязательных работ на срок до 240 часов;
  • принудительных работ на срок до двух лет;
  • ареста на срок до двух месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет.

Квалифицирующий признак «клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера» заменили на признак «клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности».

За клевету, совершенную с использованием своего служебного положения накажут:

  • штрафом в размере до 2 000 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет;
  • обязательными работами на срок до 320 часов;
  • принудительными работами на срок до трех лет;
  • арестом на срок до четырех месяцев;
  • лишением свободы на срок до трех лет.

За распространение недостоверных сведений о том, что человек страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, накажут:

  • штрафом в размере до 3 000 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет;
  • обязательными работами на срок до 400 часов;
  • принудительными работами на срок до четырех лет;
  • арестом на срок от трех до шести месяцев;
  • лишением свободы на срок до четырех лет.

Следите за изменениями в работе с помощью КонсультантПлюс. Настройте индивидуальный профиль и получайте уведомления о новостях и поправках сразу, как они появляются. Инструкции в системе обновляются сразу после изменений и всегда актуальны. Попробуйте бесплатно 2 дня!

В Уголовном кодексе могут появиться три новые статьи - советы опытного юриста

Для чтения получите доступ в КонсультантПлюс (бесплатно на 2 дня)

Блокировка дорог

В статье 267 УК РФ признаны уголовным преступлением:

  1. Умышленное блокирование транспортных коммуникаций, объектов транспортной инфраструктуры.
  2. Воспрепятствование движению транспортных средств и пешеходов на путях сообщения, улично-дорожной сети.

При условии, что такие деяния создали угрозу жизни, здоровью и безопасности граждан либо угрозу уничтожения или повреждения имущества физических и (или) юридических лиц. Эти противоправные действия наказываются:

  • штрафом в размере от 100 000 до 300 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет;
  • обязательными работами на срок до 240 часов;
  • принудительными работами на срок до одного года;
  • лишением свободы на срок до одного года.

Предусмотрены квалифицированные составы указанного преступления, учитывающие различную уголовную ответственность в зависимости от степени причиненного вреда здоровью человека и величины нанесенного ущерба.

Хулиганство с насилием

Статьей 213 УК РФ в новой редакции установлено, что хулиганство с насилием к гражданам либо угрозой его применения наказывается:

  • штрафом в размере от 300 000 до 500 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет;
  • обязательными работами на срок до 480 часов;
  • исправительными работами на срок от одного года до двух лет;
  • принудительными работами на срок до пяти лет;
  • лишением свободы на срок до пяти лет.

За хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо группой лиц, преступника ожидает наказание в виде:

  • штрафа в размере от 500 000 до 1 000 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до четырех лет;
  • принудительных работ на срок до пяти лет;
  • лишения свободы на срок до семи лет.

В ук может появиться новая статья «налоговое мошенничество»

В Уголовном кодексе могут появиться три новые статьи - советы опытного юриста

Силовики заблудились в двух статьях УК, и им понадобилась третья / ТАСС

Российский Уголовный кодекс может пополниться новой статьей – «Налоговое мошенничество». Над ее появлением работают сразу четыре ведомства: Генпрокуратура, Федеральная налоговая служба, МВД и СКР. Об этом в интервью «РИА Новости» сообщила заместитель председателя СКР Елена Леоненко.

По ее словам, силовые структуры еще не пришли к консенсусу по поводу того, как должна выглядеть эта статья, какое наказание предусматривать. Но Леоненко уточнила, что вопрос о ее появлении вызван сложившейся практикой: одни и те же действия, совершенные разными людьми, могут быть расценены органами как уклонение от уплаты налогов (ст. 199 УК) или как мошенничество (ст. 159 УК).

Юристы в целом признают необходимость совершенствования норм уголовного законодательства. «На практике действительно иногда возникают проблемы с квалификацией таких деяний, – говорит партнер юридической группы Novator Александр Катков. – Соответственно, введение новой нормы может упростить квалификацию таких преступлений, что облегчит работу правоохранительных органов в этой сфере».

«Необходимость добавить новую статью существовала уже давно, так как это позволит значительно упростить взаимодействие обвинителей с судебной системой, – согласен ведущий юрист компании «Объединенный юридический центр «Парфенон» Павел Уткин.

– Очень часто нарушения в налоговой сфере, особенно связанные с вычетами НДС, квалифицируются как хищение в форме мошенничества. В результате чего за одни и те же преступления люди получают разные наказания, предусмотренные разными статьями УК».

По его словам, бывают ситуации, когда прокуратура привлекает предпринимателя за возмещение НДС по ст. 159, когда суммы неуплаченных налогов не хватает по четырем «налоговым» статьям – 198–199.2 УК. Это позволяет довольно долго держать его под стражей.

Отсюда у юристов возникают опасения, что новая статья позволит органам без проблем поместить подозреваемого в СИЗО.

«Новая статья может существенно усложнить жизнь бизнесу, который и так находится под избыточным давлением со стороны регуляторов», – считает Уткин.

В настоящее время есть разница в наказании за «налоговые» статьи и мошенничество. По ст.

199 УК при уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере предусматривается до шести лет лишения свободы, тогда как мошенничество наказывается уже 10 годами, указывает руководитель налоговой практики Five Stones Consulting Екатерина Болдинова. Она отмечает, что новая статья может оказаться весьма популярной у силовых структур.

«Это может стать одним из рычагов давления на бизнес, – говорит Болдинова. – Думаю, ни для кого не секрет, что при выявлении выездной налоговой проверкой крупных сумм неуплаченных налогов налоговая инспекция передает материалы проверки в органы следствия. Возбуждая уголовное дело, следователи зачастую устанавливают иную, еще большую сумму недоимки, чем та, что уже выявил налоговый орган».

По ст. 28.1 УПК суд и следователь могут прекратить уголовное преследование в случае, если до назначения судебного заседания ущерб, причиненный бюджету, был возмещен в полном объеме.

Поэтому возбуждение уголовных дел в последние годы стало серьезным инструментом для того, чтобы вынудить организацию уплатить недоимку по налогам в бюджет, и только потом она может долго и непросто оспаривать эти начисления в суде.

«Исходя из этого, мне представляется, что серьезной необходимости по созданию дополнительного «налогового» состава преступления нет», – заключает Болдинова. По словам руководителя практики уголовно-правовой защиты бизнеса «Пепеляев групп» Максима Кошкина, отличие между статьями 199 и 159 простое.

Если действия направлены на недоплату налогов в бюджет, то это уклонение от уплаты налогов. А если же действия направлены на неправомерное получение (например, возврат НДС) денежных средств из бюджета с использованием цепочки недобросовестных контрагентов, то это мошенничество.

«Если цель этих инициатив просто дополнить УК новой статьей с существующими на сегодняшний день параметрами (крупный размер – 250 000 руб., особо крупный размер – 1 млн руб.

, наказание при сумме ущерба более 1 млн руб. – до 10 лет лишения свободы), то она не нужна.

Если же целью будет существенный пересмотр составообразующих признаков и размера наказания в зависимости от размера ущерба, то новая статья окажется актуальной».

По его мнению, было бы логично приблизить крупный и особо крупный размер уголовно наказуемого ущерба по налоговому мошенничеству к размеру ущерба, предусмотренному статьей 199 УК («Уклонение от уплаты налогов») – свыше 15 млн руб. и 45 млн руб. соответственно.

По данным СКР, за первые шесть месяцев 2020 г. было выявлено 3062 налоговых преступления, что на 17% меньше, чем в 2019 г. 

Ежегодный ущерб составляет более 58 млрд руб. Чаще всего уклоняются от уплаты НДС и налога на прибыль.

В уголовном кодексе появится новая статья! ⚖️????????‍♂️

Правоохранительные органы предложили внести в Уголовный кодекс новую статью «Налоговое мошенничество«.

????Какие статьи регулируют данный вопрос?

Сейчас состав преступления в области налогового мошенничества не конкретизирован в одной статье Уголовного Кодекса РФ и может квалифицироваться сразу по пяти (!) разным сатьям.

Налоговыми преступлениями в России считаются деяния, совершенные в рамках статей 198 (уклонение физического лица от уплаты налогов или страховых взносов), 199 (уклонение организаций), 199.1 (неисполнение обязанностей налогового агента), 199.2 (сокрытие денежных средств), а также иногда применяется ст. 159 УК РФ (мошенничество).

❗️Наиболее распространены налоговые преступления в сфере крупного и среднего строительства, в розничной и оптовой торговле.

????А что же будет?!

Силовые ведомства, включая Генеральную прокуратуру, Федеральную налоговую службу, МВД и Следственный комитет России, совместно работают над введением в Уголовный кодекс новой статьи — Налоговое мошенничество.

По мнению силовиков, причина уклонения граждан и предпринимателей от уплаты налогов государству сокрыта в чрезмерной лояльности властей.

Нужно ли ужесточать законы в части уклонения от уплаты налогов государству? Напишите Ваше мнение в х! ✏️

Юрист Кирилл Афонин

  • ✅Новые обязанности сотрудников полиции
  • Подписывайтесь на мой закрытый авторский Telegram канал , где публикуется только самая актуальная правовая информация!
  • Ваш юрист, Кирилл Афонин.
Читайте также:  Как снять с регистрационного учета бывшую супругу? - советы опытного юриста

I. Общие вопросы обратной силы уголовного закона / КонсультантПлюс

Вопрос 1. Обязывает ли суд исключение нижнего предела некоторых видов наказаний в ряде статей Особенной части УК РФ (например, в ст.

111 УК РФ исключены нижние пределы лишения свободы) переквалифицировать содеянное на статью в новой редакции, если лицу назначался такой вид наказания? Должен ли суд в случае переквалификации назначить более мягкое наказание?Ответ.

Статья 10 УК РФ устанавливает, что уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.Если новый уголовный закон смягчает наказание, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом (ч. 2 ст. 10 УК РФ).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 20 апреля 2006 года N 4-П, содержащееся в ч. 2 ст.

10 УК РФ предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в границах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает применение общих начал назначения наказания, согласно которым в такого рода случаях смягчение наказания будет осуществляться в пределах, определяемых всей совокупностью норм Уголовного кодекса РФ — как Особенной, так и Общей его частей.В противном случае, т.е. при истолковании ч. 2 ст. 10 УК РФ как предполагающей использование при решении вопроса о наказании лишь одного правила — о снижении назначенного наказания до верхнего предела санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ в редакции нового закона, лица, уже отбывающие наказание, были бы поставлены в неравное положение с теми лицами, в отношении которых приговор вынесен после вступления нового уголовного закона в силу и решение вопроса о наказании осуществляется с учетом как верхнего, так и нижнего пределов санкции соответствующей статьи, а также указанных в Общей части УК РФ обстоятельств.

При назначении наказания по более мягкому закону суд должен также учитывать, что законодатель в санкциях по-новому определил характер общественной опасности соответствующих преступлений — как менее опасный.

Таким образом, в случае исключения нижнего предела некоторых видов наказаний, которые назначались лицу, суд должен квалифицировать преступление по новому уголовному закону и на основе общих начал назначения наказания назначить наказание в меньшем размере.

Вопрос 2.

Как следует поступить суду при приведении приговора в соответствие с новым законом, если этим законом исключен нижний предел наказания, а в приговоре содержится указание о назначении наказания в минимальных пределах, предусмотренных соответствующей санкцией статьи Особенной части УК РФ?

Ответ. В данном случае подлежит применению новый закон и назначается наказание в меньшем размере. При этом не требуется назначения минимального срока (размера) данного вида наказания или назначения более мягкого вида наказания.

Вопрос 3. Каким образом следует применять положения ст. 10 УК РФ, если осужденному было назначено наказание с учетом требований ст. 64 УК РФ ниже низшего предела, а новым законом исключен нижний предел назначенного наказания? Необходимо ли в таких случаях исключать из приговора указание на применение ст. 64 УК РФ или же следует смягчить назначенное наказание и сохранить указание на ст.

64 УК РФ?Ответ. Если суд, применяющий новый смягчающий наказание закон, придет к выводу о необходимости назначения того же вида наказания, который был ранее определен по приговору, то он назначает его в меньшем размере без ссылки на ст. 64 УК РФ, но не обязан назначить его в минимальных пределах, предусмотренных для данного вида наказания, или более мягкий вид наказания.

При этом дополнительных решений об исключении из приговора указания на ст. 64 УК РФ не требуется.

Вопрос 4.

Подлежат ли переквалификации до 1 января 2013 года действия осужденных, если в качестве альтернативного вида наказания в санкцию статьи, по которой они осуждены, включены принудительные работы? Возможно ли назначение ранее отложенных видов наказаний за преступления, совершенные до введения их в действие?

Ответ. Положения закона о наказании в виде принудительных работ могут применяться и иметь обратную силу с 1 января 2013 года, если об этом не будет специального указания в законе.

Если ранее отложенные, но затем введенные в действие виды наказаний, представленные в санкции статьи УК РФ, по которой лицо осуждено, улучшают положение осужденного, то эти наказания могут назначаться и за преступления, совершенные до введения их в действие (включая обязательные работы и ограничение свободы).

Вопрос 5. Является ли безусловным основанием для приведения приговора в соответствие с новым законом и сокращения срока (размера) наказания только то обстоятельство, что ввиду внесенных изменений изменилась категория преступления?

Ответ. Изменение категории преступления в законодательном порядке (например, преступлений небольшой тяжести в силу ч. 2 ст. 15 УК РФ) само по себе не влечет смягчения назначенного наказания, а потому не означает необходимости во всех случаях пересматривать приговор.

Однако новый закон подлежит применению, если в результате его издания преступление, за которое было осуждено лицо, стало относиться к менее тяжкой категории и данное обстоятельство улучшает положение лица (изменяет вид режима исправительного учреждения, сокращает срок погашения или снятия судимости).

Новый закон подлежит применению также в тех случаях, когда имеются основания для изменения правил назначения наказания по совокупности преступлений (ч. 2 или ч. 3 ст. 69 УК РФ), в частности для применения вместо сложения правил поглощения назначенных наказаний.Вопрос 6.

Каким образом следует применять положения ст. 10 УК РФ к длящимся и продолжаемым преступлениям в случае, когда часть действий (бездействия) совершена до вступления в силу нового закона, а другая — после этого?Ответ. Необходимо руководствоваться общими положениями ч. 1 ст.

9 УК РФ о том, что преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Если часть объективной стороны длящегося или продолжаемого преступления совершена в период действия нового закона (независимо от того, является он более мягким или более строгим), то применяться должен новый уголовный закон.

Вопрос 7. Считается ли улучшением положения смягчение новым законом некоторых видов наказаний, предусмотренных санкцией статьи, если по приговору осужденный отбывает другой вид наказания?

Ответ. Данное обстоятельство не дает оснований для пересмотра приговора в порядке ч. 2 ст. 10 УК РФ ввиду того, что новый закон, оцениваемый применительно к конкретному лицу, отбывающему определенное наказание, не улучшает его положение.

Вопрос 8. Необходимо ли в приговоре (определении, постановлении) мотивировать примененную редакцию статьи УК РФ или достаточно ссылки на нее?

Ответ. По смыслу ч. 4 ст. 7 УПК РФ, применение конкретной редакции закона должно быть мотивировано в судебном решении.

Вопрос 9.

Какое решение должен принять суд, применяя новый уголовный закон, устраняющий преступность и наказуемость деяния, изданный после вступления приговора в законную силу, — освободить виновного от наказания или отменить судебные решения по делу с прекращением дела за отсутствием состава преступления?

Ответ. При рассмотрении данного вопроса суд освобождает лицо от наказания.

Вопрос 10. Возможно ли при отсутствии правовых оснований для приведения приговора в соответствие с новым законом возвращение соответствующего ходатайства письмом или необходимо вынесение постановления об отказе в его принятии?

Ответ. В этих случаях выносится постановление, соответствующее требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.Вопрос 11.

Каким образом следует поступать суду, когда заявлено ходатайство осужденного о пересмотре приговора в соответствии с Федеральным законом от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ, но при этом отсутствует ходатайство о пересмотре приговора в соответствии с Федеральным законом от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ, в случае, если последний закон улучшает положение осужденного?Ответ.

Правильное применение уголовного закона — это обязанность суда, который должен учесть все редакции закона на момент рассмотрения материала в порядке исполнения приговора в соответствии с положениями ст. 10 УК РФ. Требование учета всех изменений закона распространяется на все стадии уголовного судопроизводства.Вопрос 12.

Должен ли суд при рассмотрении ходатайства осужденного о приведении приговора в соответствие с новым законом привести в соответствие с ним постановленные в отношении этого осужденного приговоры, о пересмотре которых он не ходатайствует и наказание по которым было назначено на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ либо ст. 70 УК РФ?

Ответ.

Суд вправе пересмотреть все приговоры (при наличии необходимых сведений). Такая позиция обусловлена тем, что приговоры могут быть приведены в соответствие с новым законом судами различных инстанций и субъектов Российской Федерации, что может быть неизвестно суду по месту отбывания осужденным наказания. Кроме того, при этом следует также учитывать принцип инстанционности.

Вопрос 13. Должен ли суд при разрешении вопроса о приведении приговора в соответствие с новым законом самостоятельно запрашивать предыдущие и последующие приговоры, если они осужденным не представлены?

Ответ. Суд вправе самостоятельно запрашивать приговоры, когда есть основания полагать, что содержащаяся в них информация может повлиять на разрешение рассматриваемого вопроса.

Вопрос 14. Как следует разрешать вопрос о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом в случае, если наказание уже отбыто?

Ответ. Статья 10 УК РФ ограничивает распространение закона, которому может придаваться обратная сила, моментом погашения, снятия судимости, поскольку с этого времени устраняются все неблагоприятные последствия осуждения. Пересмотр приговора возможен до погашения или снятия судимости.Вопрос 15.

В каком порядке осуществляется пересмотр вступивших в силу судебных решений по жалобе лица, ходатайствующего о применении к нему положений ч. 6 ст. 15 УК РФ об изменении категории преступления на менее тяжкую на основании положения ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона?Ответ.

Вопрос об изменении категории преступления по вступившим в законную силу судебным решениям по состоянию на 8 декабря 2011 года (день опубликования Федерального закона от 7 декабря 2011 года 420-ФЗ на официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru) с учетом положений ст. 10 УК РФ может быть разрешен в порядке главы 47 УПК РФ. Однако в отношении указанных решений он может быть рассмотрен и в порядке надзора, если надзорное производство возбуждено по другим основаниям для пересмотра судебных решений.

Вопрос 16. Влечет ли изменение судом категории преступления юридические последствия, в частности, исчисление сроков давности, определение вида рецидива, изменение режима отбывания наказания, освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим?

Ответ. Изменение судом категории совершенного преступления в обязательном порядке влечет за собой все указанные уголовно-правовые последствия.

Вопрос 17. Как внесенные в ч. 2 ст. 15 УК РФ изменения соотносятся с положениями ст.

Читайте также:  Мне нужно развестись с мужем... - советы опытного юриста

108 УПК РФ о том, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет?Ответ. Изменения ч. 2 ст.

15 УК РФ не связаны с положениями ч. 1 ст. 108 УПК РФ, но подлежат учету при избрании меры пресечения в отношении несовершеннолетних (ч. 2 ст. 108 УПК РФ).

Вопрос 18. Как в приговоре следует отражать решение вопроса об изменении категории преступления?

Ответ. Применение любого положения уголовного закона должно быть мотивировано, в том числе наличие или отсутствие оснований для изменения категории преступления (преступлений) в силу ч. 6 ст. 15 УК РФ.Решение по предусмотренному п. 6.1 ч. 1 ст.

299 УПК РФ вопросу об изменении категории преступления следует отражать в описательно-мотивировочной части приговора. Принятие такого решения при назначении судебного заседания по результатам предварительного слушания не основано на законе.

Открыть полный текст документа

Не врать и не бояться: как работают законы о клевете и оскорблении в России — Сфера

В 2020 году, согласно поручениям президента России Владимира Путина и одобренным им предложениям, законы о клевете и оскорблении собираются ужесточить.

Так, до 1 июля администрации президента следует «рассмотреть вопрос об усилении ответственности за оскорбление и совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации», а Генпрокуратуре предложить улучшения правоприменительной практики, связанной с распространением порочащей честь или достоинство граждан информации в интернете. Данное поручение было опубликовано 29 января.

В декабре 2019 года президент поддержал идею увольнять чиновников, которые оскорбляют граждан. В том же году была введена ответственность за оскорбление государства. Вопросы клеветы, чести и достоинства в последнее время стали действительно волновать законодателей, однако корень всех споров и проблем возник еще 10 лет назад.

Клевета. Убрать нельзя оставить

Понятие клеветы в законе чем-то напоминает если не двуглавого дракона, то двуглавую ящерицу, у которой одна голова растет из Гражданского кодекса, а другая – из Уголовного. При этом вторая в том виде, в котором мы ее знаем, выросла относительно недавно.

В 2011 году статья 129 УК РФ (Клевета) была декриминализована, но уже в 2012 году она вернулась в Уголовный кодекс в виде статьи 128.1. Что изменилось? Например, мера наказания и число квалифицированных составов.

В статье 129 их было всего два – «клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации» и «клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления».

Наказание – до трех лет лишения свободы (хотя на практике судьи всегда ограничивались штрафами, обязательными или исправительными работами; реальное лишение свободы никому не назначалось).

В статье 128.1 формулировка осталась той же: клевета – это «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию».

Однако появились новые квалифицированные составы: «клевета, совершенная с использованием своего служебного положения» и «клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера». Изменилось наказание – лишение свободы теперь не предусмотрено, зато штраф увеличился до 5 миллионов рублей.

Возникает и другой вопрос: почему закон вернули уже через восемь месяцев после декриминализации? По версии юриста международной правозащитной группы «Агора» Рамиля Ахметгалиева, инициатива убрать статью о клевете из Уголовного кодекса поступила от Дмитрия Медведева (который на тот момент был президентом России) в период так называемой оттепели. Появление же статьи 128.1 в УК пришлось на время «закручивания гаек», когда также были приняты закон «Об иностранных агентах», «закон Лугового» и ужесточились наказания за нарушения на митингах.

Есть и другая версия.

«Отсутствие уголовной ответственности за клевету привело к тому, что появилось огромное количество материалов, которые бросали тень и задевали честь, достоинство и деловую репутацию очень разной категории лиц: и юридических, и физических лиц, и артистов, и врачей – самых разных. Получалось, что механизмами административного законодательства справиться не удавалось. В итоге эта статья была возвращена в Уголовный кодекс», – отмечает адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Сергей Завриев.

Тем не менее, клевета – единственный состав преступления в России, по которому оправдательных приговоров больше, чем обвинительных. Более того, если обратиться к статистике, то станет ясно, что приговоров по статье за клевету всегда было очень мало. В 2011 году по статье 129 УК РФ было 244 приговора, а в 2018 году по 128.1 – всего 110.

Это неудивительно, так как доказать преднамеренность ложных обвинений очень тяжело. Кроме того, большая часть дел проходит по части 1 статьи 128.1, а это дела частного обвинения. «Бремя доказывания состава лежит на самом потерпевшем, он является одновременно и обвинителем.

Не всегда непрофессиональный обвинитель может это доказать», – поясняет Игорь Симонов, адвокат московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры».

Не стоит забывать и о статье 152 ГК РФ (Защита чести, достоинства и деловой репутации). Конечно, она не идентична статье 128.1 УК РФ. В первую очередь, клевета – это уголовное дело, а распространение порочащих сведений – гражданский спор.

Помимо прочего, есть важное отличие в условиях, по которым признается вина ответчика/обвиняемого. «Разница в том, что статья 152 (Распространение порочащих сведений, в том числе через СМИ) является неосторожным деянием, а статья 128.1 – умышленным.

В этом, наверное, и смысл наказания и разницы в общественной опасности», – отмечает Игорь Симонов.

Кроме того, суммы, которые в виде штрафа налагаются по статье 128.1, взыскиваются с осужденного в доход государству. В рамках гражданского судопроизводства определяется уже сумма компенсации за причинение морального вреда.

Несмотря на все различия, одно и то же дело все равно может проходить по обеим статьям.

«Речь идет о том, что сам по себе факт привлечения человека к уголовной ответственности за клевету и признание его виновным не лишает права потерпевшего обращаться в суд с гражданско-правовыми требованиями в порядке статьи 152 ГК», – говорит Сергей Завриев.

В связи с этим возникает вопрос: а так ли нужна в таком случае статья в Уголовном кодексе? По мнению Игоря Симонова, нужна. «Наказание за клевету я считаю правильным.

Необходимо уголовно преследовать лиц, которые умышленно распространяют заведомо ложные сведения, в том числе и через СМИ, потому что такими действиями можно причинить значительный вред личности, обществу, государству», – отмечает эксперт.

Юрист Международного центра «Агора» Дамир Гайнутдинов, напротив, считает, что клеветы и оскорбления (в том числе представителей власти, судей и прочих) не должно быть ни в УК, ни в КоАП. «Гражданский кодекс предоставляет достаточно возможностей для возмещения вреда и восстановления справедливости», – полагает юрист.

«Нельзя не учитывать, как мне кажется, сам факт наличия уголовной ответственности, то есть судимости.

Дело в том, что факт привлечения к уголовной ответственности имеет серьезные последствия для будущего человека.

Да, судимость может быть снята или погашена, плюс, понятно, что речь идет о преступлении небольшой тяжести, но все-таки этот момент остается навсегда в биографии человека», – напоминает Сергей Завриев.

Оскорбление, вседозволенность и закон Мерфи

В 2011 году вместе со статьей 129 УК РФ была декриминализована статья 130 УК РФ об оскорблении. Однако в отличие от закона о клевете, она не вернулась в Уголовный кодекс и до сих пор существует в рамках статьи 5.61 КоАП РФ.

«Статья 130 УК РФ «Оскорбление» в том виде, в котором она существовала, ранее была нерабочей. Ее декриминализация – абсолютно логичное действие. Сегодня при правильном применении норм гражданского права (ст.

152 ГК РФ) и административной ответственности необходимости в возврате такого состава преступления в УК РФ нет», – считает управляющий партнер Адвокатского бюро г. Москвы «Щеглов и партнеры» Юлия Лялюцкая.

Тем не менее, о возвращении статьи об оскорблении в УК все-таки заговорили после поручения президента рассмотреть вопрос об усилении ответственности за оскорбление и совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации.

Но действительно ли «усиление ответственности» означает криминализацию? Не обязательно. Вспомним одобренное президентом предложение об увольнении чиновников, которые оскорбляют граждан.

Выбранное наказание – даже не административная мера, а дисциплинарная.

Речь также может идти просто о повышении штрафа. «На мой взгляд, административная ответственность за оскорбление больше похожа на «прайс-лист»: от 1 000 до 5 000 рублей для граждан, от 10 000 до 50 000 рублей для должностных лиц, от 50 000 до 100 000 рублей для юридических лиц.

Санкция «декриминализированной» статьи УК РФ об оскорблении была более разумной в части штрафа – в целом, по статье до 80 000 руб.

Иной раз размер административного штрафа не способствует исправлению нарушителя, а скорее поощряет его своим минимальным размером продолжать противоправную деятельность», – считает адвокат Юлия Лялюцкая.

«Даже если восстановят статью УК, то привлечение за оскорбление будет только в том случае, если ранее лицо привлекалось к административной ответственности», – добавляет Сергей Завриев.

Страх криминализации закона об оскорблении, в целом, не совсем рационален. Вместе со статьей 5.61 КоАП уже существуют статьи Уголовного кодекса об оскорблении чувств верующих, военнослужащих, полицейских, а с 2019 года и об оскорблении власти.

Среди юристов действительно вызвала непонимание в поручении президента формулировка о «совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации».

«Совершенствовать там нечего. В статье 152 ГК РФ и законе о СМИ все предельно четко сформулировано», – считает Дамир Гайнутдинов. Согласно статье, порочащие сведения должны либо быть опровергнуты в том же источнике, в котором были опубликованы (СМИ/документах), либо удалены. Порядок опровержения также может устанавливать суд, если прописанные в законе методы не подходят.

«Проблемы механизмов опровержения я не вижу. Единственное, сложности зачастую бывают, когда речь идет о доказывании порочащих сведений, которые, допустим, были распространены в каком-то фильме или программе.

Невозможно опровергнуть всю программу или фильм. То есть бывает такой формат публикации, когда аналогичный формат опровержения невозможен. Может быть, здесь что-то нужно сделать», – отмечает Игорь Симонов.

Неоднозначную реакцию вызвало и поручение Владимира Путина об усовершенствовании борьбы с распространением в интернете информации, порочащей честь или достоинство гражданина.

С одной стороны, существует анонимность: доказывать факт клеветы и авторства в социальных сетях и онлайн-медиа действительно очень тяжело. Хотя у правоохранительных органов есть возможность по IP адресу и некоторым другим характеристикам установить факт размещения статьи конкретным лицом, этот механизм все еще не идеален.

«Не должно быть вседозволенности, несмотря на то, что существует интернет. Надо понимать, что содержит то или иное высказывание, нарушает ли это чьи-то права или нет», – подчеркивает Игорь Симонов.

Читайте также:  Что такое 223-ФЗ и когда он применяется - советы опытного юриста

С другой стороны, существует свобода слова. Да и оскорбление, моральный вред, ущемление чести и достоинства – все это оценочные категории. По этой причине за последние пару лет уголовные дела, заведенные за публикации в сети, вызывали много осуждения.

«В этой сфере в России действует закон Мерфи – если закон может быть применен репрессивно, значит, он будет применен максимально репрессивно. Рассмотреть дело за пару дней и дать 3-5 лет лишения свободы за комментарий или картинку в интернете стало нормой.

Поэтому усовершенствовать могу предложить только одно – все поправки в закон об информации, а также в КоАП и УК об ответственности за выражение мнения, принятые после 2011 года, должны быть отменены», – комментирует Дамир Гайнутдинов.

Как уже отмечалось, в отношении положений о клевете и оскорблении речь идет о категориях субъективных и оценочных.

Вероятно, это одна из причин, почему в делах о клевете так много оправдательных приговоров, а трактовка оскорбления в законе как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме» настолько расплывчата.

И, возможно, именно из-за этого любое наказание по этим статьям, будь то штраф в 15 тысяч или лишение свободы, кому-то покажется слишком мягким, а кому-то – уже репрессивным. И на данный момент, чтобы не попасться на клевете и оскорблении, вероятно, нужно быть двуглавым.

С одной стороны, как отмечает Игорь Симонов, важно помнить, что «кроме своих прав, есть еще и права других лиц, а незнание закона не освобождает от ответственности». С другой же стороны, «не признавать вину без консультации с профессиональным юристом, которого вы наняли сами, и не верить представителям власти», – советует Дамир Гайнутдинов.

Как защитить бизнес от опасных статей в Уголовном кодексе

В большинстве случаев предприниматели сталкиваются со ст. 159 УК РФ (мошенничество). И если в 2018 году, по данным Генеральной прокуратуры РФ, количество доследственных проверок по этой статье было зарегистрировано на уровне 215 000, то в 2019 году оно выросло до отметки 257 000. Текущий год, по предварительным прогнозам, выдаст очередной рост показателя — до 323 000.

Таким образом, за два года рост числа проверок по статье о мошенничестве составит почти 50 %. 

На конференции «Снижение налоговых рисков: тренды 2020», организованной компанией СКБ Контур, адвокат Московской коллегии «Князев и партнеры» Алексей Сердюк ответил на следующие вопросы: 

В каких случаях предпринимателям предъявляют претензии уголовно-правового характера

Для предъявления претензий уголовно-правового характера должны быть две составляющие:

  1. Основания предъявления претензий. Внимание привлекает либо схема в хозяйственной деятельности, которая может быть расценена правоохранителями как содержащая в себе уголовно-правовые риски, либо сделка.
  2. Попадание информации о фактах в поле зрения правоохранителей. Они должны начать проводить доследственную проверку по данным фактам.

Все схемы, к которым могут возникнуть вопросы, разделяются на 3 большие группы:

  1. Налоговые схемы

    Сюда, в частности, входит сотрудничество с фирмами-однодневками. После 2014 года характер работы таких компаний сильно изменился. Сейчас у них нередко есть штат сотрудников, и они даже подают минимальную отчетность. Всё реже встречаются ярко выраженные однодневки с номинальными директорами и массовыми адресами регистрации.

    Тем не менее и силовики, и работники ФНС уже научились оперативно выявлять такие призрачные бизнесы. По официальным данным, принятые в 2019 году Росфинмониторингом совместно с ЦБ и правоохранительными органами меры позволили сократить объем сомнительных финансовых операций более чем на 40 %. Количество фирм-однодневок впервые снизилось до 120 000.

  2. Внешнеторговые схемы

    Это вывод средств из РФ, схемы с импортом, валютные схемы, ввоз продукции, когда имеет место занижение цены).

  3. Схемы в сфере госзакупок

    К ним относятся картельный сговор, сговор поставщика и заказчика, а также ситуации, когда поставщик контролируется представителем госзаказчика.

Пример опасных внешнеторговых схем

Допустим, есть продавец, который реализует товар на территории РФ, он фактически выстраивает коммуникации с производителем: сотрудники отдела закупок направляют заказы производителю, однако, если смотреть на документы, эта продукция закупается у российской компании.

В схеме появляется номинальный импортер, который по документам ввозил товар, фиктивный продавец — нерезидент, который реализует на территории РФ продукцию. Выявление такой схемы может повлечь предъявление претензий по ст. 194 УК РФ (уклонение от уплаты таможенных платежей).

Сегодня минимальный порог, с которого могут предъявить претензии бизнесу по этой статье, — это неуплата в бюджет таможенных платежей на сумму, превышающую 2 млн руб.

Если по мнению правоохранителей эта схема была осуществлена организованной группой, то такие действия могут быть квалифицированы по ч. 4 ст. 194 УК РФ, она предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 12 лет. При такой квалификации велик риск наказания в виде реального лишения свободы.

Порой под организованной группой лиц подразумевается деятельность компании (или даже группы компаний), у которой есть сотрудники, занимающие определенные должности и выполняющие определенные роли.

Если компания-продавец переведет денежные средства нерезиденту и впоследствии выяснится, что сделка не выполнялась зарубежным контрагентом, и будет установлено, что руководство компании знало о том, что сделка не планировалась к исполнению, то такая ситуация повлечет риск предъявления претензий по ст. 193. 1 УК РФ. Согласно этой статье, проведение валютных операций с использованием подложных документов предусматривает серьезное наказание: если транзакции превысили рубеж в 45 млн руб., то эти действия квалифицируются по ч. 2 ст. 193.1 УК РФ и предполагают лишение свободы на срок от 5 до 10 лет.

Пример сговора поставщика и заказчика

Тот, кто работает с бюджетом, может столкнуться с попыткой правоохранителей проверить сделку. И это происходит нередко. Чаще всего силовики обращают внимание на использование следующих схем:

  • Сговор заказчика и поставщика Зачастую поставщик принимает непосредственное участие в подготовке технического задания, может содействовать в формировании начальной максимальной цены контракта (НМЦК) и консультировать заказчика.  
  • Сделка осуществляется поставщиком или компанией, которая имеет непосредственное отношение к представителю госзаказчика, то есть аффилирована с ним — прямо или опосредованно, через родственников, например.

Если в этих двух случаях силовики установят факт завышения стоимости или объемов, когда в контракт включаются работы, которые не планировались к исполнению, либо обнаружат факт ненадлежащего исполнения обязательств, при этом работы будут приняты и оплачены (это актуально для конца года, когда осваивается бюджет), то все эти ситуации «неформальных» отношений с заказчиков могут повлечь предъявление претензий по ч. 4 ст. 159 УК РФ. При этом необходимо выйти за пределы суммы 1 млн руб.

По данной статье предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет. Если посмотреть в целом на структуру наказаний по этой статье по прошлому году, которую приводит на своём портале Судебный департамент ВС РФ, то в 55 % случаев назначались реальные наказания.

Последствия работы с однодневками

Налоговая оптимизация тоже таит опасность. Если будет выявлена недоимка на сумму, превышающую 15 млн руб., предприниматели несут риск предъявления им претензий по ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов).

Сегодня такие составы уполномочены выявлять не только работники налоговой, которые в последующем обязаны в соответствии со ст. 32 НК РФ передать данную информацию силовикам, если компания не уплатила недоимку, но и правоохранители. Данная статья предусматривает лишение свободы сроком до 6 лет.

Если обратиться к структуре наказания, то в прошлом году по 13 % дел, в результате рассмотрения их в суде, были назначены наказания в виде реального лишения свободы. А в 2018 году 20 % предпринимателей получили реальные сроки.

Помимо этого лица, которые могут стать фигурантами по делу, несут ещё и финансовые риски. Недоимка и пени, образовавшиеся в связи с деятельностью компании, могут быть переложены на конкретных физлиц, которые проходят подозреваемыми и в последующем обвиняемыми по уголовному делу.

Данная позиция о возможности взыскания недоимки по налогам с конкретных физлиц была подтверждена Конституционным судом в 2017 году (Постановление КС РФ от 08.12.

2017 № 39-П) и Верховным судом в 2019 году (Постановление Пленума ВС РФ от 26.11.2019 № 48).

Единственное условие, которое дает возможность перекладывания финансовых обязательств с компаний на конкретных фигурантов, — это отсутствие возможности взыскать недоимку и пени с самой компании.

Пленум ВС РФ конкретизировал этот момент. Один из критериев, который может давать основания для взыскания с физлиц недоимки, — это ситуация, когда рыночная стоимость активов недостаточна для покрытия обязательств. Нередки ситуации, когда есть фактические выгодоприобретатели (собственники) и есть операционный директор, и именно последний в итоге несет бремя по обязательствам компании.

Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов в этом году привел конкретные цифры, показывающие, чем чревато для бизнеса увлечение оптимизацией. Независимо от того, был в итоге вынесен приговор или нет, в 40 % случаев бизнес разрушается полностью. Ещё в 44 % – частично.

Отчасти это объясняется длительностью процесса уголовного преследования: в среднем расследование дела, рассмотрение его в суде, отнимает от года до 6 лет. Не каждой компании хватит финансовых запасов, чтобы функционировать всё это время в обычном режиме.

Как возбуждается уголовное дело

Если начать защищать бизнес на этапе предварительного расследования, то шансов получить оправдательный приговор будет «50 на 50». Поэтому нужно начинать защиту на этапе доследственной проверки.

Для возбуждения уголовного дела правоохранители должны собрать доказательства. Несмотря на многообразие сделок и схем финансово-хозяйственной деятельности, всю информацию, которая привлекается силовиками, нужно разделить на три больших блока:

  1. Письменные источники информации (договоры, документы первичной бухгалтерской отчетности и др.). Получаются посредством направления запросов либо в результате визита в офис.
  2. Цифровые источники информации (компьютеры, серверы, телефоны, электронная переписка). Получаются по итогам визита в офис и в результате изъятия носителей информации.
  3. Устные (опросы). Опрашиваются сотрудники компании и сотрудники контрагентов.

Какие ошибки допускают предприниматели

К сожалению, предприниматели совершают ошибки ещё на этапе доследственной проверки. Самая большая ошибка — несвоевременное обращение к адвокату. Бывает, что к нему обращаются только после возбуждения уголовного дела, когда уже собрана критическая масса доказательств и приходится отстаивать отсутствие умысла.

Но есть и другие ошибки:

  • Активное общение по незащищенным каналам связи (электронная переписка, телефоны и т.д.). Это те инструменты, которые позволяют силовикам получить информацию путем негласных оперативных действий. Например, через прослушивание телефонных разговоров. 
  • Предоставление информации без оценки содержащихся в ней рисков. 
  • Предоставление информации без оценки законности требования полицейских. Далеко не каждое требование силовиков действительно законно и обоснованно, о чём нужно помнить. 
  • Хранение документов и электронной информации в офисе. Не ответив на незаконный запрос, вы можете столкнуться с тем, что силовики сами приезжают в офис и пытаются принудительно изъять документы.

Как минимизировать риски

  1. Исключить возможность выявления чувствительной информации посредством негласных оперативно-розыскных мероприятий.
  2. Обеспечить безопасное хранение документации и электронной информации. Лучше, если такая информация отсутствует в офисе. 
  3. Соблюдать режим коммерческой тайны.

     

  4. Подготовить сотрудников компании к проведению оперативно-розыскных мероприятий. То есть провести обучение, информировать сотрудников о правах и обязанностях. Далеко не каждый знает, что обследование помещений и опросы могут проводиться только с согласия. Если силовиков в офис не пускают, то просто так пройти в офис они не вправе.

     

  5. Оценивать законность и обоснованность запросов о предоставлении документации. 
  6. Отказываться от дачи объяснений до формирования защитной позиции. 
  7. Отказываться от проведения обследования до оценки возможных рисков.  
  8. Активно обжаловать допускаемые нарушения.  
  9. Не забывать о профилактике рисков.

    Нужно выстраивать защитную позицию до того, как вы попадете в поле зрения силовиков. Это и обучение сотрудников, и проверка контрагентов, и формирование показаний руководства.

Чему нужно обучить сотрудников: правам и обязанностям своим и полиции; объяснить, почему необходимо занимать единую позицию, как применять на практике ст.

51 Конституции РФ, как вести себя в ходе опроса и обследования.

О чём должны знать руководители: о противоправных схемах и последствиях их применения, мерах по защите информации, формировании защитной позиции, изменении схемы финансово-хозяйственной деятельности.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *