Как оспорить результаты медицинской экспертизы стороны обвинения? — советы опытного юриста

Как оспорить результаты медицинской экспертизы стороны обвинения? - советы опытного юриста

Данную заметку хотелось бы начать с того, что вопреки распространенному мнению, законодательство не предусматривает возможность обжалования заключения судебно-медицинской экспертизы. Тем не менее, это не значит, что если вы не согласны с заключением экспертизы, то ничего нельзя сделать. Существует несколько способов доказать неправильность такого заключения, хотя это и не является «обжалованием судебно-медицинской экспертизы» в прямом смысле слова, о которых мы поговорим ниже.

Обжаловать заключение эксперта, как и определение суда о назначении экспертизы, возможно только вместе с приговором или иным судебным решением в установленном законом порядке.

Это обусловлено тем, что в соответствии со статьей 55 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ) и статьей 74 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее —УПК РФ) заключение и/или показания эксперта являются доказательством по делу.

Доказательства, полученные с нарушением требований законодательства, признаются недопустимыми и не могут быть положены в основу решения суда.

Они признаются недопустимыми, в случае если во время их собирания или закрепления был нарушен установленный законом порядок.

Суды оставляют без рассмотрения требования заявителей о признании судебно-медицинских экспертиз необоснованными и незаконными отдельно от пересмотра уголовного или гражданского дела.

Так, апелляционным постановлением №22-1372/15 от 27.12.2015 г. Тамбовский областной суд оставил жалобу Путилова И.А. без удовлетворения.

Заявитель просил признать дополнительную судебно-медицинскую экспертизу незаконной в связи с нарушением уголовно-процессуального законодательства и исключить её из числа доказательств по уголовному делу.

Данная жалоба была оставлена без рассмотрения и возвращена Путилову И.А. с разъяснением о наличии у него права обратиться в суд с жалобой о пересмотре приговора в кассационном порядке.

В апелляционной жалобе заявитель указал, что его заявление в суде первой инстанции рассмотрено судом не было, сделана отписка о возможности обжалования приговора. Также Путилов И.А.

указал, что экспертиза была сделана без постановления о назначении ее проведения, в связи, с чем должна быть исключена из числа доказательств по делу.

По существу, заявитель оспаривал доказательства, положенные в основу обвинительного приговора суда.

Необходимо принимать во внимание разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» № 1 от 10.02.2009 г.

, где в пункте 9 указано, что уголовное дело, по которому подается жалоба, если оно уже направлено в суд для рассмотрения по существу или по делу вынесен приговор, то судья вправе принять такую жалобу к рассмотрению только если её предметом является решения и/или действия, а равно бездействия, должностных лиц, затрагивающие права и законные интересы заявителей и не являющихся участниками судебного разбирательства по данному уголовному процессу.

Жалоба заявителя была подана по уголовному делу, где уже был вынесен приговор. Следовательно, опираясь на Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 1 от 10.02.2009 г., нарушения со стороны суда в оставлении жалобы без рассмотрения отсутствовали.

Судом было дано разъяснение заявителю, что за ним сохраняется право на признание судебно-медицинской экспертизы незаконной путем подачи кассационный жалобы на приговор суда, в порядке, предусмотренном статьей 401.2 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Стоит отметить, что Гражданский процессуальный кодекс также не предусматривает возможности подачи частной жалобы на определение о назначении судебно-медицинской экспертизы в части несоблюдения процедуры ее назначения, определения круга вопросов, подлежащих постановке эксперту, выбор судом экспертного учреждения и прочее. Судебно-экспертные заключения не могут быть обжалованы в суде апелляционной инстанции отдельно от решения суда. Подобный подход прослеживается в ходе судебных процессов по гражданским делам, например, в Определении Оренбургского областного суда № 33-9140/2015 г.

Назначение дополнительных и повторных судебно-медицинских экспертиз

Встречаются случаи, когда назначение дополнительной судебно-медицинской экспертизы является необходимым условием для правильного и полного рассмотрения и разрешения дела по существу.

В некоторых случаях, когда сторона по делу сомневается в правильности выводов экспертов, можно подать ходатайство о проведении дополнительной или повторной экспертизы.

С формальной точки зрения, такое ходатайство не является оспариванием, оно подается в тех случаях, когда сторона не согласна с судебно-экспертным заключением и хочет получить «второе» мнение.

Как оспорить судебную экспертизу по уголовному делу? — Варианты использования специалиста и специальных знаний в целях защиты

Как оспорить результаты медицинской экспертизы стороны обвинения? - советы опытного юриста

Например, привлечение к уголовной ответственности по ст.ст.111, 112, 113, 114, 115 УК РФ возможно исключительно в случае наличия в уголовном деле результатов судебно-медицинской экспертизы о наличии вреда здоровью потерпевшего. По делам о ДТП (ст. 264 УК РФ)  со смертельным исходом,или другими тяжкими последствиями, кроме медицинской, также часто проводится судебная автотехническая экспертиза. Многие дела в сфере экономики, например, по ст.201 УК РФ и пр. требуют проведения судебной финансово-экономической экспертизы. По делам о наркотиках (ст.ст.228 и 228.1 УК РФ) в деле всегда есть судебно-химическая экспертиза.

В моей адвокатской практике успешное опровержение результатов экспертизы почти всегда влекло выигрыш дела или значительное улучшение позиций защиты.

Оспорить обвинение и заключение эксперта может помочь специалист в конкретной области научных знаний.
В соответствии с законом уголовный адвокат по договору на платной основе, вправе привлекать специалиста.

  • Далее постараюсь кратко привести возможные варианты использования специальных знаний специалиста в уголовном процессе.
  • Специалист может помочь адвокату по уголовным делам в поиске ошибок при обнаружении, получении и фиксации будущих доказательств.
    В первую очередь привлекать специалиста необходимо, когда есть сомнения в выводах эксперта, изложенных в заключении:
  • — для мотивировки ходатайства о назначении дополнительной экспертизы с приложением заключения специалиста;
  • — и для устных консультаций.
  • Специалист может помочь уголовному адвокату в разрешении вопросов:
  • — о качестве, пригодности объектов для исследования;
  • — о методах исследования, используемом при этом оборудовании, соответствие его стандартам (поверка, калибровка и пр.);
  • — о научной обоснованности использованных экспертом методов.
  • Даже если адвокат по уголовным делам сам может аргументированно оспорить судебную экспертизу, заключение специалиста выгодно использовать потому, что выступление адвоката не является доказательством.

Еще у защиты есть право ходатайствовать об участии специалиста в процедуре проведения экспертизы. Конечно данные требования редко удовлетворяют, но попытаться можно, особенно по громким делам.

Свой специалист может быть выгоден также при проведении психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа.

Также возможно ходатайство об участии специалиста в следственных действиях. Например, психолог может быть полезен на допросе для определения посттравматического синдрома после пыток, или возможного аффекта, а врач полезен при освидетельствовании.
Фактически участие специалиста возможно при любом процессуальном действии.

Суд не вправе отказать в допросе специалиста, но ходатайство должно подтверждать относимость, допустимость (квалификацию, опыт работы и пр.) Но на стадии предварительного расследования возможности ограничены, следователь всегда может нам отказать по надуманным причинам.

На стадии возбуждения уголовного дела использовать специалиста тоже возможно в случаях, когда предполагается или имеет место незаконное сопротивление правоохранительных органов интересам потерпевшего.

Например, для оценки стоимости похищенного, можно приложить заключение специалиста или оценочный отчет к заявлению о возбуждении уголовного дела.

Или, например, по уголовным делам, связанным с повреждением здоровья человека: солидное заключение специалиста врача, в виде толстого отчета с фототаблицами и приложением результатов анализов, ренгенологического, магнитотомографического или др. исследования может оказать решающую роль в возбуждении уголовного дела и защите Ваших интересов.

Как я писал выше, иногда правоохранительные органы могут занижать ущерб, чтобы исключить его квалификацию как крупного или значительного в случае если не хотят возбуждать уголовное дело.

Возможно и обратное – попытки завысить ущерб, например, при краже бывшего в употреблении дешевого телефона по ч.1 ст.

158 УК РФ, или, например, при краже большого количества звукозаписывающего оборудования со склада, чтобы ущерб искусственно превысил 1 000 000 и повлек квалификацию по такому тяжкому преступлению как кража в особо крупном размере (ч.4 ст.158 УК РФ) с наказанием до 10 лет лишения свободы.

При наличии заключения специалиста или оценочного отчета, правоохранительные органы как минимум будут вынуждены провести полноценную судебную экспертизу стоимости похищенного. В моей практике уже были случаи, когда результаты экспертизы разрушали обвинение и влекли переквалификацию с ч.4 на менее тяжкую ч.3 ст.158 УК РФ с почти в два раза более мягким наказанием.

Если Вы хотите оспорить судебную экспертизу или если у Вас есть вопросы – записывайтесь на консультацию или пишите в х.

Как оспорить судебную медицинскую экспертизу?

Исход судебных разбирательств напрямую зависит от того, к каким выводам придет судебно-медицинская экспертиза. Многие люди думают, что решение СМЭ окончательное и оспорить его невозможно. На самом деле это совсем не так.

Для того чтобы обжаловать судебную медицинскую экспертизу, нужны веские основания.

Вопрос этот очень серьезный, так что, если вы столкнулись с судебной медицинской экспертизой, которую необходимо оспорить, лучше всего обратиться за помощью к профессионалу.

https://www.youtube.com/watch?v=bDoOGBKHBSg

Оспорить СМЭ довольно сложно. Если вы решите делать это самостоятельно, то можете упустить важные нюансы и проиграть дело.

Мы поможем призвать на помощь юриста, который отлично разбирается в этом вопросе. На нашем сайте собраны лучшие проверенные компании. Вы ничем не рискуете — деньги, которые вы переведете за работу юриста, будут заморожены до того момента, как услуга будет выполнена. Вас не обманут и не поднимут цену.

Подобрать юриста очень легко. Оставьте заявку на сайте, и специалисты будут откликаться на нее сами. После этого вам останется лишь выбрать любого из них.

Получи первичную консультацию от нескольких компаний бесплатно: оформи заявку и система подберет подходящие компании!

По этой услуге подключено 19 компаний

Начать подбор в несколько кликов >

Когда можно оспорить судебную медицинскую экспертизу

Во время разбирательств в суде применяются различные виды исследований, среди которых есть экспертиза. Судебно-медицинская — одна из ее разновидностей. Медицинское исследование в судебном порядке назначают в следующих случаях:

  • непонятная смерть;
  • телесные повреждения;
  • выявление способа убийства.

Чаще всего судмедэкспертизу проводят с целью определения времени и причины смерти, просто так инициировать экспертизу не получится. Для этого должно быть предписание суда, прокуратуры или следственных органов. СМЭ проводят профильные эксперты с медицинским образованием, наделенные данными полномочиями. Полученные в результате сведения строго конфиденциальны. Их разглашение запрещено.

Для того чтобы оспорить СМЭ, возможны следующие основания:

  • вынесенное заключение необъективно;
  • у эксперта отсутствует достаточная квалификация.

В соответствии с российским законодательством, можно оспорить решение о назначении судебной медицинской экспертизы и заключение эксперта. Кроме того, опротестованию подлежат действия или бездействия участников СМЭ.

Читайте также:  Общие положения о вещном праве - советы опытного юриста

Заинтересованные лица обладают правом обратиться с жалобой, если у них возникли сомнения в правильности выбора методов и способов, которыми проводилось исследование. Для этого нужно во время судебного заседания подать ходатайство об отводе эксперта. В нем нужно выразить несогласие с решением о назначении данного лица и на основании этого оспорить экспертизу.

Советуем вызвать эксперта в судебное заседание, чтобы судья смог его допросить. Полученные разъяснения будут приняты во внимание другим экспертом, обладающим компетенцией в данной области, чтобы потом получилось их оспорить. Решение о проведении новой или дополнительной экспертизы будет выноситься с учетом всех полученных сведений.

Акт судмедэкспертизы

Заключение эксперта называется актом судебной медицинской экспертизы. Он должен составляться в соответствии со строгими требованиями. В нем обязательно должны быть:

  1. Вступительная часть.
  2. Исследовательская часть.
  3. Вывод.

Во вступлении описывают, когда и при каких условиях проводилось исследование. Уделяется внимание исследуемому объекту. Также здесь дается информация о самом эксперте и других участниках процесса. В конце вступительной части перечисляются вопросы, на которые должны быть найдены ответы во время исследования.

В исследовательской части идет подробное описание всех действий и применяемых методов. Описываются приметы потерпевшего или пострадавшего, повреждения и т.д.

В выводе даются четкие ответы на поставленные ранее вопросы. Они должны соответствовать тем, что были заявлены в постановлении на проведении СМЭ.

Во время заполнения СМЭ эксперт обязан руководствоваться только объективными фактами. Текст составляется четко, без ошибок. Он должен быть понятен людям, не имеющим специальных знаний. Акт экспертизы составляют в двух экземплярах. Один из них направляют по месту назначения исследования, второй — в архивный отдел.

Оспаривание заключения СМЭ

Если заинтересованные лица обнаружили несоответствие вынесенного заключения объективности или у них появились сомнения в квалификации эксперта, они могут обратиться с заявлением об обжаловании судебной медицинской экспертизы. На это дается 30 дней с момента получения заключения.

Нельзя просто отменить судмедэкспертизу. По закону, вы можете потребовать проведение нового или дополнительного исследования. Для того чтобы эта экспертиза была назначена, необходимо предоставить аргументированные возражения.

Например, заключение по тем же вопросам, выполненное независимым экспертом. Сделать это можно самостоятельно. Доказательствами могут служить фото и видеоматериалы.

Всю доказательную базу нужно направить в судебный участок вместе с составленным ходатайством о назначении дополнительной или повторной экспертизы.

Отказ суда

Может так получиться, что суд откажет в проведении дополнительных исследований. В этом случае у сторон появляется возможность пользоваться услугами независимого эксперта. Они вправе потребовать заменить специалиста. Такое бывает актуально, например, если эксперт — заинтересованное лицо (друг, родственник одной из сторон и т.д.).

Процесс отвода эксперта нужно готовить очень тщательно. В жалобе не должно быть неточностей. Только так можно добиться нужного результата.

Необходимо отметить, что в каждом конкретном случае есть свои нюансы. Поэтому прежде чем составлять жалобу, получите профессиональную консультацию у юриста по аналогичным делам.

Вам помогут подобрать оптимальные решения и правильно составят документы. Даже малейшие ошибки могут определить исход судебного разбирательства не в вашу пользу.

Если вы считаете акт судебной медицинской экспертизы ошибочным, воспользуйтесь возможностью оспаривания и защитите свои интересы.

  • Источники:
  • О государственной судебно-медицинской деятельности
  • О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ

Как оспорить заключение эксперта по уголовному делу — Сам себе адвокат

Хотя в УПК РФ (п. 4 ч. 4 ст. 47, п. 2 ч. 1 ст. 53, ч. 3 ст. 86) предусмотрено право обвиняемого и его защитника собирать и представлять доказательства, к которым относятся заключение и показания специалиста (п. 3.1 ч. 2 ст. 74 и части 3, 4 ст.

80), следственно-судебная практика сохраняет тенденцию согласно которой сторона защиты лишена права непосредственного участия в формировании доказательственной базы по уголовному делу.

На практике защите трудно реализовать право на представление доказательства и в частности право на предоставление доказательств в опровержение выводов судебной экспертизы, проведенной по уголовному делу по назначению следователя (дознавателя).

Заключение эксперта как доказательство по уголовному делу

Заключение эксперта зачастую выступает основным источником доказательств обвинения. Его наиболее сложно оспорить в отсутствие у обвиняемого и его защитника специальных познаний, которыми владеет и которые применял эксперт.

Качество заключения эксперта зависит от его личного практического опыта, владения им специальными средствами и навыками исследований, использования современных научно-технических средств лабораторного анализа, недоступных обычному, неподготовленному человеку. Надо учитывать и специальные термины, используемые экспертом при обосновании своих выводов. Поэтому заключение эксперта трудно поставить под сомнение, но еще труднее опровергнуть так, чтобы с этим опровержением согласился следователь или судья.

Наличие в уголовном деле заключения эксперта обязывает сторону защиты принять решение о согласии или несогласии с выводами эксперта. Если защита не согласна с заключением эксперта, то необходимо оспорить результаты судебной экспертизы. Однако, это невозможно без доступа к специальным знаниям.

Прежде чем что-то оспаривать заключение эксперта необходимо уяснить предмет разногласий.

Согласно ст. 73 УПК РФ заключение и показания эксперта признаются доказательством по уголовному делу. То есть, к заключению эксперта уголовно-процессуальный закон предъявляет кроме специальных, учитывающих особенности такого доказательства, как заключение судебного эксперта, также и общие требования, как к любому доказательству по уголовному делу.

Предмет допроса эксперта — проведенные экспертные исследования и выводы, к которым пришел эксперт, отвечая на поставленные перед ним вопросы. То есть, , если показания эксперта могут быть получены только в связи с проведенной им экспертизой, то судебная экспертиза будет доказательством даже в том случае, если проводивший ее эксперт не будет допрошен.

Органы расследования зачастую отказывают в любых ходатайствах защиты, направленных на оспаривание заключения эксперта. В этих случаях защита вынуждена надеяться на справедливое судебное разбирательство. Но для эффективной защиты в суде защите следует заблаговременно сформировать доказательства защиты, которые будут исследоваться в судебном разбирательстве.

Например, защитник может руководствоваться разъяснениями данными Пленумом Верховного Суда РФ в п. 19 постановления от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

Всоответствии с этим пунктом для оценки заключения эксперта по ходатайству стороны или по инициативе суда может привлекаться специалист.

Разъяснения специалист даются в форме устных показаний или письменного заключения.

Поскольку предметом судебного разбирательства является проверка законности и обоснованности досудебного производства по уголовному делу, защитнику надлежит представить суду ходатайства, заявленные следователю, и решения следователя об отказе в удовлетворении этих ходатайств, оспаривающих заключение эксперта.

Оспаривание выводов судебной экспертизы означает несогласие с действиями и эксперта, и следователя, который не только назначил, но и принял (оценил) выводы эксперта в качестве доказательства, отвечающего требованиям ст. 85 УПК РФ.

Исходя из этого, процессуальные нарушения, допущенные следователем при назначении экспертизы, могут породить неустранимые сомнения в законности ее результатов, исключая тем самым признание выводов эксперта в качестве доказательства по уголовному делу.

Оспаривания экспертизы по уголовному делу

Оспаривание судебной экспертизы может осуществляться по двум направлениям.

Первое направление — оспаривание процедуры, иначе говоря, действий следователя, связанных с получением заключения эксперта. Это происходит в том же процессуальном порядке, как и оспаривание (опровержение) любого другого доказательства по уголовному делу. Оспаривание заключения эксперта может осуществляться по любому из названных в ст.88 УПК РФ признаков.

Второе — оспаривание действий и выводов эксперта. Привлекая специалиста, защитник принимает во внимание специфические особенности заключения эксперта, как особого источника получения доказательств, основанной на специальных знаниях.

Оспаривание содержания выводов эксперта предполагает сущностное оспаривание деятельности эксперта по применению своих специальных познаний.

Распространенные процессуальные нарушения при назначении экспертизы

Для судебной экспертизы установлен порядок ее назначения. В УПК РФ предусмотрены требования к постановлению следователя о назначении судебной экспертизы и к содержанию заключения эксперта (ст. 204).

Кроме того, производство судебной экспертизы в государственных экспертных учреждениях должно отвечать требованиям специального отраслевого законодательства, регулирующего деятельность государственных экспертных учреждений (Закон № 73-ФЗ), включая ведомственные нормативно-инструктивные документы (Минздрава России, Минфина России, МВД России, Минюста России и др.), которыми должны руководствоваться государственные эксперты.

Тщательная нормативная регламентация производства судебных экспертиз по уголовным делам позволяет обобщить и систематизировать доступные стороне защиты способы оспаривания выводов экспертов. Один из таких способов — оспаривание соблюдения процедуры производства судебной экспертизы с момента ее назначения.

В соответствии со ст.ст. 11, 16 УПК РФ при назначении судебной экспертизы следователь обязан разъяснить обвиняемому его права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ, и обеспечить возможность их реализации.

Одним из распространенных процедурных нарушений является ознакомление обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы уже после того, как экспертиза по уголовному делу проведена и следователь получил заключение эксперта. Правда а настоящее время такая практика встречается все реже, так как на недопустимость таких действий следователя указал Конституционный Суд РФ в определении от 20.02.2007 № 154-О-О3.

Судебные споры с медицинскими организациями

Право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь закреплено статьей 41 Конституции Российской Федерации. Оно включает в себя возможность получения гарантированного объема бесплатной медицинской и лекарственной помощи, а также платных медицинских услуг сверх гарантированного объема.

При оказании медицинской помощи высока вероятность причинения вреда жизни и здоровью пациента как вследствие непрофессиональных действий медицинских работников, так и в силу ряда объективных факторов: недостаточной материально-технической оснащенности многих государственных и муниципальных учреждений, относительно недавнего появления и развитии частной медицины, неизученности многих серьезных заболеваний и прочее.

В свою очередь, повышение уровня правовой грамотности населения способствует неуклонному росту количества обращений в граждан в суды, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг. Количество исков по так называемым «врачебным делам» неуклонно растет. Только по Москве за период с 1999 года по 2021 год количество исков увеличилось в 12 раз.

Самыми распространенными являются споры, в которых потребитель медицинских услуг обращается в суд по вопросу нарушения качества оказания медицинских услуг.

Это касается как пациентов бесплатных учреждений, так и тех, кто получает медицинские услуги на платной основе.

Это касается, к примеру, как стоматологических или косметологических услуг, так и медицинских услуг, влияющих на жизненно важные органы.

Среди проанализированных дел большую часть — 65%, составили иски граждан о возмещении вреда здоровью и морального вреда, как в отношении муниципальных учреждений здравоохранения, так и в отношении частных медицинских учреждений. При этом доля исков к частным медицинским учреждением неуклонно растет.

Как указывают суды со ссылкой на статью 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, для возникновения обязательств по возмещению вреда необходима совокупность условий: наличие вреда жизни или здоровью гражданина, противоправность действий (бездействия) медицинского учреждения, причинно-следственная связь между противоправным поведением и наступившим вредом, вина причинителя.

Конкретно вина работников медицинских учреждений по изученным делам заключалась в следующем: проведение недостаточного осмотра и обследования больных, влекущее установление неправильного диагноза; недооценка данных анамнеза и тяжести заболевания; нарушение общепринятой методики обследования; небрежность ведения медицинской документации; несвоевременное оказание медицинской помощи; нарушение правил по уходу за новорожденными; нарушение ведомственных нормативных актов в части преемственности в деятельности медицинских учреждений; отсутствие надлежащего контроля со стороны должностных лиц за соблюдениями норм; небрежность, невнимательность, недобросовестное отношение медицинского персонала к своим обязанностям.

Читайте также:  Прекращение представительства - советы опытного юриста

Основные выводы из судебной практики по рассмотрению споров о качестве медицинских услуг

1. Важное значение в данных спорах имеет заключение судебного медицинского эксперта

В ходе судебного разбирательства, при установлении наличия или отсутствия какого-либо из перечисленных выше элементов, необходимы специальные познания в области медицины.

Обостряется ситуация тем, что ответчики по рассматриваемой категории дел, в отличии от истцов, обладают специальными познаниями, что может привести к уклонению медицинского учреждения от гражданско-правовой ответственности.

  • Таким образом, в ходе рассмотрения указанной категории дел определяющее значение для удовлетворения судами требований истцов отводится судебно-медицинской экспертизе.
  • Под судебной экспертизой понимается процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящем дознание, следователем в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.  
  • Очевидно, что судебно-медицинская экспертиза в гражданском процессе назначается для разрешения вопросов, являющихся по своей сути медико-биологическими, или когда разрешение какого-либо вопроса может быть осуществлено при помощи методов, присущих судебной медицине.

Согласно статье 79 Гражданско-процессуального законодательства Российской Федерации, судебная экспертиза назначается судом, в вышеописанных случаях. Для производства экспертизы судом принимается постановление в форме определения.

Сама экспертиза проводится сотрудниками экспертных учреждений по поручению руководителей этих учреждений, в судебном заседании или вне заседания.

По результатам проведения экспертизы, экспертом составляется экспертное заключение, содержащее ответы на поставленные судом вопросы.

  1. При этом необходимо отметить, что хотя заключение эксперта и не является обязательным, иными словами не имеет заранее установленной силы и оценивается судом по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, по спорам, являющимся предметом рассмотрения настоящей статьи, именно экспертное заключение имеет решающее значение при рассмотрении требований к медицинским учреждениям, а в случае если иные доказательства ему прямо не противоречат, экспертное заключение может быть и само по себе положено в основу решения суда.
  2. Так, суды указывают на то, что помимо заключения судебно-медицинской экспертизы основными доказательствами, подтверждающими вину лечебно-профилактических заведений, могут являться также постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, приказы отделов здравоохранения, акты служебных расследований, внутренние приказы лечебно-профилактического учреждения.
  3. Однако, несмотря на всю очевидную важность результатов судебно-медицинской экспертизы, Верховный Суд Российской Федерации в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, указывает на недостатки и ошибки, допущенные судами при назначении судебных экспертиз и в частности судебно-медицинской экспертизы.
  4. Так, судами не указываются сведения, перечисленные в статьях 80 и 225 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, название экспертизы, протоколы судебных заседаний при разрешении вопросов о назначении экспертиз не соответствовали требованиям части 2 статьи 229 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, равно как и ошибки в поставленных вопросах, неверное определение предмета экспертизы, либо вида экспертизы.
  5. Причинами указанных ошибок в свою очередь является неудовлетворительный подход сторон к этапу назначения экспертизы.
  6. Наиболее распространенными ошибками при назначении судебно-медицинской экспертизы являются:
  • Несоблюдение процессуальных требований, предъявляемых к ходатайству о назначении судебно-медицинской экспертизы
  • Неправильное определение вида экспертизы, требующей проведения
  • Неправильное определение предмета экспертизы, и как следствие определение круга вопросов, не имеющих отношение к предмету доказывания
  • Ошибки в формулировании вопросов (технические, материально-правовое, процессуальные)
  • Ошибки определения достаточности доказательств, предоставляемых в распоряжение эксперта
  • Указанные ошибки, как правило приводят к таким негативным для истцов последствиям как отказу в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы, к получению не объективного экспертного заключения, к необходимости в дальнейшем назначать дополнительные и повторные экспертизы, что влечет за собой необоснованное затягивание судебного процесса.
  • Вместе тем подобных проблем можно легко избежать, соблюдая процессуальные требования к форме и содержанию ходатайства о назначении судебно-медицинской экспертизе, соблюдая установленные методические рекомендации к вопросам поставленным для эксперта, равно как и осознавая место заключения судебно-медицинского эксперта в системе доказательств по делам о ненадлежащем оказании медицинских услуг и тактическую значимость экспертизы для успешного рассмотрения гражданского дела.

Понимание тактической значимости судебно-медицинского заключения становится еще более актуальным с учетом преобладающей позиции судов, в соответствии с которой по делам о причинении вреда здоровью при оказании медицинских услуг не проводится анализ экспертного заключения, его последовательности и согласованности во всех его частях, не проверяются выводы экспертов на предмет достоверности, полноты и объективности. Так в судебных решениях не указывается, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на судебно-медицинскую экспертизу, и дан ли им соответствующий анализ.

Следовательно работа судебного представителя заключается не только в форматировании вопросов, подтверждающих правовую позицию истца, но и в правильной интерпретации выводов судебно-медицинской экспертизы.

Таким образом, поскольку судебно-медицинская экспертиза является основным доказательством вины медицинского учреждения в причинении вреда здоровью, либо имущественного и морального вреда гражданину, наиболее актуальной задачей судебного представителя является подготовка ходатайства о назначении экспертизы, которое по своей форме будет соответствовать требованиям законодательства, а по своему содержанию будет способствовать скорейшему и объективно правильному производству судебно-медицинской экспертизы.

2. Претензии по качеству медицинских услуг могут быть предъявлены как к медицинской организации, которая оказывает платные услуги, так и к государственной (муниципальной) больнице, предоставляющей бесплатную медицинскую помощь

Пациент может требовать возмещения причиненного ущерба, а также компенсации морального вреда при оказании ненадлежащих медицинских услуг как клиникой на возмездной основе, так и городской больницей в рамках ОМС.

3. При предъявлении иска в государственной (муниципальной) больнице о качестве услуг, оказанных в рамках ОМС, не подлежит взысканию «потребительский» штраф

15 июля 2019 года Верховный суд РФ вынес Определение по делу № 44-КГ19-7, которым удовлетворил жалобу больницы, полагавшей, что недопустимо взыскивать с нее штраф за отказ в добровольном порядке удовлетворить требования пациента.

Медучреждение сослалось на то, что до вынесения решения первой инстанции оно не знало о том, что услуга была оказана ненадлежащим образом. Также ВС РФ поставил под сомнение возможность считать пациента по ОМС потребителем.

По мнению Верховного суда РФ судебные инстанции, взыскивая с больницы в пользу истца штраф, установленный Законом «О защите прав потребителей», положения приведенных норм материального права, определяющих основания применения к отношениям в области охраны здоровья граждан законодательства о защите прав потребителей, к спорным отношениям применили неправильно, вследствие чего не определили правовую природу отношений по поводу оказания истцу медицинской помощи и не установили, оказывалась ли медицинская помощь бесплатно в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи либо эта помощь, включая медицинские услуги, предоставлялась на возмездной основе на основании заключенного с медицинской организацией договора. Тем самым ВС РФ в своем решении разъяснил, что штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя за неудовлетворение в добровольном порядке его требований, может применяться к отношениям в сфере здравоохранения только при оказании гражданину платных медицинских услуг. На бесплатные услуги, оказываемые медицинскими организациями, данная норма права не распространяется.

4. Бремя доказывания отсутствия вины лежит на медицинском учреждении

ВС РФ своим Определением от 24 июня 2019 г.

№ 74-КГ19-5 отменил решения нижестоящих судов по делу ввиду того, что суды подошли к нему формально, возложив на истицу бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи и, как следствие, причинения вреда ее здоровью, в то время как именно на ответчике лежала обязанность доказывания своей невиновности. Кроме того, суды не приняли во внимание акт экспертизы качества медицинской помощи. Таким образом, дело было отправлено на новое рассмотрение.

Сравнивая с практикой прошлых лет, когда пациент должен был доказывать факт нарушения его прав, сейчас суды чаще возлагают бремя доказывания качества оказанных услуг именно на медицинские организации. Но при этом важным доказательством по-прежнему остается заключение эксперта.

Обжалование заключений судебных экспертиз

Обжалование заключений судебных  экспертиз Как известно, нередко  истину по различным категориям  дел (уголовным, гражданским, арбитражным, административным, налоговым, таможенным)  невозможно установить без специальных познаний в различных областях: науки, техники, искусства или ремесла.

Экспертная деятельность в нашей стране регулируется Федеральным законом РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31 мая 2001г. №73-ФЗ и рядом подзаконных и ведомственных нормативно-правовых актов.

В соответствие с законом цель экспертной деятельности – установление доказательственных фактов  с помощью специальных  знаний.

Современные возможности судебных экспертиз велики, в стране назначаются и производятся несколько десятков видов различных экспертиз, способствующих (при правильном и научно обоснованном их проведении) установлению истины по делу, защите охраняемых законом интересов, прав и свобод доверителей.

К сожалению, как и в любой другой области деятельности в последнее время на практике все чаще приходится сталкиваться и с не надлежаще проведенными и научно необоснованными экспертными заключениями, с которыми приходится «бороться» путем обоснования их научной необоснованности, противоречивости и необходимости назначения дополнительных,  повторных, комиссионных, комплексных  экспертиз.

Издавна на практике принято было считать (многие делают это и сейчас), что заключение эксперта – бесспорное доказательство по делу, не подлежащее оспариванию. И это, несмотря на то, что в самом законе – ч.2 ст.17 УПК РФ и руководящих разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ прямо предусмотрено, что никакие доказательства по делу не имеют заранее установленной силы.

В стране, где, как известно, как в доперестроечный, так и особенно в перестроечный период дипломы специалистов приобретались (и приобретаются сейчас) не только и не столько по знаниям, а нередко путем иных механизмов, появление «специалистов» не ведающих предметом своей специальности не редкость. Практика изобилует и фактами умышленного искажения экспертами, в силу различных причин, исходных данных  предмета исследования, иных нарушений принципа независимости экспертов,  для составления «нужного» заинтересованной стороне заключения.

Читайте также:  КС не разрешил отбирать жилье у добросовестных покупателей - советы опытного юриста

В соответствие с действующим законодательством государственные судебно-экспертные учреждения относятся к системе органов Министерства юстиции РФ.

Однако, существуют и ведомственные экспертные учреждения, в частности, в системе  МВД РФ, Федеральной таможенной службе, Федеральной службе безопасности, что по существу привело к  тому, что,  будучи признанными государственными судебно-экспертными учреждениями они  одновременно подчиняются тем же органам исполнительной власти, что и следственные аппараты, органы дознания.

Более чем очевидно, что в соответствие с действующим законодательством основополагающим принципом экспертной деятельности является принцип независимости, как самой экспертной деятельности, так и лиц ее осуществляющих  для достижения заложенной в законе цели.

Однако практика изобилует многочисленными фактами зависимости экспертных заключений от различных не основанных на законе факторов, что пагубно отражается на охраняемых законом правах, свободах и интересах юридических и физических лиц и противоречит целям, заложенным законодателем  в Законе РФ о государственной судебно-экспертной деятельности и иных (отраслевых) законах регламентирующих экспертную деятельность.

Основная причина такого положения дел в экспертной (впрочем, как и во многих иных видах) деятельности видится в отсутствии правового механизма (правовой сбалансированности норм) обеспечивающего невозможность (или хотя бы существенную затруднительность) нарушения принципа независимости экспертной деятельности и обеспечения ее соответствия заложенным законодателем целям.

Как известно, бытует выражение: «Два юриста – три мнения». Реализация норм права, как известно, называется правоприменением, которое напрямую зависит от адекватного мысли законодателя толкования правоприменителями норм права. Можно ли рассчитывать, что сотни тысяч (если не миллионы) правоприменителей  нашей огромной страны единообразно понимают  мысль законодателя, заложенную в норме права,  и в соответствие с этой мыслью реализуют норму? Как представляется, это проверяется практикой, а практика убедительно подтверждает, что такой расчет и предположение являются огульными. Теорией права разработаны многочисленные виды толкования права (правовых норм) ни один из которых, смею утверждать, не может заменить собой толкование самим законодателем изданных им норм. Как известно, и к большому сожалению, в нашей стране этот вид толкования практически не используется, за редким исключением.  (например, постановления ГД РФ о применении актов амнистии). Ни постановления Пленума Верховного суда РФ, ни тем более, иные виды толкования действующих норм права (кроме  постановлений Конституционного Суда РФ) не могут собой заменить толкования норм права самим законодателем  для установления практики единообразного понимания и применения норм права.

В результате мы имеем то, что имеем. Каждый волен понимать действующие нормы права так, как ему этого хочется в каждом конкретном случае применения данной нормы.

Беда еще и в том, что судебные органы, призванные быть также независимой властью и руководствоваться верховенством права, на практике, в огромной своей массе, покрывают все огрехи органов предварительного следствия (в т.ч.

и экспертных учреждений), что не способствует  процессу установления единообразного понимания и применения действующих норм права, не говоря уже о пагубности этого процесса для всей  системы правосудия и конституционных гарантий права на защиту.

Так,  Московским областным  Бюро СМЭ по одному из уголовных дел по обвинению братьев Б.Е. и Б.Д.  в двойном убийстве, по назначению органов прокуратуры были проведены ряд судебных экспертиз: судебно-биологические; молекулярно-генетическая; судебно-медицинские; медико-криминалистические. Несмотря на установленный законом (ч. 6 ст.

11) единый научно- методический подход  производства экспертиз в каждом БСМЭ, при ознакомлении с многочисленными заключениями экспертов данного Бюро установлены следующие противоречащие друг другу заключения экспертов одного и того же Бюро, которые, тем не менее, легли в основу обвинительного приговора, которым братья Б.Е. и Б.Д.

  признаны виновными и осуждены каждый к 17 годам лишения свободы.

Заключением биологической экспертизы вещественных доказательств на клинке и рукоятке обнаруженного в квартире убитых ножа, экспертом установлено наличие следов смешанной крови, в которой обнаружены аглютигены  «А» и «В» свойственные группам крови «А» — Пгр., «В» — Шгр.  и  «АВ»  — 1Угр.

Экспертизой крови обвиняемых этим же экспертом установлено, что у обвиняемого Б.Е. – «Ва» – Шгр. крови.  Основываясь на этом, и «не замечая», что аглютиген «В» свойственен не только Ш группе, но  и 1У гр.

крови – «АВ», ничем не мотивируя свой вывод, эксперт пишет, что «присутствие крови обвиняемого Б.Е. на указанном ноже не исключается».

При этом становится не понятным, если эксперт был независим, и строго руководствовался требованиями Закона РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.01г. ФЗ-73,  в т.ч. ст.

8  Закона,  о научной обоснованности экспертных заключений, то, почему в своем заключении, признавая аглютиген «В» свойственным и 1У гр. – «АВ» ради объективности и справедливости не указал, что не исключается принадлежность этой крови и иному лицу с группой крови «АВ»?

В связи с утверждениями обвиняемых о наличии у них алиби и их нахождении во время убийства, указанного органом следствия,  в пути к дому, в связи с чем, невозможностью нахождения их на месте преступления и оставления каких-либо следов крови, а также в связи с имеющимися документальными подтверждениями того, что при их задержании на их теле никаких телесных повреждений (из которых бы вытекала кровь)  не обнаружено другим экспертом этого же Бюро СМЭ по назначению суда была произведена повторная экспертиза крови Б.Е., которая установила, что кровь обвиняемого Б.Е. действительно принадлежит к группе «Ва», т.е. Ш группе, но имеет сопутствующий антиген «Н» (который не был выявлен при первоначальной экспертизе его крови другим экспертом этого же бюро).

Как представляется, не нужно быть экспертом, для того, чтобы понимать, что сопутствующий  антиген крови, не временный житель организма, а постоянно присущий данной крови  антиген с момента рождения данного индивида и до его смерти.

Естественным, в связи с этим, представляется в силу законов логики тот факт, что, если данное  лицо, крови которого свойственен сопутствующий антиген «Н» оставило бы след своей крови на каком-либо предмете, то в этом следе крови обязательно должен присутствовать и быть обнаруженным сопутствующий антиген «Н», который предыдущим экспертом этого же бюро на клинке и ручке ножа обнаружен не был.

К сожалению, Московский областной суд (а в последующем и коллегия Верховного суда РФ) «не заметили», а вернее не пожелали заметить этого существенного противоречия в проведенных экспертизах, в то время как при строгом соблюдении требований действующего законодательства, как уголовно-процессуального, так и об экспертной деятельности, не обнаружение экспертом, исследовавшим нож, которым было совершено убийство сопутствующего антигена «Н» в смешанной крови предполагало необходимость дачи заключения о том, что присутствие крови обвиняемого Б.Е. на указанном ноже исключается.

 

Дело, которое описывается – является ярким образчиком грубого нарушения требований Закона РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» и ст.198 и 204 УПК РФ в области назначения и проведения экспертиз, как экспертами, так и следственно-судебными органами и является яркой иллюстрацией нарушения принципа независимости  экспертов и экспертной деятельности.

  Как представляется, необходимо уяснить содержание термина «независимость»  для соответствующего понимания и оценки соблюдения этого принципа при назначении и проведении экспертиз. В словаре русского языка С.И.Ожегова термин «независимый» определяется как «самостоятельный, не находящийся в подчинении, свободный….независимо от кого-чего, вне связи с кем-чем — нибудь, не ограничивая, не считаясь с кем-чем — нибудь». В ст. 7 ФЗ-73 от 31.05.01г. независимость эксперта определена следующим образом: «… он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела….Не допускается воздействие со стороны судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров, а также иных государственных органов, организаций, объединений и отдельных лиц в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса или в интересах других лиц». Россинская  Е.Р.  в своей книге: «Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе», изд-во НОРМА, м., 2005г., стр.95 признает: «…на самостоятельность суждений эксперта, на независимость судебной экспертизы влияют многие факторы и одних процессуальных требований недостаточно…В реальной жизни существуют множество способов оказания давления на эксперта или руководителя судебно-экспертного учреждения. Руководитель экспертного учреждения может, например, по указанию кого-то из вышестоящих начальников передать производство экспертизы другому эксперту, если вывод, сделанный первоначально назначенным экспертом, кого-то не устраивает». На практике  встречаются и иные изощренные способы нарушения принципа независимости  и даже прямой  умышленной фальсификации экспертных заключений в угоду органам следствия, особенно, когда речь идет о судебно-экспертных учреждениях системы МВД РФ. Так, в упомянутом деле об убийстве, первоначальные оперативные действия и задержание подозреваемых осуществляли сотрудники Долгопрудненского ОВД.  В связи с обнаружением на месте происшествия 5 отпечатков пальцев рук, по делу была назначена дактилоскопическая экспертиза, которую поручили  «эксперту» М. (в заключении он именуется и подписывается – «главный специалист»)  ЭКЦ Мытищинского ГУВД, т.е. органа,  которому подчинен Долгопрудненский ОВД.

Из протокола осмотра места происшествия известно, что все 5 следов пальцев рук изымались на липкую ленту и переносились на белую фотобумагу. Преступление, по материалам дела было совершено 14 июня 2004г. Дактилоскопическая экспертиза была назначена 10 августа 2004г.

, на разрешение которой был поставлен вопрос, не принадлежат ли изъятые с места преступления следы пальцев рук обвиняемым Б.Д. и Б.Е.  Спустя более месяца  18.09.2004г. «эксперт» М. дал заключение, что следы двух пальцев рук (якобы, обнаруженные на месте преступления)  принадлежат обвиняемому Б.Е.

  Поскольку на протяжении всего предварительного и судебного следствия обвиняемый Б.Е.

отрицал свою причастность к этому преступлению, и заявлял о своем алиби, а также о наличии у него наследственного заболевания рук – «акродерматит», в ходе судебного следствия судом была назначена дополнительная дактилоскопическая экспертиза, которая, вопреки протестам защиты, была поручена,  все тому же «эксперту»  ЭКЦ ГУВД МО – М., который естественно подтвердил свое предыдущее заключение.

Однако, объективный анализ имеющихся материалов дела и заключений «эксперта» М. свидетельствует о грубой фальсификации следственными работниками вещественных доказательств, о чем не мог не знать «эксперт» М., в распоряжение которого были предоставлены материалы дела, из которых усматривается:

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *