В случае малозначительности деяния суд должен оправдать подсудимого? — советы опытного юриста

В случае малозначительности деяния суд должен оправдать подсудимого?

В случае малозначительности деяния суд должен оправдать подсудимого? - советы опытного юриста

Адвокат Анатолий АНТОНОВ

Если суд установит признаки малозначительности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ), он должен констатировать отсутствие состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). В этом случае суд первой инстанции выносит оправдательный приговор, руководствуясь п. 3 ч. 2, ч. 8 ст. 302 УПК РФ. При этом за оправданным признается право на реабилитацию.

Это следует из буквального толкования предписаний УК и УПК РФ, а также подтверждается позицией Верховного Суда (Обзор судебной практики за I квартал 2011 года, определение № 55-Д10-23). Вышестоящие инстанции в таких случаях прекращают уголовное дело (на основании ст. 389.21 УПК РФ — апелляция, ст.ст. 401.14, 401.15 УПК РФ — кассация).

Между тем в судебной практике нет единого подхода к форме процессуального решения в случае отсутствия состава преступления. Так, иногда судьи первой инстанции, в нарушение предписаний УПК, прекращают уголовные дела. При этом они ссылаются на ст. 254 УПК РФ, которая не предусматривает решения о прекращении дела по такому основанию.

Апелляционная инстанция такие решения отменяет и направляет дело на новое рассмотрение либо оправдывает лицо (определения Советского районного суда г. Тамбова от 20.10.2015 по делу № 10–22/2015, СК по уголовным делам ВС Республики Мордовия от 20.02.2017 по делу № 22–315/2017).

Оправдательные приговоры в таких случаях апелляция оставляет без изменения (постановление ВС Удмуртской Республики от 05.03.2015 по делу № 22–432).

Иногда повод к судебным ошибкам дают адвокаты, заявляя ходатайство о прекращении дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с малозначительностью деяния. Если прокурор не возражает против удовлетворения такого ходатайства, судья оформляет это согласие как отказ от обвинения.

А это уже основание к законному прекращению уголовного дела в соответствии с п. 2 ст. 254 УПК РФ. Подобные действия суда тоже не остаются незамеченными в апелляции (определение Советского районного суда г. Тамбова от 20.10.2015 по делу № 10–22/2015).

В данном случае стоит в прениях сторон просить суд об оправдании подзащитного.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов.

Остались вопросы к адвокату?
Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните по телефону +7 (846) 212-99-71 (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Вс раскрыл суть малозначительности преступления на примере любителя бесплатной лососины

02.07.2020
 12928

В случае малозначительности деяния суд должен оправдать подсудимого? - советы опытного юристаКоллаж: Legal.Report

До Верховного суда дошла тяжба между одной из крупнейших торговых сетей страны Перекрестоком и человеком, вынесшим из магазина тушку рыбы. И если предыдущие инстанции посчитали это дело малозначительным, то ВС решил иначе.  Соответствующее разъяснение о содержится в определении судебной коллегии по уголовным делам. Теперь судам вновь придется разбираться в этой истории.

В январе 2019 года житель Самары Олег Троицкий положил в тележку и вывез из магазина «Перекресток» тушку лосося весом около 5 кг. Стоимость рыбы составиляла 3,7 тыс. рублей. Остаться незамеченным мужчине не удалось. Было возбуждено дело по  ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Позже на заседании суда Троицкий заявил, что не оплатил рыбу  в кассовой зоне из-за резкого ухудшения  самочувствия. Якобы в тот день у него закружилась голова, присутствовала тошнота, в глазах потемнело,. Предположительно произошел разрыв сосудов и отслоение сетчатки.

8 апреля 2019 года мировой судья прекратил дело против Троицкого, назначив тому судебный штраф в сумме 15 тыс. рублей. Позднее президиум Самарского областного суда изменил это решение и прекратил дело связи с отсутствием в деянии обвиняемого состава преступления.

По мнению кассационной инстанции, совершенное мужчиной деяние не обладает признаками достаточной общественной опасности, которая бы позволила признать содеянное им преступлением.

Также суд сослался на небольшой объем причиненного материального ущерба, который полностью возмещен, данные о личности виновного, а также на отсутствие каких-либо общественно опасных последствий. За Троицким было признано право на реабилитацию.

С этим решением не согласился уже представитель торговой сети, которого возмутил тот факт, что мужчина не понес никакого наказания. Дело дошло до Верховного суда.

  • Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ не согласилась с тем, что совершенное Троицким деяние является малозначительным.
  • «По смыслу закона малозначительным является деяние, хотя формально и содержащее признаки состава преступления, но с учетом характера совершенного деяния и роли лица в его совершении, степени вины, пределов осуществления преступного намерения, способа, обстановки совершения содеянного, размера вреда и тяжести наступивших последствий не причинившее существенного вреда охраняемых уголовным законом социальным ценностям», — говорится в документе.
  • ВС резюмирует, что малозначительность свидетельствует о том, что содеянное не причинило существенного вреда интересам личности, общества и государства, а также не создало угрозу причинения такого вреда.

Коллегия подчеркнула, что личность лица, совершившего преступление и факты позитивного поведения, не являются обстоятельствами, характеризующими малозначительность деяния. Они должны учитываться только при назначении наказания.

Верховный суд также напомнил, что криминообразующий размер хищения в рамках ч. 1 ст. 158 УК РФ должен превышать 2,5 тыс. рублей — в этом случае он признается общественно опасным, то есть, преступным. Ущерб же, нанесенный известной торговой сети, составил 3,7 тыс. рублей.

В результате постановление в отношении Троицкого отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

В суде один без адвоката

Если клиент один без адвоката оказался в суде, то он, зачастую, не знает что делать. Правила поведения в суде подробно расписано процессуальным законодательством, а вот как себя вести с судьями, и почему этому следует уделить внимание, нигде не описано.

Если мне не пояснить, как статус судьи влияет на его личные качества, то в этой публикации останется писать лишь о процессуальных правовых нормах, которые можно прочитать каждому самостоятельно, заглянув в любую справочную правовую систему.

Надо понимать, что люди, наделенные властью, психологически трансформируются и отличаются от обычных людей. Они не умнее или глупее, имеют не лучшее или не худшее образование, они не лучше или хуже остальных — они другие!
И это обстоятельство необходимо учитывать при общении с судьями, чтобы не пришлось на них жаловаться в дальнейшем.

Точно так же, как со следователями, прокурорскими работниками, полицейскими и сотрудниками прочих служб и органов государственной власти, о которых я пишу в других публикациях.

Мне приходилось встречаться со многими судьями различных судебных инстанций, с рядовыми и руководителями судов, а с некоторыми имею личные отношения. Кроме того, я сам рассматриваю дела в качестве независимого арбитра и наблюдаю поведение сторон споров с места того самого лица, от которого зависит исход дела.

Существует примерно четыре типичные группы судейских личностей (назовем это так), в основе которых не только их морально-нравственные качества, но и психологические особенности личности.

Под влиянием этих качеств складываются отношения между судьёй и участниками процесса (истец, ответчик, третье лицо, подсудимый, потерпевший, свидетель и т. д.) за исключением профессиональных участников — адвокатов, прокуроров.

Я не буду детально рассматривать каждую группу судей, но укажу их основные поведенческие признаки, и как они влияют на участников процесса и обычных людей, вынужденных общаться с ними вне судебного заседания.

  • воспитанные и властные одновременно. Такие люди в уважительной форме повелевают в судебном заседании. В полной мере пользуются своим статусом для управления судебным процессом. Психологически они не угнетают участников процесса и вызывают уважение. Личную симпатию не вызывают;
  • невоспитанные и властные. Например вот такие как в этом видео. Эти тоже властвуют, но могут оскорбить и даже унизить участников процесса. Легко используют для этого свою власть, демонстративно подчеркивают свой судебный статус. У участников процесса вызывают психологическое угнетение, подавляют волю, вызывают раздражение, противодействие, неуважение и даже ненависть;
  • тактичные, уважительные. Власть и статус используют незаметно, естественно. Управляют участниками процесса также незаметно и естественно, без давления своим статусом, властью. Судебные заседания проходят в рабочей доброжелательной атмосфере. У участников процесса вызывают уважение, личную симпатию. Иногда проигравшая сторона (осужденный) воспринимает решение (приговор) как должное и даже его не обжалует;
  • холодные, равнодушные, мягкие и безвольные. Такие разные типажи объединены в одну группу, поскольку все они своим поведением провоцируют участников процесса на свободные не процессуальные действия, беспорядок, небрежность, фамильярность в процессе и панибратство вне его. Такие судьи не вызывают у участников процесса ни личной симпатии, ни уважения.

Типичное поведение участников в суде

Поскольку в процессе главной фигурой является судья, то он же и навязывает участвующим лицам форму отношений, в зависимости от своего личностного типажа.

виды поведения участников процесса, а суде

  • слабые, пассивные люди, находясь в подавленном состоянии, оказавшись по различным обстоятельствам в суде без адвоката, становятся ведомыми, вяло реагируют на других участников, на судью, чем могут вызвать у него раздражение или, в лучшем случае, равнодушие, что повышает степень вседозволенности судьи и произвольность его решения (приговора);
  • активные, зависимые люди стараются понравиться судье, ищут его расположения к себе, надеясь вызвать у судьи положительные к себе эмоции и на этом фоне дождаться от него положительных бонусов в решении (приговоре). Такой расчет не оправдан, поскольку он провоцирует судью на вседозволенность и повышает произвольность в принятии решения (приговора), независимо от существующего эмоционального фона. Поэтому решение (приговор) может быть прямо противоположным ожидаемому участниками;
  • активные, настойчивые, убежденные, дерзкие участники процесса, активно ведут себя в судебном заседании, хотя и не всегда правильно, разумно. Такие участники, как правило, скандалисты и жалобщики во все инстанции им известные. Они вызывают у судьи отрицательные эмоции, чем мобилизуют его быть осмотрительным в заседании и при вынесении решения (приговора) тоже. При этом его решение, зачастую, имеет отрицательную мотивировку. Известен случай, когда судья расписала свой негатив к участнику процесса на трех страницах решения;
  • уравновешенные, спокойные, знающие участники, как правило, активные в процессе, уверенные в себе, хорошо контролируют ситуацию, работают. Судьи к таким относятся внимательно, осмотрительно и с пониманием для них возможных последствий при вынесении решения (приговора).
Читайте также:  Что делать, если попал в ДТП? - советы опытного юриста

Из того, что я здесь изложил, читателям должно быть понятно, что на результат судебного дела в совокупности влияют, не только фактические обстоятельства дела, но и личные качества судьи, его восприятие и оценка поведения участников процесса.

  • ведите себя спокойно, достойно, но не вызывающе и не высокомерно;
  • даже если вам не нравится судья, не показывайте этого, не демонстрируйте свое к нему отношение;
  • не спорьте с судьей, поскольку он хозяин положения;
  • внешне будьте аккуратны, одевайтесь в суд просто и классически, но в чистую одежду. Не старайтесь демонстрировать свою бедность или благополучие;
  • проявляйте в поведении к судье уважение, даже если вы его не уважаете как личность;
  • игнорируйте, прощайте судье-женщине эмоциональные выпады, скачки настроения, слабости, если они не затрагивают существа дела;
  • не доверяйте судье на слово, проверяйте, если можно проверить;
  • не заискивайте, не унижайтесь, не старайтесь всяким способом понравиться судье;
  • не пытайтесь подкупить судью или заинтересовать какими-то благами — вас, незнакомого, расценят как провокатора со всеми негативными для вас последствиями;
  • не реагируйте эмоционально на грубость, насмешки и унижения со стороны судьи, если они случаются, будьте безразличны, ведите себя сдержанно и достойно;
  • вне судебного заседания ведите себя по-прежнему достойно, не допускайте сам или со стороны судьи к себе панибратства;
  • ведите себя ровно и доброжелательно вне судебного заседания, помните, что вам еще, возможно придется встретиться и не один раз.

Будьте уверены, что все посетители судов испытывают волнение, общаясь с судьёй в судебном заседании или вне его. Причин такого волнения несколько, но основная, — это осознание своей зависимости от судьи, принимающего значимое для вас решение (приговор). Впрочем, такое волнение люди испытывают общаясь со всеми правоохранителями.

Важно! Будьте внимательны, аккуратны и уважительны в суде, не позволяйте себе эмоциональные выражения!

  • Таковы основные правила поведения клиента в суде без адвоката.
  • Чек-листы по уголовным делам найдете здесь, по гражданским — здесь, по арбитражным — здесь.
  • Как правильно и эффективно обжаловать следователя — здесь, а судью — читайте здесь.
  • Подписывайтесь, обучайтесь, обращайтесь!

P. S. Если мой сайтРОСТОВСКИЙ АДВОКАТ Вы считаете полезным и он может еще пригодиться в жизни, оставьте его в закладках или поделитесь им с друзьями. И не забудьте получить мой бесплатныйСПРАВОЧНИК КЛИЕНТА.

В случае малозначительности деяния суд должен оправдать подсудимого? - советы опытного юриста

(1 votes, average: 5,00

Вс объяснил, когда преступление нельзя считать малозначительным

Квалификация преступления как малозначительного может иметь место только применительно к обстоятельствам конкретного деяния и не должна быть установлена абстрактно, указывает Верховный суд РФ.

  • «Возможность или невозможность расценивать деяние в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя только из сформулированного в уголовном законе конструкции состава преступления, за совершение которого установлена ответственность», — отмечает высшая инстанция.
  • Суть дела 
  • Верховный суд рассмотрел представление прокуратуры на решение о прекращении дела о злоупотреблении полномочиями полицейского из-за малозначительности его проступка.

Согласно материалам дела, обвиняемый — инспектор ДПС ГИБДД ОВД — во время несения службы выявил факт управления транспортным средством лицом, не имеющим такого права, поскольку он не был указан в полисе ОСАГО.

Узнав, что отец правонарушителя работает в учреждении, которое занимается техническим обслуживанием служебных автомобилей МВД, обвиняемый договорился о ремонте вне очереди ведомственной машины, на которой он осуществляет патруль, а в обмен не стал составлять протоколы об административных правонарушениях.

Суд первой инстанции счел, что этими действиями были существенно нарушены охраняемые законом интересы общества и государства, а также дискредитирован авторитет государственных органов и государственной службы в системе правоохранительных органов, на которую возлагаются задачи по предупреждению и пресечению административных правонарушений. Признав автоинспектора виновным по статье 285УК РФ, суд приговорил его к штрафу в 50 тысяч рублей. При рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке приговор оставлен без изменения.

Однако судебная коллегия по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции пришла к выводу, что суд, признавая сотрудника ГИБДД виновным, не принял во внимание фактические обстоятельства дела, которые свидетельствует о том, что совершенные им действия, хотя формально и подпадают под признаки преступления, предусмотренного частью 1 статьи 285 УПК РФ, но в силу их малозначительности не представляют достаточной общественной опасности и не являются преступлением.

Кассационная инстанция также сослалась на позицию Конституционного суда (определение от 16 июля 2013 года №1162-0): приведенная в части 2 статьи 14 УК РФ норма позволяет отграничить преступления от иных правонарушений и направлена на реализацию принципа справедливости, в соответствии с которым наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (часть 1 статьи 6 УК РФ). В качестве таких обстоятельств могут учитываться размер вреда и тяжесть наступивших последствий, степень осуществления преступного намерения, способ совершения преступления, роль подсудимого в преступлении, совершённом в соучастии, наличие в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкциями статей Особенной части УК РФ, указал КС. 

Позиция ВС 

Однако суд кассационной инстанции, применяя положения части 2 статьи 14 УК РФ и делая вывод об отсутствии той степени общественной опасности содеянного автоинспектором, при которой оно может быть расценено как преступное, не привел аргументированные доводы, которые подтверждали обоснованность принятого решения, отмечает ВС. 

«Вместе с тем, квалификация содеянного как малозначительного может иметь место только применительно к обстоятельствам конкретного совершенного лицом деяния.

Возможность или невозможность расценивать деяние в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя только из сформулированного в уголовном законе конструкции состава преступления, за совершение которого установлена ответственность», — подчеркивает высшая инстанция. 

В связи с чем Судебная коллегия ВС сочла необходимым отменить определение и передать уголовное дело на новое кассационное рассмотрение.

Алиса Фокс

Прокурор разъясняет — Прокуратура Рязанской области

Презумпция невиновности в уголовном судопроизводстве

Частью 1 статьи 49 Конституции РФ предусмотрено, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Презумпция невиновности – один из основополагающих принципов уголовного судопроизводства (ст. 14 Уголовного кодекса РФ). Данная норма закона распространяется как на обвиняемого, так и на подозреваемого.

Виновность лица непременно должна быть установлена вступившим в законную силу обвинительным приговором суда. В случае, если судом вынесен оправдательный приговор, лицо признается невиновным в совершении деяния.

Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения (ч. 2 ст. 14 Уголовного кодекса РФ).

Решение суда о виновности обвиняемого не может основываться на том, что он не сумел опровергнуть обвинение, не представил доказательств, подтверждающих свою непричастность к совершению преступления, или же отказался от дачи показаний. Обязанность представления доказательств не может быть возложена и на защитника обвиняемого.

Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 14 Уголовного кодекса РФ).

  • В случае, если оценка собранных по делу доказательств вызывает у стороны обвинения или суда сомнения в виновности лица, тогда как все возможности пополнения доказательственной базы исчерпаны, обвиняемый должен быть оправдан.
  • При этом, сомнения толкуются в пользу обвиняемого не только лишь относительно вопроса его виновности (невиновности), но и касательно других связанных с этим аспектов.
  • Если уголовное дело на момент появления неустранимых сомнений не направлено в суд для рассмотрения по существу, то оно подлежит прекращению на стадии предварительного расследования.

Принцип презумпции невиновности определяет правовой статус обвиняемого не только в уголовном процессе, но и во всех общественных отношениях, в которых он выступает в качестве одного из субъектов.

До вступления приговора суда в законную силу за обвиняемым, содержащимся под стражей, сохраняется право на участие в выборах, право на пользование жилым помещением, его не могут уволить с работы или отчислить из учебного заведения ввиду виновности в совершении преступления.

Подготовлено прокуратурой Михайловского района

Замгенпрокурора добился в ВС прекращения уголовного преследования за малозначительностью деяния

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ вынесла кассационное определение по делу № 15-УДП20-7-К1, которым отменила судебные акты нижестоящих инстанций и прекратила уголовное дело в отношении бывшей сотрудницы муниципалитета, обвинявшейся в мошенничестве при формировании справок о доходах для получения мер соцподдержки в виде бесплатного школьного питания для ее дочери. С кассационным представлением в ВС обратился заместитель генерального прокурора Виктор Гринь.

Только Генпрокуратура указала на возможность прекращения дела по реабилитирующим основаниям

В сентябре 2011 г. по май 2014 г.

заместитель главы администрации Горенского сельского поселения Зубово-Полянского муниципального района Республики Мордовия Елена Филиппова вносила недостоверные сведения в справки о собственных и супружеских доходах, а затем представляла их в школу для получения ее дочерью права на бесплатное питание в школьной столовой.

Читайте также:  Особые производства в уголовном процессе - советы опытного юриста

В связи с этим девочке была необоснованно оказана мера социальной поддержки в виде освобождения от оплаты питания как ребенку из малообеспеченной семьи. По версии следствия, женщина причинила своими действиями республиканскому бюджету материальный ущерб на сумму свыше 10 тыс. руб.

Елена Филиппова была обвинена в мошенничестве при получении выплат по ч. 3 ст. 159.2 УК РФ, однако в октябре 2019 г.

Зубово-Полянский районный суд Республики Мордовия прекратил уголовное дело по нереабилитирующим обстоятельствам в связи с амнистией в честь 70-летия Победы в Великой Отечественной войне.

Первый кассационный суд общей юрисдикции оставил без изменения судебный акт первой инстанции.

Впоследствии заместитель Генерального прокурора РФ Виктор Гринь обратился с кассационным представлением в Верховный Суд, требуя прекращения уголовного дела в отношении Филипповой за отсутствием в ее действиях состава преступления и отмены ранее вынесенных по нему судебных актов.

Верховный Суд разобрался с экономическими преступлениямиПленум ВС РФ принял постановление, касающееся разъяснений судебной практики по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

Он отметил, что анализ обстоятельств преступления, которое совершила Елена Филиппова, небольшой размер материального ущерба, отсутствие в материалах дела доказательств того, что деяние причинило существенный вред государственным либо муниципальным интересам, не позволяют сделать вывод о том, что действия женщины в силу своей малозначительности подпадают под понятие уголовного преступления в рамках ч. 2 ст. 14 УК РФ. Свою правовую позицию Виктор Гринь обосновал ссылками на Постановление Пленума ВС РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», Определение КС РФ от 16 июля 2013 г. № 1162-0.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по уголовным делам напомнила со ссылкой на перечисленные Виктором Гринем судебные акты высших инстанций, что если действия лица при мошенничестве, присвоении или растрате хотя формально и содержали признаки указанного преступления, но в силу малозначительности не представляли общественной опасности, то суд прекращает уголовное дело на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ, которая позволяет обеспечивать адекватную оценку правоприменителями степени общественной опасности деяния, зависящую от конкретных обстоятельств содеянного.

«В качестве таких обстоятельств могут учитываться размер вреда и тяжесть наступивших последствий, степень осуществления преступного намерения, способ совершения преступления, роль подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, наличие в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкциями статей Особенной части УК РФ. Приведенные в судебных решениях анализ обстоятельств совершенного Еленой Филипповой деяния, небольшой размер материального ущерба, причиненного республиканскому бюджету, и отсутствие в материалах уголовного дела доказательств того, что деяние причинило существенный вред государственным либо муниципальным интересам, свидетельствуют об отсутствии в ее действиях признака общественной опасности, который позволял бы признать их преступлением», – отметил Верховный Суд.

Он добавил, что сам по себе способ совершения деяния Филипповой – с использованием служебного положения, что является квалифицирующим признаком, предусмотренным ч. 3 ст. 159.

2 УК РФ, без учета конкретных обстоятельств дела, не может быть признан обстоятельством, свидетельствующим о повышенной общественной опасности содеянного, и препятствовать применению ч. 2 ст. 14 УК РФ.

Как пояснил ВС, Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции, отказывая в применении положений ч. 2 ст.

14 УК РФ, не привела аргументированные доводы о действительном наличии существенного вреда в результате совершенного деяния, а также степени общественной опасности в ее действиях, позволяющей расценивать их как преступное деяние, либо о существенных последствиях, наступивших в результате преступления.

«Более того, судом не дана надлежащая оценка факту полного возмещения причиненного Филипповой ущерба еще на стадии предварительного следствия, что в совокупности с указанными выше обстоятельствами нельзя признать обоснованными выводы суда кассационной инстанции о невозможности применения положений ч. 2 ст. 14 УК РФ», – отметил Суд, согласившись с доводами кассационного представления и отменив судебные акты нижестоящих инстанций. ВС прекратил уголовное дело за отсутствием в деянии состава преступления в виду его малозначительности и признал за Еленой Филипповой право на реабилитацию.

Дело показало проблемы прокурорского надзора

По мнению управляющего партнера АБ «Правовой статус», адвоката Алексея Иванова, в этом непростом и долгом уголовном деле можно отметить ряд характерных особенностей. «Во-первых, прекращение уголовного преследования вследствие акта об амнистии (п. 3 ч. 1 ст.

27 УПК РФ) и прекращение в связи с отсутствием в действиях состава преступления (п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ) – две большие разницы.

В первом случае речь идет о прекращении уголовного дела по не реабилитирующим основаниям, а второй случай означает, “что событие, послужившее причиной для начала уголовного судопроизводства, имело место, однако оно не является преступлением”.

В первом случае лицо признается виновным в совершении преступления, а во втором освобождается от уголовной от уголовной ответственности по реабилитирующим основаниям», – пояснил он.

Эксперт добавил, что уголовное дело первоначально было прекращено по нереабилитирующим основаниям, а такое решение принято явно не в интересах обвиняемой.

«Исходя из анализа состоявшихся судебных решений усматривается, что защита не ставила перед судом вопросы прекращения уголовного дела, воспользовавшись институтом амнистии. Полагаю, что этот путь является скользким. Не всегда решение, лежащее на поверхности, является верным и оправданным для доверителя.

Во-вторых, в деле применен нечасто встречающийся в практике институт малозначительности деяния, пусть для этого пришлось пройти все инстанции и потребовалось вмешательство Генеральной прокуратуры.

В-третьих, получателям и распорядителям бюджетных средств необходимо проявлять крайнюю осмотрительность и осторожность вне зависимости от объема сумм. Это случай показывает, что даже ничтожная сумма предполагаемого нанесенного ущерба государству может повлечь суровые испытания», – заключил Алексей Иванов.

Управляющий партнер АБ «ОПОРА» Приморского края, адвокат Алексей Ананьев отметил, что вмешательство Генеральной прокуратуры РФ в ситуацию, связанную с привлечением к уголовной ответственности лица по «рядовому» делу с признанием малозначительности деяния – это редкий случай и «капля в море». «Ведь это дело прошло множество инстанций, и вся правоохранительная и судебная система (в том числе и нижестоящие прокуроры) не увидели ничего малозначительного в содеянном», – подчеркнул он.

По словам эксперта, эта практика носит повсеместный характер, так как ч. 2 ст. 14 УК РФ применяется крайне редко, что обусловлено необходимостью правоприменителя (будь то дознаватель, следователь, прокурор или суд) давать личную оценку деянию на предмет его малозначительности.

«Это обстоятельство, в свою очередь, подразумевает ответственность конкретного должностного лица, который фактически может освободить от уголовной ответственности, в том числе и преступника по этому основанию, что может повлечь различного рода кривотолки и негативные реакции со стороны заинтересованных органов стороны обвинения», – полагает Алексей Ананьев.

Он добавил, что за последние 13 лет полномочия прокурора по осуществлению надзора в области уголовного судопроизводства на досудебных стадиях были существенно урезаны, они фактически были переданы руководителям следственных органов, что касается уголовных дел, по которым обязательно предварительное следствие. «Из ведения прокуроров вывели вопросы возможности возбуждения уголовных дел, отмены незаконных и необоснованных решений следователей и руководителей следственных органов, дачи обязательных для исполнения указаний о проведении тех или иных следственных действий по уголовным делам и др. Осуществление таких функций руководителями следственных органов не оправдывает себя, поскольку все решения принимаются внутри одного ведомства без какого-либо фактического надзора со стороны органов прокуратуры», – полагает адвокат.

Алексей Ананьев заметил, что сейчас прокурорам вернули ряд полномочий (например, отменять незаконные постановления о возбуждении уголовных дел в течение 24 часов, отменять незаконные постановления следователей об отказе в возбуждении уголовного дела, о приостановлении предварительного следствия или прекращении уголовного дела). Но это все «половинчатые» меры, которые в должной мере не обеспечивают исполнение следственными органами требований уголовно-процессуального законодательства.

По словам эксперта, фактически весь период расследования уголовного дела деятельность следственного органа носит безнадзорный характер, что ведет к нарушению разумных сроков уголовного судопроизводства, нарушению прав участников уголовного судопроизводства, приводит к ситуациям, когда Генеральной прокуратуре РФ приходится вмешиваться по вопросам, которые должны были решаться еще на стадиях доследственных проверок.

«В большинстве случаев обжалования прокурору решений, действий и бездействия следователей в порядке ст.

123 УПК сводятся к тому, что прокурор просто перенаправляет жалобу руководителю следственного органа для разрешения, не принимая никаких мер, так как возможность применения действенных мер со стороны прокурора УПК не предусмотрена. Рассмотрение жалоб на следователя его руководителем не оправдывает себя.

Читайте также:  Форма сделок - советы опытного юриста

Безусловно, наличие именно полноценного, а не “половинчатого” и “беззубого” прокурорского надзора может стать дополнительным гарантом соблюдения принципов законности и прав участников уголовного судопроизводства», – заключил Алексей Ананьев.

Адвокат не вправе занимать позицию вопреки воле доверителя

18 ноября 2019 г.

Об одном случае из дисциплинарной практики АП РМЭ

Справедливость приговора во многом зависит от того, насколько подсудимый доверяет защитнику, насколько согласована позиция и стратегия защиты. При этом защитник не должен забывать требование подп. 3 п. 4 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г.

№ 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), что адвокат не вправе занимать позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя.

Выражение в уголовном процессе позиции вопреки воле доверителя, безусловно, недопустимо со стороны защитника, и этот постулат является обязательным для каждого адвоката.

Вместе с тем адвокат, который оставляет разрешение ходатайств подзащитного на усмотрение суда, даже не задумывается, что тем самым нарушается указанное требование законодательства об адвокатуре, так как позиции подзащитного и адвоката в этом случае также расходятся.

Квалификационная комиссия и Совет АП Республики Марий Эл рассмотрели дисциплинарное производство в отношении адвоката А., поводом для возбуждения которого являлось частное постановление Президиума Верховного Суда Республики Марий Эл от 29 августа 2018 г.

, в котором указывалось, что основанием отмены приговора Горномарийского районного суда Республики Марий Эл от 11 декабря 2017 г. в отношении осужденной Т.

являлось существенное нарушение уголовно-процессуального закона, повлиявшего на исход дела, в связи с неэффективной защитой адвокатом А. осужденной Т.

Обстоятельства дисциплинарного производства

Приговором Горномарийского районного суда Республики Марий Эл от 11 декабря 2017 г. Т. осуждена по п. «А» ч. 3 ст. 158 УК РФ и ей назначено наказание в виде 1 года 5 месяцев лишения свободы. Защиту Т. осуществляла адвокат А.

24 августа 2018 г. Президиум Верховного Суда Республики Марий Эл вынес постановление об отмене приговора Горномарийского районного суда Республики Марий Эл от 11 декабря 2017 г. в отношении Т., и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Существенное нарушение уголовно-процессуального закона, повлиявшего на исход дела и явившегося основанием для отмены указанного приговора, выразилось в следующем.

Согласно ч. 1 ст. 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

По смыслу ст. 16 УПК РФ обеспечение права на защиту является одним из принципов уголовного судопроизводства, действующих во всех его стадиях.

Согласно п. 3 ч. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда он убежден в наличии самооговора доверителя.

Согласно п. 1 ч. 1 ст.

7 указанного Федерального закона адвокат должен честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами.

В подготовительной части судебного заседания 7 ноября 2017 г. подсудимая Т. сообщила о несогласии с тем, чтобы защиту ее прав и интересов в ходе судебного разбирательства осуществляла адвокат А.

, заявила об отказе от услуг данного защитника по мотивам отсутствия какой-либо юридической помощи со стороны адвоката, ее содействия органу следствия, при этом поддержала свое письменное заявление от 16 октября 2017 г.

, в котором она в числе прочего просила назначить другого адвоката.

В последующем, после разъяснения прав подсудимой Т., последняя заявила ходатайство о передаче уголовного дела на новое расследование в связи с тем, что, по утверждению Т., следователь сам составил ее показания на предварительном следствии и при помощи защитника заставил расписаться в них, а также в бланках других документов.

Защитник А., не поддержав ходатайство подзащитной, пояснила, что какого-либо давления на Т. в ходе предварительного следствия со стороны следователя не оказывалось, нарушений закона при проведении следственных действий не имелось.

7 ноября 2017 г., давая показания в ходе судебного следствия, Т. отрицала свою причастность к хищению у потерпевшей М. сотового телефона (с зарядным устройством) и фляги с брагой. В связи с наличием существенных противоречий между показаниями Т.

в суде и ее показаниями, данными на предварительном следствии, государственным обвинителем заявлено ходатайство об оглашении в порядке ст. 276 УПК РФ показаний Т., данных на предварительном следствии. Подсудимая Т.

возражала в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя, однако, несмотря на занятую позицию подзащитной, адвокат А. указала на отсутствие возражений в удовлетворении заявленного ходатайства.

В судебном заседании 20 ноября 2017 г. потерпевшей М. после ее допроса заявлялось ходатайство об освобождении ее от дальнейшего участия в рассмотрении уголовного дела, при этом подсудимая Т.

возражала в удовлетворении заявленного ходатайства и заявила о необходимости дальнейшего участия потерпевшей М. в судебном заседании, а защитник А., выяснив у потерпевшей, что она не желает участвовать в судебных прениях и просит наказать Т. по закону, вопреки позиции Т.

посчитала возможным ходатайство удовлетворить и освободить потерпевшую М. от дальнейшего участия в деле.

В судебном заседании 4 декабря 2017 г. подсудимая Т.

заявила ходатайства о назначении судебных экспертиз на предмет установления принадлежности почерка в протоколах ее допроса в части фразы «с моих слов записано верно, лично прочитано, замечаний к протоколу не имеется», а также на предмет наличия у нее возможности по состоянию здоровья нести флягу, при том пояснила, что не знает, как называются такие экспертизы. На данные ходатайства подзащитной адвокат А. не отреагировала, не помогла Т. правильно сформулировать ходатайства, а оставила разрешение ходатайств на усмотрение суда. Аналогичную позицию защитник А. заняла по ходатайствам подсудимой Т., заявленным ею в судебном заседании.

Кроме того, в судебном заседании 8 декабря 2017 г. подсудимая Т. пояснила, что она против взыскания с нее процессуальных издержек, понесенных как в ходе предварительного следствия, так и в суде, а в судебных прениях высказалась о фальсификации уголовного дела, т.е. заявила о своей невиновности по предъявленному ей обвинению.

Между тем, выступая в судебных прениях, защитник-адвокат А. просила суд в числе прочего принять во внимание, что ее подзащитная Т. в ходе предварительного следствия вину по предъявленному обвинению признала полностью, активно способствовала раскрытию и расследованию преступления. Вопрос о взыскании с Т.

процессуальных издержек оставила на усмотрение суда.

Таким образом, позиции подсудимой Т. и ее защитника – адвоката А. относительно соблюдения прав подсудимой на предварительном следствии расходятся, при этом их позиции по ряду вопросов судебного разбирательства противоречивы, что повлекло за собой неэффективную судебную защиту адвокатом А. подсудимой Т.

Указанные факты свидетельствуют о несоблюдении адвокатом Адвокатской палаты Республики Марий Эл А. требований п. 3 ч. 4 ст. 6, п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре.

Адвокат А. на заседании Квалификационной комиссии АП РМЭ признала, что какие-то недостатки были с ее стороны при защите Т., и позицию с подсудимой надо было согласовывать более тщательно.

К адвокату А. была применена мера дисциплинарного взыскания в виде предупреждения.

* * *

К сожалению, подобное отношение к позиции своего доверителя со стороны защитников имеет место.

Поэтому данный пример подтверждает, что адвокат не может руководствоваться никакими «благими намерениями», не разделяя позицию подсудимого, независимо от причин.

Причины этого могут быть разными: ложно понятые интересы клиента, изменение позиции клиента в суде, хотя на следствии она была совершенно иная, а защитник придерживался позиции, избранной на следствии, считая ее более благоприятной для клиента и т.п.

Позиция защитника может и не содержать ошибки, и даже быть выгодной для подсудимого, но если последний с ней не согласен, то адвокат обязан следовать позиции подзащитного и не вправе уклоняться от ее поддержки.

В последнее время суды стали чаще обращать внимание на указанные нарушения, выносить частные постановления, в которых обоснованно указывают, что случаи, когда позиция защитника вступает в противоречие с позицией его подзащитного, оспаривающего свою виновность в совершении инкриминируемого ему преступления, фактически являются отказом адвоката от осуществления защиты.

Требование подп. 3 п. 4 ст.

6 Закона об адвокатуре, содержащего запрет занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя, является основой защитительной деятельности адвоката. Относиться к этому требованию адвокату нужно со всей ответственностью, иначе такая защита не может быть признана квалифицированной и добросовестной.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *