Верховный суд рассказал, как обращать взыскание на жилье — советы опытного юриста

05.08.2021
 547

Верховный суд рассказал, как обращать взыскание на жилье - советы опытного юриста АГН Москва

Верховный суд РФ назвал условия, при которых единственное жилье банкрота может быть выставлено на торги. Мотивированное определение судебной коллегии по экономическим спорам опубликовано в открытом доступе.

Как следует из материалов, в 2020 году индивидуального предпринимателя Владимира Балыкова из Хабаровска признали банкротом. Он выступал поручителем по кредиту в 35 млн рублей, взятому в «Россельхозбанке».

В отношении Балыкова была введена процедура реструктуризации долгов, его имущество выставили на продажу.

Предприниматель обратился в  АС Хабаровского края с заявлением, в котором просил исключить из конкурсной массы земельный участок с жилым домом, указав, что тот является для него единственным пригодным для постоянного проживания помещением.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали Балыкову. Было установлено, что предприниматель в течение 16 лет был зарегистрирован в квартире своей матери в Хабаровске.

Однако после судебного решения о банкротстве он зарегистрировал за собой право собственности на жилой дом, после чего сменил прописку и в тот же день обратился в суд с требованием об исключении спорной недвижимости из конкурсной массы.

Принимая решение, суды исходили из того, что действия предпринимателя являлись недобросовестными и направленными на искусственное наделение участка с домом исполнительским иммунитетом.

Однако кассационная инстанция пошла навстречу Балыкову, исключив участок и дом из конкурсной массы.

Кассация указала, что нижестоящие суды не учли отсутствие в собственности Балыкова и его бывшей супруги иных (помимо дома) помещений, пригодных для постоянного проживания.

А изменение должником места регистрации в ходе процедуры реализации имущества само по себе не свидетельствует о недобросовестном поведении и злоупотреблении правом.

В «Россельхозбанке» обжаловали решение в ВС. Судебная коллегия по экономическим спорам направила дело на пересмотр в суд первой инстанции, сославшись на то, что недобросовестность Балыкова доказана не была. При этом ВС назвал некоторые обстоятельства, которые имеют значение при оценке поведения должника на предмет добросовестности.

Как указано в определении, с одной стороны следует учесть и сопоставить моменты предъявления претензии, иска о взыскании долга, вынесения решения о присуждении, возбуждения исполнительного производства, дела о несостоятельности, а также извещения должника об этих событиях. С другой стороны — причины изменения регистрации по месту жительства. А именно — было ли это изменение фиксацией положения дела, фактически сложившегося задолго до предъявления кредитором требования, или оно было направлено на уклонение от погашения долга.

Верховный суд рассказал, как обращать взыскание на жилье - советы опытного юриста

В случае недобросовестных действий должника, указал ВС, его жилье можно лишать исполнительского иммунитета.

Кроме этого, по мнению ВС, нижестоящие суды не в должной мере обратили внимание на неоднократные пояснения Балыкова о том, что основным его кредитором является Россельхозбанк, перед которым он отвечает как поручитель по обязательствам другого лица — коммерческой организации.

Иные долговые обязательства Балыкова невелики. В связи с этим судам следовало проверить заявление Балыкова, что коммерческая организация имеет активы, достаточные для погашения кредитного долга перед Россельхозбанком, что исключило бы необходимость продажи дома и участка.

В своем определении ВС представил едва ли не пошаговую инструкцию, как следовало поступить судам при рассмотрении данного дела.

Так, при отсутствии в действиях Балыкова признаков злоупотребления правом судам следовало обязать финансового управляющего его имуществом созвать и провести собрание кредиторов по вопросу о предоставлении замещающего жилья, установить рыночную стоимость жилого дома и земельного участка, на котором он расположен, действительную стоимость замещающего жилья, издержки по продаже дома, участка и покупке замещающего жилья. После этого исчислить сальдо — сумму, на которую пополнится конкурсная масса в результате замены жилого помещения, имея в виду, что реальная цена сделок купли-продажи может отклоняться от рыночной цены, определенной в ходе предварительной оценки, в частности, вследствие погрешностей расчета. Затем проверить, не будет ли сальдо малозначительным.

Отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный экономический смысл как способ удовлетворения требований кредиторов, а не быть карательной санкцией за неисполненные долги или средством устрашения должника, резюмировал ВС.

В апреле Конституционный суд РФ рассмотрел дело, связанное с запретом на взыскание единственного жилья должника. Суд пришел к выводу, что отказ в применении исполнительского иммунитета все-таки возможен, но при соблюдении ряда условий. Постановление основано на ранее вынесенных КС правовых позициях.

Правила изъятия жилья у должников: разъяснения верховного суда

Жилье , 20 янв, 17:05 

Суды обязаны помнить о нормах обеспеченности квадратными метрами и оставлять должнику недвижимость, необходимую для нормального существования

Верховный суд рассказал, как обращать взыскание на жилье - советы опытного юриста

Кирилл Кухмарь/ТАСС

Верховный суд (ВС) России дал разъяснения правил, по которым должников можно лишать жилья. При рассмотрении таких дел суды должны изучать каждую конкретную ситуацию и убеждаться, что после изъятия недвижимости у неплательщика останется полноценная жилплощадь. Документ с разъяснениями и рекомендациями ВС размещен инстанцией в банке судебных решений.

Заключение ВС было выдано при рассмотрении дела жительницы Воронежа, которая задолжала микрофинансовой организации и по решению судебных приставов лишилась квартиры.

Россиянка пыталась оспорить взыскание, но безуспешно — квартира была не единственной ее недвижимостью. Женщине принадлежит еще и 3/20 доли (15 кв.

 м) в трехквартирном доме на 11 жильцов — на этом основании городская и областная инстанции оставили судебное решение в силе, указав, что оно не нарушает законных прав заемщицы.

ВС счел эти выводы ошибочными — с точки зрения высшей инстанции, в собственности нужно оставлять не любую недвижимость, а ту, которая «гарантирует гражданину-должнику и членам его семьи уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования». Судам при рассмотрении аналогичных дел рекомендуется «не допускать нарушения самого существа конституционного права на жилище и умаления человеческого достоинства».

В решении высшей инстанции подчеркивается, что суды должны изучать документы о жилищной ситуации должника и убеждаться, что после изъятия недвижимости у него останется помещение, которое «является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения». Все судебные решения по делу воронежской неплательщицы ВС отменил — слушания будут проводиться заново.

В России действует норма исполнительского иммунитета — у должников запрещено изымать единственное жилье, кроме случаев, когда оно в залоге у банка. В конце 2020 года уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова предложила ввести в стране временный мораторий на изъятие залогового жилья в том случае, если это единственная недвижимость в семье, где есть несовершеннолетние дети.

Кто является ответчиком при заливе квартиры сверху. Позиция Верховного суда — КС Цитадель

Жительница Ставропольского края подала иск к соседям и управляющей компании о возмещении вреда, причиненного заливом квартиры.

Истица просила суд взыскать солидарно стоимость восстановительного ремонта, судебные расходы на оценку ущерба и производство судебной экспертизы, а также стоимость госпошлины. Общая сумма иска составила более 370 тысяч рублей.

Согласно материалам дела причиной инцидента стал срыв трубы на разводке горячего водоснабжения в квартире сверху. В результате была испорчена потолочная плитка в жилой комнате, на кухне и в коридоре, пол в коридоре и практически весь санузел. Управляющая компания на следующий день составила об этом акт.

Причинённый ущерб и составленный акт ответчики не отрицали и не опровергали, но в удовлетворении требований просили отказать.

Тем не менее Октябрьский суд Ставрополя иск удовлетворил и даже взыскал в пользу пострадавшей дополнительные расходы на проведение судебной строительно-технической экспертизы — чуть более 21,5 тысячи рублей.

Однако Ставропольский краевой суд это решение полностью отменил и вынес постановление об отклонении иска в полном объеме. Более того, апелляция взыскала расходы на экспертизу уже с истицы.

Пострадавшая от залива квартиры с таким решением не согласилась и дошла с жалобой до Верховного суда.

Кто виновен в заливе?

  • Районный суд, удовлетворяя требования истицы, исходил из того, что материальный ущерб жильцу причинен и соседями, и управляющей компанией, так как они вынесли обоюдное решение о внесении изменений в систему горячего водоснабжения.
  • «Имеется совокупность условий для возмещения вреда, причиненного в результате залива помещения, вина собственников квартиры, которые не должны были самовольно производить врезку в общедомовую трубу горячего водоснабжения, вина ответчика ООО «Жилищная управляющая компания № 4», работник которого бесконтрольно произвел указанные работы, не согласовав с собственниками помещений многоквартирного дома и управляющей компанией, а также невыполнение управляющей компанией обязанности по проведению проверки температурно-влажного режима подвальных помещений, контролю состояния технических коммуникаций своевременному устранению выявленных нарушений», — указала первая инстанция.
  • Суд апелляционной инстанции посчитал, что солидарная ответственность наступить не может, так как участок инженерной системы горячего водоснабжения, врез в который привел к потопу, относится к общедомовому имуществу.
  • Следовательно, решил краевой суд, ответственность за такой прорыв несет управляющая компания, так как она некачественно исполняла обязанность по обеспечению технически исправного состояния общего имущества.
  • Доказательств же того, что жильцы квартиры сверху также несут ответственность за потоп суд не получил, указала апелляция.

Она также обратила внимание, что истица не представила в процесс доказательства, подтверждающие виды и стоимость ремонтных работ, расходы на материалы и оборудование, необходимые для устранения дефектов, возникших исключительно в результате затопления. То есть истцом не доказан размер причиненного в результате залива материального вреда, полагает краевой суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда сочла, что при рассмотрении дела суд апелляционной инстанции допустил существенное нарушение норм материального и процессуального права.

Ответственность управляющей компании

Верховный суд в решении подробно проанализировал обязанности управляющей компании и понятия общего имущества в доме. Он цитирует подпункт 3 пункта 1 статьи 36 Жилищного кодекса РФ, согласно которому собственникам принадлежит общее имущество в многоквартирном доме, в том числе санитарно-техническое и иное оборудование.

В соответствии с пунктом 5 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных постановлением правительства от 13 августа 2006 года No 491, в состав общего имущества включаются внутридомовые инженерные системы холодного и горячего водоснабжения, состоящие из стояков, ответвлений от стояков до первого отключающего устройства, расположенного на ответвлениях от стояков, указанных отключающих устройств, коллективных (общедомовых) приборов учёта холодной и горячей воды, первых запорно-регулировочных кранов на отводах внутриквартирной разводки от стояков, а также механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования, расположенного на этих сетях, напоминает суд.

Верховный суд рассказал, как обращать взыскание на жилье - советы опытного юристаЮридические услуги по взысканию ущерба по заливу квартиры. Проведем экспертизу. Оценим ущерб. Взыщем стоимость ущерба залива с виновникаПодробнее

  1. «Из приведённых правовых норм следует, что внутридомовые инженерные системы горячего и холодного водоснабжения до первого отключающего устройства, а также это устройство включаются в состав общего имущества многоквартирного дома», — указывает он.
  2. Пункт 10 правил регламентирует, что общее имущество должно содержаться в соответствии с требованиями законодательства (в том числе о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, техническом регулировании, защите прав потребителей) в состоянии, обеспечивающем соблюдение характеристик надежности и безопасности многоквартирного дома; безопасность для жизни и здоровья граждан, сохранность имущества физических или юридических лиц, государственного, муниципального и иного имущества и др.
  3. Управляющие организации отвечают перед собственниками помещений за нарушение своих обязательств и несут ответственность за надлежащее содержание общего имущества — гарантируется пунктом 42 правил.
Читайте также:  Коллизионно-правовые нормы - советы опытного юриста

Также в соответствии с пунктом 2.

1 статьи 161 Жилищного кодекса при непосредственном управлении домом ответственность перед собственниками за сохранность общего имущества и качественное выполнение работ несут лица, выполняющие услуги по содержанию и ремонту общего имущества, обеспечивающие холодное и горячее водоснабжение и осуществляющие водоотведение, электроснабжение, газоснабжение (в том числе поставки бытового газа в баллонах), отопление (теплоснабжение, в том числе поставки твердого топлива при наличии печного отопления), обращение с твердыми коммунальными отходами, напоминается в решении.

  • «Следовательно, обязанность по содержанию и ремонту общего имущества многоквартирного дома, включая внутридомовые инженерные системы холодного водоснабжения до первого отключающего устройства, возложена на управляющую организацию», — отмечает ВС.
  • Он напоминает, что в ходе процесса было установлено, что причиной залива квартиры истца явился срыв первого запорно-регулировочного крана на отводе разводки от стояка горячего водоснабжения в квартире.
  • «При таких обстоятельствах для правильного разрешения спора надлежало установить, относится ли участок инженерной системы горячего водоснабжения, прорыв которого послужил причиной залива квартиры, к общему имуществу многоквартирного дома и возлагается ли ответственность за такой прорыв на управляющую компанию, а также обстоятельства, связанные с возникновением причины залива — действия (бездействие) собственников квартиры сверху и управляющей компании по надлежащему содержанию и эксплуатации трубы горячего водоснабжения», — поясняет высшая инстанция.

Истец может ошибиться с ответчиком

ВС удивился позиции апелляции, отказавшей взыскать ущерб пострадавшей от залива квартиры из-за того, что истица настаивала на солидарной ответственности соседей и управляющей компании.

Краевой суд решил, что ответственность за прорыв несёт только управляющая компания, так как он произошёл на участке общего домового имущества. Но раз заявительница хотела получить компенсацию с обоих ответчиков, то суд решил ей в требованиях вовсе отказать. При этом апелляция сослалась на возможность реализации пострадавшей своего нарушенного права иными предусмотренными законом способами.

Между тем суд апелляционной инстанции не опроверг вывод суда первой инстанции о соответствии выбранного истцом способа защиты своего права и не обосновал в определении, каким именно иным способом соизмеримым нарушенному праву, возможно устранить допущенное ответчиком нарушение прав истца, указывает ВС.

Он отмечает, что «суд апелляционной инстанции не учел, что отсутствие солидарной ответственности не является основанием для освобождения от обязанности его возмещения лицом, причинившим вред, привлеченным к участию в деле в качестве ответчика».

Размер убытков

ВС РФ также не согласился с выводами об отсутствии оснований взыскивать жительнице ущерб из-за того, что не доказан размер причинённого материального вреда. Такая позиция не основана на законе, подчеркивает ВС.

  1. Он ссылается на пункт 1 статьи 1064 ГК РФ, которым предусмотрено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
  2. Кроме того, в силу части 2 статьи 56 ГПК именно суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
  3. А согласно пункту 1 статьи 15 ГК РФ, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
  4. ВС также приводит разъяснения пленума от 23 июня 2015 года, в абзаце втором пункта 12 которого указано, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности.

«По смыслу пункта 1 статьи 15 ГК РФ, в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить.

В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению», — подчеркивает высшая инстанция.

ВС отмечает, что в таких случаях обязанностью суда является выяснение действительных обстоятельств дела: установление факта залива и виновного в произошедшем инциденте, факта причинения вреда имуществу истца и его оценки в материальном выражении. Но суд апелляционной инстанции эту обязанность не выполнил.

«При этом обязанность по возмещению причинённого вреда и случаи, в которых возможно освобождение от такой обязанности, предусмотрены законом. Недоказанность размера причинённого ущерба к основаниям, позволяющим не возлагать гражданско-правовую ответственность на причинителя вреда, действующим законодательством не отнесена», — поясняет ВС.

Он посчитал допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права существенными и непреодолимыми, в связи с чем отменил определение и отправил дело на новое рассмотрение.

Квартира за долги. Верховный суд разъяснил, как взыскать долговые деньги с владельца жилья

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ пересмотрела решение своих коллег по спору о взыскании долга. Верховный суд, изучив дело, ответил на вопрос, который волнует немало людей — а можно ли забрать у должника единственное жилье, если другого имущества у него нет? И если забрать жилье можно, то как это сделать, на нарушая закон?

Наша история началась в Краснодаре. Там некая гражданка взяла у знакомого взаймы под проценты 3 миллиона рублей. Заем подтверждало приложенное к расписке свидетельство о праве этой гражданки на наследство по закону. Наследством должна была стать квартира.

Но в жизни заемщицы что-то пошло не так, и долг она в оговоренный срок не вернула. Постоянные напоминания о долге также ничего не дали. Тогда ее кредитор отправился в суд.

Он просил суд в исковом заявлении взыскать с гражданки сумму долга и проценты. Такое решение — удовлетворить иск, судом было принято. Когда оно вступило в законную силу, было возбуждено исполнительное производство.

Но вот имущества, на которое может быть обращено взыскание, обнаружить так и не удалось.

Поэтому исполнительное производство было окончено, а исполнительный лист возвращен взыскателю. Все труды оказались напрасны — положительно решение суда ничего не изменило.

Тогда обиженный кредитор снова пошел в суд. На этот раз с иском «об обращении взыскания на наследство» своей должницы. Ведь она же прилагала недвижимость как обеспечение возврата долга — свидетельство на наследство квартиры. Нет денег — пусть отдает квартирой.

Должница со своей стороны стала оспаривать заключение договора залога. По ее словам, из буквального содержания расписки о получении займа совсем не следует, что деньги она брала под залог «объекта недвижимого имущества». По мнению гражданки, там ведь не указан предмет ипотеки, его оценка, не проводилась и предусмотренная законом государственная регистрация залога.

Иск, расcтроенного таким поворотом дела кредитора, рассматривал Прикубанский районный суд Краснодара. И он кредитору в иске отказал. Суд в своем отказном решении исходил из того, что спорное жилье «является единственным пригодным для проживания», а значит, на него не может быть обращено взыскание.

  • Краснодарский краевой суд, куда пожаловался проигравший, отменил решение суда первой инстанции и пошел навстречу требованиям гражданина.
  • Залогодержатель в случае неисполнения обязательства приобретает не предмет залога (в нашем случае квартиру), а право получить свое из стоимости предмета залога, который для этого продается
  • Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда не просто постановила передать квартиру взыскателю и признать за ним право собственности на нее.

Апелляция еще и взыскала с гражданина в пользу должницы 1 140 974 рублей разницы между суммой взысканной задолженности и стоимостью квартиры, определенной на основании товароведческой экспертизы. При этом судебная коллегия исходила из того, что дама-должница в расписке сама подтвердила заем своим наследственным имуществом, то есть фактически указала это жилое помещение как залог.

На этот раз обжаловать решение суда кинулась проигравшая сторона. И пожаловалась в Верховный суд. Когда дело дошло до Судебной коллегии по гражданcким делам Верховного суда РФ, куда пожаловалась должница, то его Судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание на следующее важное обстоятельство.

Оно звучит следующим образом. Сам залогодержатель в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обеспеченного залогом обязательства приобретает не предмет залога (в нашем случае это оказалась квартира), а право получить удовлетворение из стоимости предмета залога, который с этой целью реализуется.

Следовательно, подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, по закону обращение взыскания на жилье должно «осуществляться путем его продажи с публичных торгов с определением начальной продажной цены».

Но коллеги судей Верховного суда — судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда не учла этого важнейшего обстоятельства и вынесла решение о передаче квартиры в собственность гражданина-кредитора, минуя публичные торги.

А это по закону недопустимо. Конечно, в некоторых случаях удовлетворение требования кредитора по обеспеченному залогом обязательству может «осуществляться путем передачи предмета залога в собственность залогодержателя». Верховный суд напомнил, что об этом говорит пункт 1 статьи 334 Гражданского кодекса РФ. Но в нашем случае апелляция — Краснодарский краевой суд — не указала на это.

Еще один серьезный момент, который был подчеркнут Верховным судом РФ в этом деле.

Апелляция в своем решении также не привела закон, которым руководствовалась, когда передавала предмет залога, то есть квартиру должницы нашему кредитору.

Кроме того, по мнению Судебной коллегии Верховного суда РФ, апелляция должна была установить характер возникших между сторонами этого спора правоотношений и разобраться с характером взятых на себя сторонами обязательств. Проще говоря, посмотреть, что было предложено в залог получения кредита и могла ли наследственная квартира быть таким залогом. А если могла, то какие условия должны быть соблюдены.

  1. Не менее важен и главный момент — что получает в таких случаях кредитор, настоящее жилье в виде готовой квартиры или только компенсацию от проданной на торгах жилплощади.
  2. Разъяснение таких тонких моментов может оказаться полезно гражданам, которые дают деньги под залог или сами ищут нужные им суммы, предлагая в качестве того же залога разнообразные варианты недвижимости.
  3. Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение.
  4.  Наталья Козлова
  5. Российская газета — Федеральный выпуск № 284(8042)
Читайте также:  Образец искового заявления о снятии с регистрационного учета - советы опытного юриста

Как обратить взыскание на единственное жилье гражданина-банкрота? Определение Верховного Суда РФ от 26 июля 2021 г. №303-ЭС20-18

Уход от долгов через процедуру банкротства становится обычным явлением для граждан.

Для управляющих организаций такой должник доставляет много проблем, поскольку в ходе банкротства списываются не только долги перед банками, микрофинансовыми организациями и другими кредиторами, но также и задолженность за жилищно-коммунальные услуги.

Зачастую должники в рамках банкротства ведут себя недобросовестно. Одну из таких ситуаций рассмотрел Верховный суд РФ в Определении от 26 июля 2021 г. №303-ЭС20-18761 и разъяснил правила обращения взыскания на единственное жилье гражданина-банкрота, тем самым предоставил кредиторам возможность увеличить конкурсную массу.

Итак, обстоятельства дела.

В рамках дела о банкротстве гражданин-должник обратился в суд с заявлением об исключении из конкурсной массы земельный участок площадью 2 124 кв.м. и расположенный на нем жилой дом площадью 366,4 кв.м., который, как указал должник, является для него единственным пригодным для постоянного проживания жильем.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что должник длительный период времени был зарегистрирован по месту жительства в квартире, принадлежащей его матери.

После принятия судом решения о его банкротстве он зарегистрировал за собой право собственности на жилой дом, спустя несколько месяцев изменил место своей регистрации и в тот же день обратился в суд с требованием об исключении земельного участка и жилого дома из конкурсной массы.

Признавая заявление должника необоснованным, суды первой и апелляционной инстанций ссылаясь на статьи 10 и 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статью 213.25 Федерального закона от 26.10.

2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», исходили из того, что у должника имеются значительные по объему неисполненные обязательства перед кредиторами, при этом его действия являются недобросовестными, поскольку направлены на искусственное наделение земельного участка и жилого дома исполнительским иммунитетом.

Суд кассационной инстанции указанные решения отменил, принял по делу новый судебный акт, которым требования должника удовлетворил: исключил земельный участок и жилой дом из конкурсной массы, указав, что суды не учли отсутствие в собственности должника и его бывшей супруги иных (помимо жилого дома) помещений, пригодных для постоянного проживания.

Также суд округа отметил, что изменение должником места регистрации в ходе процедуры реализации имущества само по себе не свидетельствует о недобросовестном поведении и злоупотреблении правом. Окружной суд обратил внимание на то, что законодательно критерии определения излишнего и необходимого жилья не определены, правила замещения излишнего жилья необходимым не установлены.

Не согласившись с таким решением суда кассационной инстанции, один из кредиторов обратился в Верховный суд РФ, который в ходе рассмотрения жалобы пришел к следующим выводам.

Исполнительский иммунитет в отношении жилых помещений предназначен не для того, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение, а для того, чтобы, не допуская нарушения самого существа конституционного права на жилище и умаления человеческого достоинства, гарантировать гражданину-должнику и членам его семьи уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования (Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.2012 №11-П)

Без права на роскошь: чем грозит решение Верховного суда владельцам недвижимости

Еще недавно в России было прекрасное время для владельцев дворцов и роскошных загородных домов. Их можно было оформить как единственное жилье — владелец точно знал, что никогда его не потеряет: ведь законодатель исходил из того, что нельзя оставить человека без помещения, в котором можно проживать.

Конституционный суд долго, и надо сказать не очень активно, пытался изменить эту ситуацию: после того, как вопрос был поднят в постановлении 2012 года, к нему вернулись лишь в 2021 году. Инициативу взял на себя Верховный суд России: теперь кредиторы вправе продать на торгах дорогое жилье банкрота. Вопросы еще остаются.

Например, что считать роскошью и на что можно менять жилье должника. В Москве, например, социальная норма жилой площади для одинокого гражданина — 33 квадратных метра. Вполне вероятно, что собственнику будут предлагать подобные скромные квартиры, хотя и тут есть нюансы — например, в каком районе они будут располагаться.

Но со временем судебная практика должна внести ясность.

Последний дворец: почему Конституционный суд разрешил отбирать у банкротов единственное жилье

На мой взгляд, очевидно одно: право обращать взыскание на единственное роскошное жилье должно быть — это нормальная общемировая практика. Прятать деньги от кредиторов, вкладывая их в дом или в квартиру нельзя ни в Европе, ни в США, ни во многих других странах.

К примеру, в Канаде вы можете сохранить только часть стоимости жилища (стоимость варьируется в зависимости от провинции — в Британской Колумбии — 12 000 канадских долларов ($9559,8), в Ньюфаундленде — 10 000 канадских долларов ($7966,5).

Схожая ситуация в США — в штате Нью-Йорк вы вправе оставить с жилой недвижимости $180 000, в Калифорнии — до $600 000-700 000. Правда, в Калифорнии речь идет о совокупной стоимости имущества, которые можно оставить при соблюдении определенных ограничений — недвижимость, лодка, акции.

 При совместном банкротстве супругов суммы могут вырасти вдвое.

Ставка на доверие

Рассмотрим последствия решения Верховного суда для российских собственников недвижимости.

Первое: если существует риск банкротства или его процедура уже началась, надо понять, может ли ваше жилье быть признано роскошным (притом, что конкретные критерии «роскоши» еще предстоит закрепить в законе или с помощью судебной практики). Если да – вероятность потери такого жилья велика.

Помните: сохранить недвижимость через продажу родственникам, дарение, заключение брачных договоров или утверждение мировых соглашений в делах о расторжении брака и разделе совместно нажитого имущества — не получится. Судебная практика давно наработала эффективные способы противодействия всем подобным уловкам.

Вопрос только во времени. В некоторых случаях, выходом для тех, кто планирует банкротиться, может стать продажа своей единственной недвижимости. Правда, риски у покупателей таких объектов резко увеличатся: ведь сделки могут быть оспорены.

Бесплатное банкротство для граждан: индульгенция для должников или удар по кредиторам?

Второе: некоторые опасаются, что новая практика Верховного суда увеличивает риск обращения взыскания на единственное жилье, которое уже оставили бывшему должнику, освобожденному от долгов по результатам банкротства.

Кредиторы, которые не смогли удовлетворить свои требования, очень бы хотели подать новые заявления и получить свое с помощью продажи дорогих квартир должника. Думаю, что попытки придать закону обратную силу все-таки не пройдут.

Можно сказать, что таким должникам просто по-человечески повезло, и они могут спокойно жить где-нибудь на Патриарших прудах.

Наконец, третье — не исключено, что многие сейчас начнут активно оформлять недвижимость на компании, в том числе с иностранным участием, на доверенных лиц, вероятность попадания которых под банкротство минимальна. Помните: у указанных действий есть и обратная сторона — контроль за активами может существенно ослабеть, а доверенные лица нередко совершают непредсказуемые действия. Взвешивайте риски.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Короли российской недвижимости — 2021. Рейтинг Forbes

Короли российской недвижимости — 2021. Рейтинг Forbes

Должник продал имущество до обращения на него взыскания: как действовать кредитору? — Эксиора

Должник продал имущество до обращения на него взыскания: как действовать кредитору?

Татьяна Иванова, юрист АБ «Эксиора»

«ЭЖ-Юрист». № 31 (1032). Август 2018 г.

Выиграть судебный процесс – задача, безусловно, сложная. Но зачастую гораздо сложнее бывает добиться реального исполнения судебного акта.

Недобросовестные должники нередко пытаются сделать взыскание по судебному акту невозможным. Например, отчуждают то имущество, на которое было возможно обращение взыскания.

В таких случаях кредитор может использовать несколько инструментов для возврата выведенных активов. Рассмотрим некоторые из них.

  1. Должник может скрыть имущество от взыскания, заключая сделки с дружественными контрагентами. Одним из способов возврата такого имущества является признание такой сделки недействительной как мнимой. Данный способ применим, если иной способ защиты нарушенного права законом не предусмотрен и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки.[1]

Высшие судебные инстанции неоднократно указывали, что сделки, заключенные с целью избежать возможного обращения взыскания на принадлежащее должнику имущество, могут быть признаны мнимыми.[2]

Несмотря на то, что кредитор в данном случае не является стороной договора, право оспаривать подобную сделку за ним сохраняется.[3] Это обусловлено тем, что кредитор праве получить удовлетворение своих требований к должнику, в том числе путем обращения взыскания на имущество должника, которое должно направляться на погашение реальных, а не мнимых обязательств.[4]

Согласно п. 1 ст. 181 ГК РФ в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения, т.е. значение будет иметь субъективный фактор: момент осведомленности кредитора.

По правилам ст. 170 ГК РФ сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у сторон нет цели достигнуть заявленных результатов. Установление факта того, что в намерения сторон на самом деле не входили возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой, является достаточным основанием для признания сделки ничтожной.[5]

Читайте также:  Субъекты авторского права - советы опытного юриста

При этом наличие формального исполнения по сделке не препятствует квалификации ее как мнимой.[6] Так, например, должник может заключить договоры купли-продажи с дружественным контрагентом и составить акты о передаче соответствующего имущества, однако контроль над имуществом сохранится за должником.

В таком случае суд может признать договор купли-продажи мнимой сделкой.[7] Иногда должник может создать видимость законности владения отчужденной дружественному контрагенту вещи. Например, должник и контрагент могут заключить договор аренды, согласно которому проданная вещь передается должнику за минимальную плату.

Данное обстоятельство также может помочь кредитору доказать мнимость сделки.[8]

Следует иметь в виду, что если должник и дружественный ему кредитор для вида осуществили регистрацию перехода права собственности на недвижимое имущество, подлежащее взысканию в пользу кредитора, это не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании ст. 170 ГК РФ.[9]

Факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон.

Обстоятельства устанавливаются на основе оценки совокупности согласующихся между собой доказательств.

Доказательства, обосновывающие требования и возражения, представляются в суд лицами, участвующими в деле, и суд не вправе уклониться от их оценки (ст. ст. 65, 168, 170 АПК РФ).[10]

Доказать мнимость сделки помогут также следующие обстоятельства:

  • имущество осталось в месте его первоначального фактического нахождения;
  • должник сохранил контроль продавца над отчужденной вещью;
  • экономическая невозможность контрагента покупки спорного имущества;
  • отсутствие экономической целесообразности в заключении спорной сделки;
  • невыгодные для продавца условия об отсрочке либо рассрочке платежа и т.д.

Что касается распределения бремени доказывания по данным спорам, доказывание отсутствия у сторон намерения создать соответствующие правовые последствия, в основном, лежит на заявителе (ст. 65 АПК РФ). Однако иногда суды указывают, что доказывание отсутствия такого обстоятельства не может быть возложено исключительно на сторону спора, заявившую о мнимости сделки.[11]

Таким образом, поскольку мнимая сделка никаких правовых последствий не влечет, кредитор сможет обратить взыскание на спорное имущество по обязательствам должника.

  1. Признать сделку по отчуждению имущества должника недействительной можно также и на основании ст. 10 и ст. 168 ГК РФ.

Иногда сделка должника не подпадает под признаки мнимой, поскольку намерение создать соответствующие правовые последствия у сторон имеются. В таком случае кредитор может воспользоваться правилами ГК РФ о недействительности сделки, нарушающей требования закона. При этом, кредитору необходимо будет доказать недобросовестность сторон сделки.

Согласно п. 1 ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

  • Статья 10 ГК РФ предусматривает, что не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
  • Злоупотребление правом при совершении сделки нарушает запрет, установленный статьей 10 ГК РФ, поэтому такая сделка признается недействительной на основании статей 10 и 168 ГК РФ.
  • На возможность признания сделки, направленной на сокрытие имущества от взыскания, недействительной на основании статей 10 и 168 ГК РФ указал также Верховный Суд РФ.[12]
  • Кредитор в таком случае может сослаться на то право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате оспаривания сделки, а именно: возможность исполнения судебного акта о взыскании.

Так, например, случаи, когда должник в ходе исполнения вступившего в законную силу судебного акта продает все принадлежащее ему недвижимое имущество в отсутствие равенства встречного предоставления, могут быть признаны злоупотреблением правом.[13] В данных обстоятельствах, когда удовлетворение требований кредитора становится невозможным, последний вправе обратиться с заявлением о признании сделки недействительной на основании статей 10 и 168 ГК РФ.

***

Следует иметь в виду, что, если в отношении должника уже открыто исполнительное производство, то правом оспорить сделку, имеющую собой цель сокрытия имущества от взыскания, наделен и судебный пристав-исполнитель.[14]

Судебный пристав-исполнитель, как и кредитор, имеет законный интерес в признании недействительными подобных сделок должника. Данный интерес обусловлен обязанностью пристава-исполнителя совершить действия, направленные на принуждение должника исполнить судебный акт.

  1. Одним из способов обеспечения интересов кредитора может служить банкротство должника.
  1. Данный способ применим в случае, если размер требований кредитора превышает триста тысяч рублей, и должник не исполняет обязательства более трех месяцев[15].
  2. В таком случае при условии предварительного опубликования соответствующего намерения на ЕФРСБ, кредитор вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.
  3. Конечно, данный способ сопряжен с множество минусов, главные их которых – это длительность банкротных процедур и возможное участие иных кредиторов, совокупный размер требований которых не позволит рассчитывать на адекватное погашение долга.
  4. Однако банкротство должника позволяет кредитору воспользоваться многими механизмами, недоступными в условиях ординарных правоотношений.

Так, одним из механизмов возврата имущества должника для последующего погашения требований кредитора может стать оспаривание сделок должника-банкрота. Помимо общих оснований для оспаривания сделок (ст. 10, ст. 168 ГК РФ), кредитор может воспользоваться нормами ст. 61.2, 61.

3 Закона о банкротстве. Кредитор может оспорить подозрительные сделки должника, а также сделки, совершенные с предпочтением.

При успешном использовании данных институтов, имущество, принадлежащее должнику, вернется в конкурсную массу, а требования кредитора впоследствии будут удовлетворены.

Кредитор может оспорить:

  • Подозрительную сделку с неравноценным встречным исполнением (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве).
  • Неравноценными признаются сделки, цены которых существенно отличаются от цен, устанавливаемых в аналогичных обстоятельствах, а также сделки, цена которых не соответствует рыночным ценам.
  • Подозрительную сделку, совершенную в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).
  • Под таким вредом понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и/или увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
  • Сделку, влекущую за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (ст. 61.3 Закона о банкротстве).

А) Часто встречаются случаи, когда должник в целях сокрытия имущества от взыскания отчуждает имущество дружественному контрагенту по существенно заниженной цене. В таком случае сделку можно признать недействительной как неравноценную.

  • Неравноценные сделки могут быть признаны недействительными в случае совершения их в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.
  • В случае оспаривания неравноценной сделки, предметом которой является недвижимое имущество, для определения периода подозрительности правовое значение имеет момент государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимости, а не дата заключения договора.[16]
  • Для того чтобы оспорить неравноценную сделку при банкротстве достаточно двух условий: соответствия периоду подозрительности в один год и неравноценного встречного исполнения обязательств другой стороной сделки.
  • Таким образом, для кредитора оспаривание неравноценной сделки не грозит особыми сложностями в доказывании и является эффективным инструментом для удовлетворения своих требований.

Б) Если должник совершил сделку лишь для сокрытия имущества от обращения взыскания, то есть в целях причинения вреда имущественным правам кредитора, то такая сделка может быть оспорена по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.[17] Оспорить сделку можно, если она совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом.

При этом сделка будет признана недействительной, если другая сторона сделки знала о противоправной цели должника к моменту совершения сделки.

Такое знание предполагается, если сторона сделки признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

В данном случае осведомленность стороны можно подтвердить публикацией соответствующих сведений на ЕФРСБ: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит, и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности.[18]

***

Кредитору при оспаривании сделок для успешного возврата имущества, подлежащего взысканию, следует обезопасить себя от возможного последующего отчуждения спорного имущества по цепочке сделок.

Для достижения указанной цели кредитор может обратиться в суд с заявлением о принятии обеспечительных мер.

Обеспечительные меры принимаются в случаях, когда непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю (ч. 2 ст. 90 АПК РФ). Перечень обеспечительных мер открытый.

Кредитор, к примеру, может ходатайствовать перед судом о запрещении должнику совершать сделки с предметом спора, о наложении ареста на денежные средства должника, о передаче спорного имущества на хранение третьему лицу.

Однако статистика удовлетворения ходатайств о принятии арбитражными судами обеспечительных мер неутешительная. Согласно данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ за 2017 г. удовлетворено менее трети заявлений о принятии обеспечительных мер.[19]

Еще одним инструментом для недопущения перепродажи спорного имущества по цепочке сделок является внесение записей в Росреестр. В случае, когда речь идет о недвижимости, кредитор, к примеру, может принять меры для внесения в Росреестр записи о том, что объект недвижимого имущества находится в споре. В дальнейшем это может помочь в доказывании недобросовестности контрагентов по сделке.

Таким образом, продажа должником имущества не делает взыскание невозможным. Законодательство предусматривает различные способы возврата имущества кредитору. Выбор конкретного способа зависит от того, каким именно образом должник скрыл имущество от взыскания, а также от задач, преследуемых кредитором.

[1] Пункт 78 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *