Мнение потерпевших о суровом наказании суд не учитывает — советы опытного юриста

Мнение потерпевших о суровом наказании суд не учитывает - советы опытного юриста

Адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро Евгения Малиновского

  • × Обращаясь к второй стороне в ходе судебного заседания, не нужно называть ее «противной стороной».
  • Задача адвоката – корректно донести свою позицию до судьи, а также создать условия для разрешения спора и вынесения решения в пользу клиента.
  • В судебном процессе важно привлечь внимание суда, показать тактичное отношение к участникам судопроизводства.

Само по себе слово «сторона» никакого негативного оттенка не несет и поэтому не вызывает отторжения или неприязни. А вот словосочетание «противная сторона» воспринимается иначе.

Обратите внимание на синонимы, которые можно к нему подобрать: «недруг», «враг», «ненавистник», «злопыхатель», «зложелатель». И представьте ситуацию, когда это словосочетание произносится в течение всего судебного заседания.

Какое мнение сформируется об адвокате, постоянно произносящем «противная сторона»?

Чем больше ты упоминаешь эту фразу, тем меньше тебя хотят слушать и воспринимать. В итоге уменьшится внимание суда к доводам и позиции.

+ Правильно называть вторую сторону в соответствии с ее процессуальным статусом в законодательстве – «представитель истца» («представитель ответчика»). В крайнем случае можно говорить «оппонент».

Вышеназванные слова имеют нейтральный оттенок и не вызывают негативной реакции, которая может помешать адвокату, представителю юридического лица в судебном заседании, а также суду в восприятии позиции стороны.

Мнение потерпевших о суровом наказании суд не учитывает - советы опытного юриста

партнер юридической компании REVERA

× В судебном процессе не стоит читать текст выступления с листа: «На рассмотрении экономического суда (судья такой-то) находится дело (номер такой-то) по иску ООО «А» (далее – истец) к ООО «Б» (далее – ответчик)…»

Это скучно, выглядит крайне неубедительно, впустую расходует процессуальное время судьи и потому воспринимается негативно. Важно научиться говорить лаконично, просто и понятно.

+ Из выступления лучше исключить риторические вопросы, философские размышления и отсылки к мэтрам доктрины права.

Не нужно превращать судебное заседание в театрализованное представление. Как правило, судьи воспринимают это негативно. Если есть что сказать, следует четко и последовательно изложить главные аргументы, не выходя за рамки предмета дела.

Если в судебном заседании юрист цитирует Шекспира и Макиавелли, это выглядит непрофессионально и воспринимается как отсутствие четкой и сильной позиции.

Мнение потерпевших о суровом наказании суд не учитывает - советы опытного юриста

партнер Адвокатского бюро «ВМП Власова, Михель и Партнеры

× «Действия оппонента противоречат Конституции»

Конституция не регулирует порядка конкретных действий граждан или субъектов хозяйствования. Поэтому ссылки на принципы, закрепленные в Конституции, не воспринимаются серьезно.

+ «Действия оппонента противоречат такой-то статье такого-то нормативного правового акта» (указать конкретную норму)

Указание конкретного нарушения со ссылкой на норму выглядит убедительнее общих фраз и может лечь в основу решения суда.

Мнение потерпевших о суровом наказании суд не учитывает - советы опытного юриста

кандидат юридических наук, адвокат Адвокатского бюро «Брагинец и Партнеры»

× «Прошу учесть при вынесении решения, что другой судья в похожем деле со мной согласился и исковые требования удовлетворил»

В деле, которое рассматривается, мнение другого судьи не имеет никакого значения. Иначе не будут соблюдаться предусмотренные ст. 108 ХПК критерии относимости, допустимости и достоверности.

+ «Высокий суд, я знаю, что у нас не прецедентное право, однако суд такой то-то при схожих обстоятельствах вынес такое-то решение. Я полагаю, что судебная практика все же должна быть единообразной»
При этом будет правильным сжато описать предыдущие обстоятельства и представить решение для обозрения или приобщения к делу.

Решение суда принимается именем Республики Беларусь. Поэтому не совсем корректно ссылаться на мнение конкретного судьи, хотя решение и подписывает конкретное физическое лицо.

В то же время единообразие судебной практики для правовой системы имеет огромное значение. Поэтому на стадии судебных прений вполне уместны обоснованные ссылки на решения судов со схожими обстоятельствами.

Мнение потерпевших о суровом наказании суд не учитывает - советы опытного юриста

адвокат Минской городской коллегии адвокатов

× Не стоит произносить фразы типа «Уже понятно, какое решение будет принято по делу», «Если суд намерен руководствоваться законом, то он должен принять решение о…», «Если будет принято решение о… мы будем его обжаловать»

Вряд ли разумно говорить суду, что его решение очевидно, предсказуемо, ожидаемо или заранее известно, даже если кажется, что суд ведет себя предвзято.

Равно недальновидно демонстрировать, что сторона уже готовится обжаловать решение, которое еще не оглашено.

Подобные высказывания дают противоположный эффект, потому что фактически публично ставят под сомнение беспристрастность и объективность суда.

Помните, что есть дела, в которых суд реально может сомневаться на протяжении всего процесса, особенно если подобных споров или обстоятельств в судебной практике не встречалось. Поэтому всегда существует вероятность, что в последний момент мнение суда изменится.

+ Высказываться в заседании следует не о будущих выводах суда и не о том, как вы намерены поступить в случае несогласия с этими выводами, а о том, насколько обоснованы и законны доводы стороны, т.е. ваши или оппонента.

В попытках предвидеть или предрешить выводы суда можно ошибиться в прогнозах и вызвать негатив по отношению к себе и, как следствие, к клиенту. Это же касается случаев, когда участник процесса пытается вербально вынудить суд к принятию определенного решения.

Подобные тактики изначально провальны.
Эффективнее будет представить в письменном виде четкие доказательства несостоятельности доводов оппонента, не забывая про предмет и распределение бремени доказывания.

Тогда суд сможет использовать ваши аргументы в своем решении.

Судьи рассказали Legal.Report о том, как адвокатам нужно вести себя на процессе

Мнение потерпевших о суровом наказании суд не учитывает - советы опытного юриста

Legal.Report решил посмотреть на адвокатов глазами судьи и поговорил по этому поводу с несколькими служителями Фемиды. Давать официальные интервью судьи категорически отказались, сославшись на законодательные и этические запреты. Однако в частных беседах охотно поделились опытом и наблюдениями. Судьи также дали защитникам советы о том, как вести себя на процессе, а их клиентам – как не ошибиться с выбором адвоката.

Что не стоит делать адвокатам в ходе процесса

Провоцировать судью

Иногда адвокат ведет себя вызывающе по отношению к судье и другим участникам процесса. Например, беспричинно заявляет отводы, обвиняет их в ангажированности. У судей на этот счет даже шутка есть: «Каждый отвод + год к приговору». На деле это, конечно, не так. Однако, как в каждой шутке, здесь «есть доля шутки».

Переигрывать

Пытаясь произвести впечатление, адвокат иногда играет на публику. Он старается создать своими выступлениями нервозную атмосферу, заявляет бесчисленные дублирующие друг друга преждевременные ходатайства, делает популистские заявления и тому подобное. Расчет строится, в первую очередь, на подсудимого, на родственников, на других присутствующих в зале заседания лиц.

У неискушенных людей действительно может сложиться впечатление, что «адвокат на все 100» отрабатывает свой гонорар. Однако на судью все это не производит никакого впечатления. Да и те, кто уже проходил через судебные разбирательства, знают цену таким спектаклям.

Умышленно затягивать процесс

Бывает, адвокаты заявляют, что «нам этот документ отправили вчера, мы не успели с ним ознакомиться», в связи с чем просят объявить перерыв. Или ссылаются на то, что не успели ознакомиться с документами, так как «только что вступили в дело».

Действительно, случается, что поздно заключили соглашение с адвокатом или имеют место иные обстоятельства. Однако судье достаточно посмотреть на ордер, который выписан 2-3 недели назад, и все становится ясно. Или, например, судья знает, что этот адвокат давно позвонил секретарю и поинтересовался о дате судебного рассмотрения.

Еще один типичный случай. При длительном рассмотрении дела все участники знают, какая стадия судебного разбирательства будет следующей.

Более того, председательствующий предупреждает, что в следующем заседании планируется проведение прений сторон.

И вдруг адвокат заявляет: «Я не знал, мне необходимо дополнительное время для подготовки к выступлению в прениях». «Очков» для своего подзащитного таким поведением он точно не наберет.

Не готовиться к процессу

Бывают случаи, когда защитник просто не готов к участию в процессе, плохо знает материалы дела. Судья не всегда это видит сразу, но в процессе судебного рассмотрения это становится очевидным. Особенно на стадии исследований.

Повторяться

Обычно, если несколько адвокатов защищают одного подсудимого, то между собой они определяют, на каких аспектах каждый будет останавливаться подробно: оценка и анализ доказательств, характеристика личности подсудимого, процессуальные нарушения и тому подобное. Но бывает, что каждый из адвокатов друг за другом, последовательно говорит одни и те же слова, приводит одни и те же аргументы. А председательствующий обязан предоставить слово каждому участнику процесса.

Повторы совершают либо из-за непрофессионализма, либо для того, чтобы доказать родственникам: каждый защитник отрабатывает свои деньги. Однако судью это только раздражает, а для родственников является хорошим поводом, чтобы задуматься – а нужно ли оплачивать столько адвокатов.

Нарушать согласованный порядок и график рассмотрения дела

В больших процессах, где участвуют несколько подсудимых, а у каждого из них по 2-3 адвоката, свидетели, специалисты, судья вынуждены планировать работу. Назначать дату судебных заседаний, планировать допрос потерпевших, вызов свидетелей с учетом загруженности, занятости защитников в других процессах.

Но потом кто-то из адвокатов в последний момент заявляет, что не может прибыть. Или вдруг в судебном заседании говорит, что не готов сегодня к проведению заседания. Это влечет за собой отложение процесса. Такое поведение является неэтичным по отношению ко всем участникам.

Несвоевременно заявлять о незаконных методах ведения следствия

Адвокаты часто жалуются на применение насилия на досудебных стадиях. Суд обязан проверить эти обстоятельства, дать свою оценку.

Читайте также:  ВС отнес договоры к документам бухгалтерского учета - советы опытного юриста

Однако когда заявление об избиении делается на стадии прений у судьи, у любого человека возникает вопрос: почему не говорили об этом раньше? Предварительное расследование идет 6 месяцев, еще 2-3 месяца – судебное разбирательство, а только теперь поступает заявление: «Нас били».

Иногда говорят, что боялись. Ну хорошо, первоначально боялись. А когда адвокат уже вступил в дело, что мешало? Почему в прокуратуру не обращались? В вышестоящие следственные органы? Конечно, к таким заявлениям судья будет относиться критически.

Пытаться договориться с судьей

Различные просьбы от адвокатов вне заседания иногда поступают. Не удовлетворяются они никогда. Бывает, доходит до курьезов. Например, адвокат вне процесса просил вынести приговор «попозже».

Дело поступило осенью, и подсудимый, понимая, что наказания не избежать, просил вынести приговор к весне. Это чтобы преступник «выехал» из СИЗО в весенне-летний период, когда теплее.

В итоге ухал «по графику».

Несколько советов тем, кто ищет адвоката

Стоит ли оставлять адвоката по назначению?

Зависит от конкретного адвоката. Многие в силу адвокатского долга, в силу воспитания даже по назначению работают лучше. «Знаете, как сельский врач: c зарплатой у него не очень, но клятвой Гиппократа он связан», – рассказал нам один из судей.

С этим же адвокатом, если он устраивает, можно заключить договор, тогда у него станет шире круг обязанностей, например, он чаще будет ходить в изолятор. Но сказать однозначно, что это принципиально меняет качество работы защитника в ходе процесса, нельзя. Если же работа адвоката по назначению не устраивает изначально и средства позволяют, то лучше его заменить.

Есть ли смысл нанимать дорогого и известного адвоката?

Какой гонорар выплачен адвокату, судья не знает, и ему это безразлично. Так что однозначного ответа на этот вопрос не существует. Лучше руководствоваться советами друзей, знакомых. Возможно, имеет смысл изучить публикации СМИ, сказали нам судьи.

Существует устойчивое мнение, что стоит нанимать адвокатов из коллегии, которая находится рядом с судом. Якобы это свидетельствует о нужных связях.

Это ошибочно. Арендовать помещение около суда может кто угодно.

Какого адвоката стоит выбрать, если дело рассматривает суд присяжных?

Здесь ведущую роль играет умение работать на публику, эмоционально, наглядно и в правильной последовательности представлять доказательства стороны защиты.

Также защитник должен понимать, как в полной мере использовать фото-, видеоматериалы, правильно расставить психологические, эмоциональные аспекты. К сожалению, большинство этих моментов можно понять только в ходе процесса.

Впрочем, некоторые проявляют «актерское мастерство» и в частных беседах.

Вс обязал суды исследовать все возникшие версии преступления

Суды обязаны проверять все имеющиеся версии совершения преступления, в том числе трактовку событий обвиняемым, объясняться, по какой причине они отказывают в ходатайствах защиты, мотивировать решения о неназначении экспертизы и анализировать противоречия в показаниях свидетелей — только тогда процесс можно будет назвать объективным, согласился Верховный суд РФ с доводами адвокатов.

Суть дела

Верховный суд изучил дело осуждённого за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью со смертельным исходом. Фигурант получил реальный срок с отбыванием наказания в колонии строго режима.

Между тем обвиняемый утверждал, что к преступлению отношения не имеет и лишь пытался оказать пострадавшему первую помощь, а в деле содержится явка с повинной от другого человека.

Адвокат в кассационной жалобе указал, что судебное разбирательство было необъективным, неверно излагалась позиция стороны защиты, суд необоснованно отказал в удовлетворении ряда ходатайств, в том числе о признании вещественным доказательством и приобщении к материалам уголовного дела орудия преступления — кружки, которой потерпевшему были нанесены телесные повреждения и о проведении судебной комплексной медико-криминалистической ситуационной экспертизы.

Также он обратил внимание на противоречия в показаниях свидетелей, большинство из которых не являлись очевидцами произошедшего. При этом суд не мотивировал в приговоре, почему отдаёт предпочтение одним доказательствам и отвергает другие.

Позиция ВС

Суд установил, что обвиняемый находился в квартире потерпевшего и в ходе ссоры на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, умышленно нанёс ему множественные удары в область головы, в результате чего хозяин дома погиб.

Однако в нарушение требований закона о том, что приговор должен содержать описание преступного деяния с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов и последствий преступления (ст. 307 УПК РФ), суд не указал способ совершения преступления, а именно: чем были нанесены потерпевшему удары, отмечает ВС.

«Не указал суд также, что послужило основанием для возникновения личных неприязненных отношений, в чём состояло противоправное поведение потерпевшего, какие действия были им совершены и каким образом они повлияли на поведение осуждённого», — установила высшая инстанция.

Между тем обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана (ст. 14, 302 УПК РФ).

«Обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены», — поясняет ВС.

Однако вопреки требованиям закона суд надлежащим образом не выяснил и не оценил имеющиеся в доказательствах противоречия, касающиеся обстоятельств причинения потерпевшему телесных повреждений, и не исследовал все возникшие версии произошедшего, считает ВС.

В частности, суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетельницы, которая утверждала, что в тот день потерпевший накинулся на неё и в ходе борьбы она его сильно оттолкнула, мужчина упал и ударился головой об угол. На ее крик в коридор выбежал обвиняемый, который пытался оказать потерпевшему помощь.

«При проведении выездного судебного заседания свидетель подтвердила свои показания и добровольно выдала суду кружку, которая была в руках у потерпевшего в момент конфликта. При этом она показала, что могла наносить удары потерпевшему этой кружкой во время драки», — указывает ВС.

  • Он отмечает, что опровергая доводы защиты о непричастности обвиняемого к преступлению, суд сослался на заключение судебно-медицинского эксперта, что тупая травма головы возникла от не менее трёх прямых травматических воздействий в область головы.
  • Когда речь зашла об изъятой на месте преступления кружке, то допрошенный в суде эксперт не исключил возможность причинения телесных повреждений именно ей, пояснив, что не выдвигал такую версию, так как этот вопрос на экспертизе не задавался.
  • Несмотря на появление новой, вполне реалистичной версии событий суд не стал назначать проведение новой экспертизы, удивился ВС.

«Указанные доказательства свидетельствовали о необходимости проведении комплексной медико-криминалистической ситуационной экспертизы для выяснения возникшей версии причинения потерпевшему телесных повреждений.

Однако суд отказал в удовлетворении соответствующего ходатайства защиты, необоснованно ссылаясь на отсутствие в имеющемся заключении судебно- медицинского эксперта каких-либо противоречий, в том числе, касающихся механизма образования телесных повреждений у потерпевшего.

Таким образом, суд фактически оставил без проверки доводы стороны защиты о том, что именно изъятой судом кружкой при обстоятельствах, указанных свидетелем, могли быть причинены телесные повреждения потерпевшему», — отмечает ВС.

Таким образом, высшая инстанция считает, что  доводы кассационных жалоб защиты и обвиняемого являются обоснованными. В связи с чем ВС отменил состоявшийся по делу и приговор и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Высшая инстанция также определила отменить заключение под стражу обвиняемого, заменив ему меру пресечения на подписку о невыезде.

Адвокаты программы «Человек и Закон» – консультации юристов

Многие потерпевшие, заявившие о совершении преступления сексуального характера, хотят отомстить своему обидчику или заработать на этом денег.

В странах Запада это превратилось в высокодоходный бизнес: женщины говорят об изнасилованиях и домогательствах со стороны богатых и обеспеченных мужчин, чтобы привлечь к себе внимание и получить прибыль.

Большинство правонарушений является выдумкой представительниц слабого пола, а когда те понимают, чем это может грозить бывшему кавалеру, менять показания слишком поздно: за клевету законодательство большинства стран предусматривает наказание, а нести ответственность за свои необдуманные поступки, барышни не хотят.

«Если на время следствия подозреваемого не лишили свободы, не будет лишним ещё раз пообщаться с потенциальной потерпевшей, с целью выяснить её намерения.

Идти на встречу следует не с пустыми руками: речь идёт вовсе не о букете цветов, а о диктофоне, спрятанном в кармане. Его функцию может исполнить и сотовый телефон.

Запись беседы может стать главным доказательством как невиновности подозреваемого, так и попытки оговора со стороны «жертвы» сексуальных домогательств», — говорит адвокат по уголовным делам Сергей Матушкин

Суровые реалии судебной системы нашей страны: менее одного процента приговоров являются оправдательными, вернее 0, 3%.

Большинство людей в мантии являются бывшими сотрудниками правоохранительных органов, и с пониманием относятся к работе бывших коллег.

Если она проделана с грубейшими нарушениями и подсудимого признают невиновным, наказание ждёт следователей и прокурора, утвердившего обвинительное заключение 

«Задержание может быть только в рамках возбуждения уголовного дела. Следователи предложат подписать протокол, отказываться от этого нет никакого смысла.

Эта одна из немногих процедур, которую можно провести без привлечения адвоката, а вот любой разговор с оперативниками лучше проводить в присутствии защитника, тем более, ставить свою подпись в официальном документе», — советует адвокат по уголовным делам Сергей Матушкин  

Читайте также:  Как определить действительное количества наркотика в смеси? - советы опытного юриста

К выбору защитника тоже необходимо подходить внимательно. Государство предоставляет адвоката по назначению, его вызывает следователь. Не сложно сделать вывод, что они зависят друг от друга.

Оперативнику нужен своеобразный помощник, который может закрыть глаза на грубые нарушения УПК, а то и посоветовать подзащитному, признаться в совершении преступления, которого тот не совершал.

В свою очередь, адвокат заинтересован в том, чтобы его звали на следственные действия, ведь это его деньги. 

«Подозреваемый имеет право на общение с защитником до совершения процессуальных действий. Наедине и конфиденциально. Если есть средства на услуги адвоката по соглашению, лучше прибегнуть к его помощи, во избежание вышеописанных проблем.

И самое главное: не стоит врать человеку, от которого во многом зависит будущее задержанного.

Квалифицированный адвокат поможет выстроить линию защиты таким образом, чтобы разрушить позицию обвинения», — считает адвокат по уголовным делам Сергей Матушкин  

Учет судом позиции потерпевшего при назначении наказания

АННОТАЦИЯ

Целью настоящей статьи является анализ судебной практики об учете мнения потерпевшего при назначении наказания. В статье предпринимается попытка классифицировать виды позиций потерпевшего о строгости наказания, выявить обстоятельства, влияющие на его мнение.

ABSTRACT

The aim of the article is to analyze the judicial practice of the taking into account the complainant's opinion when assigning punishment. The attempt to classify types of complainant's positions about severity of punishment and to identify circumstances affecting his opinion is made in the article.

Потерпевший является одной из ключевых фигур уголовного процесса. Согласно ч.1 ст.42 УПК РФ потерпевшим признается физическое лицо, которому в результате совершения преступления причинен физический, имущественный, моральный вред, либо юридическое лицо в случае причинения вреда его имуществу и деловой репутации.

Потерпевший наделен значительным кругом полномочий в уголовном судопроизводстве. Среди многочисленных прав потерпевшего особо необходимо отметить закрепленные в ч.2 ст.42 УПК РФ права дачи показаний, участия в судебном разбирательстве, выступления в судебных прениях, поддержания обвинения, обжалования приговора и других судебных решений.

Согласно п.11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.06.2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», потерпевшему «должна быть предоставлена возможность довести до сведения суда свою позицию по существу дела и те доводы, которые он считает необходимыми для ее обоснования» [1, с.225]. 

В соответствии со ст.389.24 УПК РФ по жалобе потерпевшего обвинительный приговор может быть изменен в сторону ухудшения положения осужденного.

Немаловажным является и право потерпевшего подачи гражданского иска в ходе уголовного судопроизводства, что выступает важным способом защиты материальных и нематериальных благ [1, с.38].

  • Таким образом, потерпевший наделен широким кругом полномочий и его позиция может существенно повлиять на принятие судом итогового решения.
  • В связи с этим возникает закономерный вопрос о том, насколько значимо для суда мнение потерпевшего при назначении наказании либо применении иных мер уголовной ответственности.
  • Для ответа на данный вопрос необходимо обратиться к судебной практике. По сложившейся традиции позиция потерпевшего относительно строгости наказания может выражаться в следующих вариантах, когда потерпевший:
  1. настаивает на строгом наказании;
  2. не настаивает на строгом наказании;
  3. просит прекратить уголовное преследование в отношении подсудимого в связи с примирением с ним;
  4. просит применить иные меры уголовно-правового характера в отношении подсудимого (условное осуждение, отсрочка исполнения приговора и т.п.);
  5. оставляет выбор варианта наказания на усмотрение суда.

Изучение судебной практики показывает, что на выбор позиции потерпевшего по вопросу строгости наказания, как правило, влияют определенные факторы. Смягчение позиции потерпевшего, в основном, зависит от таких обстоятельств, как признание подсудимым своей вины, раскаяние, возврат похищенного имущества, возмещение материального и морального вреда, принесение извинений. 

Рассмотрим несколько примеров из судебной практики по делам со схожей ситуацией и квалификацией, но с разными позициями потерпевшего.

Подсудимые Л. и И., совершили кражу набора инструментов из автомобиля Н. Их действия квалифицированы по п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ. Л. и И.

вину признали полностью, в содеянном раскаялись, активно способствовали раскрытию и расследованию преступления, добровольно возместили имущественный и моральный вред. Потерпевший на строгом наказании не настаивал.

В результате назначено минимально возможное наказание в виде штрафа в размере 5000 рублей [5].

Подсудимые Т. и Н. совершили кражу кур из сарая, принадлежащего К. Действия квалифицированы по п.п. «а, б» ч.2 ст.158 УК РФ. Подсудимые вину признали полностью, в содеянном раскаялись,  возместили ущерб. Потерпевший оставил решение вопроса о строгости наказания на усмотрение суда. В результате назначено наказание в виде 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год [6].

Подсудимый З. совершил кражу электроинструментов из сарая, принадлежащего П. Его действия квалифицированы по п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ. Несмотря на то, что подсудимый вину признал полностью и в содеянном раскаялся, потерпевшая наставила на строгом наказании, поскольку З. не возместил ущерб. В результате назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы [7].

Представленные примеры наглядно показывают, насколько позиция потерпевшего может повлиять на назначенное наказание. Такое положение дел справедливо, поскольку уголовное судопроизводство призвано защищать права и законные интересы жертв преступлений.

Однако в делах публичного обвинения государство охраняет не только права отдельных граждан и юридических лиц, но и интересы общества и государства. А.П. Акользин верно указывает, что «защита прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве, являясь назначением уголовного судопроизводства, не является частным делом самого потерпевшего» [1, с.101].

Нельзя забывать, что окончательное решение о строгости наказания либо об освобождении от него принимает только суд и мнения участников процесса не обязательны для него. М.Ш. Махтаев справедливо утверждает, что «отражение в материалах уголовного дела позиции потерпевшего в значительной мере зависит от усмотрения должностных лиц» [1, с.518].

Интервьюирование судьи со стажем работы по профессии 12 лет показало, что, как правило, суд придерживается позиции потерпевшего о строгости наказания. Однако возможны и отступления от нее.

Если позиция потерпевшего не носит конструктивного характера и продиктована лишь личными обидами и неприязнью к подсудимому, то его мнение вполне может быть оставлено судом без должного внимания.

Потерпевший ни в коем случае не должен злоупотреблять своими процессуальными правами, требовать неадекватного вреду возмещения, проявлять личные обиды и эмоции.

Обобщая вышеуказанное, следует отметить, что позиция потерпевшего о строгости наказания в случае ее адекватности причиненному вреду и поведению подсудимого важна для суда и учитывается при вынесении приговора.

Список литературы:

Мнение потерпевших об УДО и ЗНБМ – право на месть | ZNBM.ru

Федеральным законом No 221-ФЗ от 23.07.2013 года в статью 399 УПК РФ была введена часть 2.1. С тех пор суды обязаны спрашивать мнение потерпевших об УДО или ЗНБМ.

Цели этой новеллы кажутся благими, а результат, как водится, оказался прямо противоположным. Вместо того, чтобы защищать интересы потерпевших, обновлённый УПК ограничивает права осуждённых.

Как же так вышло? Давайте попробуем разобраться вместе.

Потерпевшие против УДО и ЗНБМ

Потерпевшие в уголовном процессе – всегда жертвы. Они пострадали от действий осуждённого сами или потеряли близких.

Суд был для них непростым процессом, в течение длительного времени не дававшим возможности выдохнуть и отвлечься.

И вот преступник наказан, люди только-только начинают немного приходить в себя, как раздаётся звонок или приходит телеграмма из суда – виновник бед собрался выходить на свободу.

Раньше назначенного срока, не отсидев иногда и половины срока (осужденные за ДТП, например, могут подать ходатайство уже с трети срока).

Как? Почему? Несправедливо! Быть против освобождения своего процессуального соперника – совершенно естественно, ведь суд назначил справедливое наказание, за какие это заслуги теперь решили отпустить человека раньше? Потерпевшие негодуют и хотят что-то делать. Каким в этой ситуации может быть мнение потерпевших об УДО?

Закон о мести

Сразу после вступления поправок в силу, в адвокатском сообществе и среде правозащитников их окрестили «Законом о мести». И действительно, как ещё назвать возможность повлиять на судьбу виновника своего несчастья во второй раз, повторно его наказать?

В России удовлетворяется лишь немногим больше половины ходатайств осуждённых об условно-досрочном освобождении и замене неотбытой части наказания более мягким видом. Это очень мало. Прямо скажем, выйти по УДО не так просто.

Чтобы освободиться раньше положенного или перевестись на более мягкий режим отбывания наказания, осуждённый должен доказать, что он не нуждается в полном отбывании срока, хотя бы частично загладить причинённый вред. При этом человек обязан в течение продолжительного времени (не менее полугода) вести себя идеально.

Не секрет, что во многих российских колониях и тюрьмах понимают это требование уж больно буквально. Нередки случаи, когда в УДО отказывают из-за того, что заключённый однажды покурил в неустановленном месте, неровно заправил одеяло или даже слишком усердно мыл пол.

Верховный суд много раз объяснял судам, что незначительные проступки не должны влиять на решения об УДО и ЗНБМ, но районные судьи продолжают игнорировать необходимость давать взвешенную правовую оценку каждому проступку.

На самом деле, соблюдение осуждённым формальных требований к условно-досрочному освобождению или замене неотбытой части наказания более мягким его видом уже говорит о том, что он предпринял достаточно мер к своему исправлению, и достоин если не освобождения, то смягчения наказания точно. У суда есть много поводов не выпускать человека. Теперь к ним добавился ещё один – мнение потерпевших об УДО и ЗНБМ.

Читайте также:  Какие нужны доказательства для признания судом отношений трудовыми? - советы опытного юриста

Не будите зверя

На самом деле, и многих потерпевших можно понять. Напоминание о начавших уже забываться событиях, иногда трагических, может принести не только неприятные воспоминания, но и реальные проблемы.

В качестве примера можно привести дело новосибирского порнографа-педофила, по которому извещения о предстоящем судебном заседании получили более двухсот его повзрослевших к тому времени жертв.

Многие девочки приложили немало усилий, чтобы забыть произошедшее, вновь найти своё место в обществе, обрести друзей и завести семью. Мужья многих их них ничего не знали о прошлом «сибирских мышек».

После судебных повесток и извинительных писем осуждённого некоторые семьи распались, мужья не смогли принять страшное прошлое девушек.

Какой реакции можно ждать от них на суде? Готовы ли они простить человека, продолжающего сказываться на их жизни даже через десятилетие после содеянного? Мнение потерпевших об УДО и ЗНБМ может при таком раскладе оказаться роковым. Более того, многие жертвы преступлений сознательно прикладывают усилия, чтобы осуждённый задержался в тюрьме, и страдал там побольше.

Мнение потерпевших об УДО влияет на решение суда

Кристина Сэндуляк с кафедры уголовного процесса и криминалистики Самарского юридического института ФСИН России полагает, что введение в уголовно-процессуальный закон норм, позволяющих потерпевшим участвовать в процессах по УДО может нарушить права заключенного, существенно увеличить сроки рассмотрения ходатайств и даже привести к развитию коррупции в данной сфере.

Фактически, потерпевшие получили возможность оказывать значительное (вплоть до решающего) влияние на выводы и решения суда.

«Потерпевший не имеет и не может иметь достаточных данных, чтобы судить о готовности осуждённого исправляться на воле» – говорит Михаил Виноградов, один из основателей сервиса «Ходатайства.ру».

А между тем, именно способность человека исправляться без надзора Уголовный кодекс считает основной предпосылкой к смягчению оставшегося наказания.

С точки зрения справедливости, все права и законные интересы потерпевшего соблюдены на этапе вынесения приговора, которым человеку назначено само наказание.

А его права на условно-досрочное освобождение и смягчение наказания касаются уже законных интересов самого осуждённого.

Предусмотренные статьями 79, 80 и 93 УК РФ возможности скостить срок или смягчить условия отбывания связаны исключительно с эффективностью исправления. Другими словами, на этапе исполнения приговора, в приоритете должны быть как раз интересы осуждённого.

Закон и здравый смысл предусматривают лишь ограниченный ряд случаев объективной необходимости в выяснении мнения потерпевшего о возможности УДО или ЗНБМ.

Это случаи, когда осуждённый, оказавшись на свободе, может представлять опасность для самих потерпевших или их родственников (например, если он угрожал им).

Безусловно стоит учитывать и мнения тех потерпевших, чьи исковые требования осуждённый и не пытался исполнять, хотя имел к этому объективные возможности.

В текущем варианте требований закона, осуждённый обязан возместить причинённый преступлением вред полностью или частично. Другими словами, буква закона не предусматривает возможности смягчения наказания для лиц, не возместивших вред совсем.

Законодателю и Верховному суду безусловно стоит обратить на это внимание, защитив должным образом права тех, кто не смог производить выплаты не по своей вине.

В частности это касается тех, кто не мог быть трудоустроен в колонии из-за гражданства другой страны, работал без оплаты труда или, например, весь срок лишения свободы находился в СИЗО.

Разумеется, не должны лишаться права на смягчение наказания и те, кто предпринимал попытки компенсировать вред, но не смог этого сделать по причине действий самих потерпевших, бездействия судебных приставов или ошибок администрации учреждений ФСИН.

Право просить о помиловании или замене наказания более мягким его видом, напомним, закреплено в Конституции Российской Федерации (ст. 50), и нельзя считать справедливой ситуацию, в которой прошение может быть не удовлетворено по независящим от заявителя причинам.

Месть или справедливость?

Рассмотрим пример из судебной практики.

Постановлением Калининского районного суда Санкт-Петербурга (в народе – «Калсуд») осуждённому было отказано в удовлетворении ходатайства о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

При этом и прокурор, и представитель администрации колонии-поселения ходатайство поддержали. Возражал потерпевший, что по всей видимости и стало определяющим фактором при вынесении решения по делу.

Потерпевший в последний момент подал гражданский иск о возмещении морального вреда. При этом попытки осуждённого производить выплаты добровольно не только игнорировал, но и целенаправленно саботировал – не ответил на извинительное письмо, не предоставил реквизитов для перевода денег.

Отчаявшись договориться, осуждённый попросил родителей перевести потерпевшему значительную для его семьи сумму почтовым переводом, на указанный в обвинительном заключении адрес. Перевод получатель не принял, деньги вернулись обратно.

На момент рассмотрения ходатайства в учреждение так и не был представлен исполнительный лист, взыскания в пользу потерпевшего не начались из-за его собственных действий, чего он даже не отрицал в судебном заседании. Прямо заявил, что является обеспеченным человеком, деньги его не интересуют, а при помощи иска лишь хочет продлить наказание.

Осуждённый при этом в колонии трудоустроен, попытки к заглаживанию вины предпринимает, характеризуется положительно. Его ходатайство, напомним, поддержано как учреждением, так и прокуратурой.

Суд отказал в замене наказания более мягким видом по формальным основаниям.

Напрямую мнение потерпевшего, конечно, судьёй не указано, как решающее, однако никакие другие доводы не являлись существенными для принятия положительного решения.

Более того, исключив из текста постановления слово «лишь», использованное судьёй несколько раз, можно получить постановление об удовлетворении ходатайства.

А всего за несколько недель до этого процесса в том же суде случился и другой казус. Ходатайство осуждённого об УДО было удовлетворено при поддержке всех участников процесса, кроме потерпевших. При этом их исковые требования были человеком полностью удовлетворены.

Чтобы продлить лишение свободы, потерпевшие заявили апелляционную жалобу, и осуждённый (полностью выплатив иск в несколько миллионов рублей) остался в тюрьме ждать рассмотрения апелляции. Документ при этом составлен халатно.

Очевидно потерпевшие понимают, что им откажут – просто тянут время, чтобы наказать человека ещё раз.

Верховный Суд РФ против

Между тем, ещё 29 апреля 2014 года Верховный Суд Российской Федерации разъяснил районным судам, что такое положение дел недопустимо. В своём обзоре судебной практики по условно-досрочному освобождению от отбывания наказания ВС РФ указывает:

Некоторые суды сообщили о трудностях, связанных с учетом мнения потерпевшего относительно УДО осужденного. Согласно справкам, поступившим из судов, по этому вопросу имеются различные позиции:

 – по одной из них – мнение потерпевшего по существу ходатайства об УДО имеет для суда рекомендательный характер, поскольку интересы лица, потерпевшего от преступления, в полной мере защищены вступившим в законную силу приговором, – по другой – мнение потерпевшего об УДО осужденного является одним из решающих критериев для разрешения вопроса об УДО.

В связи с этим необходимо обратить внимание судов на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации относительно учета мнения участников судопроизводства при разрешении вопроса об УДО.

В определении от 20 февраля 2007 года N 110-О-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что суд при разрешении возникающих при исполнении вступившего в законную силу приговора вопросов, в том числе об УДО осужденного от отбывания наказания, будучи обязанным обеспечивать права участников судопроизводства по обоснованию своих позиций по делу, не связан этими позициями.

Обзор судебной практики по УДО ВС РФ от 29.04.2014 г.

Жаль, что районным судам и учреждениям ФСИН Верховный Суд, по-видимому, не указ.

С достойным лучшего применения упорством они прилагают все возможные усилия для привлечения к разрешению ходатайств об условно-досрочном освобождении и замене неотбытой части наказания более мягким его видом потерпевших, а также и в 2019 году продолжают связывать себя мнениями лиц, все интересы которых были учтены при вынесении приговора.

Мы считаем, что любое Постановление об отказе в УДО или ЗНБМ можно считать незаконным, несправедливым и должным образом не мотивированным, если суд принимает решение под воздействием лишь мнения потерпевших, при этом не приводя никаких объективных сведений, изученных в заседании и исключающих возможность исправление осуждённого вне учреждения и, тем более, при замене наказания более мягким видом.

А в силу того, что Обзоры судебной практики, публикуемые Верховным Судом РФ безусловно должны доводиться до судей, рассматривающих вопросы об УДО и ЗНБМ, мы будем впредь считать такие отказы заведомо неправосудными, то есть содержащими признаки состава преступления, предусмотренного статьёй 305 УК РФ.

Мнение экспертов ZNBM.ru

Вместо вывода

Как мы с вами установили, внесённые в УПК РФ в 2013 году поправки существенно усилили влияние потерпевших на принятие судами решений о применении условно-досрочного освобождения и замены неотбытой части наказания более мягким его видом.

По сути, потерпевшие получили вполне законное право беззастенчиво мстить своему обидчику, превращая рассмотрение вопроса о смягчении наказания в новый судебный процесс, придавая ему ненужную и незаконную состязательность. Команда ZNBM.ru инициирует несколько судебных процессов и общественных обсуждений выявленной нами проблемы. Следите за публикациями, будет интересно.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *